Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Презумпция непогрешимости Сергея Князева

Председатель Приморской краевой избирательной комиссии Сергей Князев имеет репутацию непогрешимого юриста: за шесть лет работы крайизбиркома под его руководством ни одно из решений комиссии не было отменено в судебном порядке. Современное российское избирательное право напоминает собой сплошное минное поле, и Князев в качестве минера своей ошибки пока не совершил. Более того, беспокойная должность предоставила обильную пищу для научных изысканий Сергея Дмитриевича: 17 ноября прошлого года в Санкт-Петербурге Князев защитил докторскую диссертацию, в которой аккумулирован опыт многочисленных избирательных кампаний последних лет.

Председатель Приморской краевой избирательной комиссии Сергей Князев имеет репутацию непогрешимого юриста: за шесть лет работы крайизбиркома под его руководством ни одно из решений комиссии не было отменено в судебном порядке. Современное российское избирательное право напоминает собой сплошное минное поле, и Князев в качестве минера своей ошибки пока не совершил. Более того, беспокойная должность предоставила обильную пищу для научных изысканий Сергея Дмитриевича: 17 ноября прошлого года в Санкт-Петербурге Князев защитил докторскую диссертацию, в которой аккумулирован опыт многочисленных избирательных кампаний последних лет.

Корреспондент “В” встретился с Сергеем Князевым в его кабинете заместителя директора Юридического института ДВГУ и попросил ответить на ряд вопросов о прошедших декабрьских выборах, о грядущих мартовских, а также о муниципальных выборах во Владивостоке, которые имеют настолько зыбкие сроки и даты, что представляются перманентными, как война в Чечне или мировая революция.

- Сергей Дмитриевич, кого приморцы будут выбирать 26 марта и сколько в этот раз будет избирательных бюллетеней?

- Подавляющее большинство приморских избирателей получит один бюллетень – по досрочным выборам президента Российской Федерации. Что касается жителей Владивостока и Артема, то они также будут участвовать в повторных выборах депутата Государственной думы по 50-му одномандатному избирательному округу. Кроме того, назначены повторные муниципальные выборы в думу Хасанского района по двум округам. И если здесь существует полная определенность, то ситуация, складывающаяся по муниципальным выборам во Владивостоке, неоднозначная. Прежде всего мне хотелось бы сказать о выборах главы муниципального образования Владивостока. Принят устав города, и, казалось бы, главное препятствие, которое мы рассматривали как непреодолимую преграду на выборах главы 19 декабря, устранено. Но не устранено другое препятствие: законодательство края о выборах глав не приведено в соответствие с федеральными законами о выборах президента РФ и депутатов Госдумы в части времени окончания голосования. Хотя мы уже давно направляли свои предложения, используя законодательную инициативу, в краевую думу, воз и ныне там, решение не принято. Это, на наш взгляд, исключало проведение выборов главы Владивостока 26 марта. Крайизбирком высказал настоятельную рекомендацию в адрес и.о. главы администрации города, где просил учесть эти моменты и отменить назначенные им на март выборы. Как вы знаете, Юрий Копылов на основе нашей рекомендации уже издал соответствующее постановление.

Несколько сложнее обстоят дела с выборами представительного органа местного самоуправления краевого центра. Вы знаете, что по восьми округам из 22 мы имеем вакантные депутатские мандаты. На наш взгляд, было бы разумно и целесообразно провести повторные выборы городской думы 26 марта, тем более что противоречий между краевым и федеральным законодательством в этом случае нет.

Интересна позиция горизбиркома. Первоначально он назначил повторные выборы представительного органа на 19 марта, мотивируя это целесообразностью совмещения с повторными выборами депутата Госдумы, которые тоже были назначены на 19 марта. Когда президент подал в отставку и были назначены досрочные выборы, Центризбирком решил переопределить дату повторных выборов Госдумы и назначил выборы по Владивостокскому округу на 26 марта. Мы тут же обратились в городскую избирательную комиссию и предложили также определить новую дату повторных выборов гордумы – 26 марта, что было бы логично и целесообразно. Однако горизбирком принял, на мой взгляд, труднообъяснимое решение. Он отменил дату 19 марта, но не назначил выборы на 26 марта, избрав дату 18 июня. На первый взгляд, с формальной юридической позиции, горизбирком действовал вроде бы правомерно, потому что в течение шести месяцев могут быть проведены повторные выборы. Если бы горизбирком сразу назначил их на 18 июня, у меня не было бы вообще никаких оснований упрекать их в нарушении закона. Но когда он переносит выборы не в целях совмещения на 26 марта, а на июнь, руководствуясь непонятно чем, здесь могут возникнуть вопросы не только с точки зрения целесообразности, но и юридической правомерности. Прерван избирательный процесс, и прерван совершенно не в целях уважения прав избирателей города, не в целях формирования органа местного самоуправления. В каких целях – мне непонятно, ответ на этот вопрос может дать только городская избирательная комиссия.

Поэтому 20 января на заседании краевой избирательной комиссии мы специально уделили внимание ситуации с муниципальными выборами во Владивостоке. Мы пригласили руководство городской администрации и городской комиссии и высказали настоятельную просьбу: еще раз на заседании горизбиркома рассмотреть вопрос о дате выборов Гордумы в целях совмещения с досрочными президентскими и повторными госдумовскими выборами. Замечу также, что в письме председателя Центризбиркома высказывается удивление позицией горизбиркома и содержится настоятельная рекомендация в целях скорейшего формирования органа представительной власти во Владивостоке и уважения прав избирателей города пересмотреть вопрос о произвольном изменении сроков довыборов городской думы и назначить их на 26 марта. Мы договорились, что горизбирком вернется к этому вопросу не позднее 24 января (“В” уже сообщал, что горизбирком по объективным причинам – болезни и командировки его членов - не смог собраться в оговоренный срок. – Прим. ред).

Игнорирование обращения крайизбиркома и фактическое оттягивание – давайте назовем вещи своими именами - сроков формирования представительного органа городского самоуправления, на мой взгляд, нуждается в дополнительных юридических аргументах. Члены горизбиркома должны объяснить свое решение и себе самим, и горожанам.

- Сразу же после выборов 19 декабря председатель горизбиркома Вениамин Чичаев сказал в интервью корреспонденту “В”, что негативный опыт прошедших муниципальных выборов, оттесненных на второй план федеральными выборами, заставляет подумать об отказе от практики совмещения.

- Должен сказать, что и мы, и Центризбирком, напротив, проявляли повышенное внимание именно к выборам городской думы Владивостока. Не исключу возможность того, что если городская комиссия будет настаивать на дате 18 июня, то такого рода действия могут быть подвергнуты опротестованию в установленном законом порядке. На каком основании? Основания должны были быть у горизбиркома и достаточно веские. Например, документы вышестоящих комиссий. Однако, наоборот, наши рекомендации отвергнуты. Пока я ничего не слышал о таких веских основаниях, кроме того, что “они не хотят путаться под ногами”. Но это выглядит неубедительно.

- Сергей Дмитриевич, на том же заседании вашей комиссии 20 января рассматривались жалобы бывшего кандидата в губернаторы Александра Кириличева и председателя думы Приморья Сергея Дудника на обстоятельства проведения выборов 19 декабря. Кроме того, в Верховном суде рассматривается кассационная жалоба Светланы Орловой, снятой с выборов губернатора краевым судом. Способны эти люди добиться каких-либо результатов или это только шум ради шума, ради “паблисити”?

- Давайте по очереди. Что касается жалобы Кириличева на результаты выборов 19 декабря, поступившей к нам, то это жалоба весьма объемного характера – более 100 страниц. Но что она собой представляет? Собрано все, что Кириличев и его доверенные лица уже подавали к нам в крайизбирком в ходе избирательной кампании и по поводу чего они уже получали ответы. Их эти ответы могут не устраивать, но проверка жалоб проводилась, и как правило, оснований согласиться с тем, что в ходе кампании в действиях комиссий или кандидатов, в частности кандидата Наздратенко, присутствовали нарушения закона, у нас не было. Сегодня это все собрано, и чуть ли не как вновь открывшиеся обстоятельства, на которые как бы никто не обращал внимание, преподносится в Центризбирком.

Вынужден признать, что бывший кандидат Кириличев и те, кто готовил ему документы, в некоторых случаях просто плохо разбираются в законодательстве. Они находят нарушения там, где их нет и с юридической точки зрения быть не может. Например, упрек по поводу того, что действующий губернатор не ушел в отпуск, как того якобы требует закон. Напомню, что закон этого не требует: на выборных лиц государственной власти, коим является губернатор, данное требование не распространяется. У меня такое впечатление, что Кириличев действовал по принципу “вали кулем, потом разберем”, как будто большой объем может придать жалобе весомость.

Второе. Совершенно, на мой взгляд, не выдерживает критики, когда нас обвиняют в том, что сначала крайизбирком сообщал о 80 процентах голосов за Наздратенко, а к утру эта цифра сокращалась, дойдя в итоге до 64 процентов. Мы это и не отрицаем, поскольку всегда указывали, сколько процентов бюллетеней уже подсчитано. Никого же не смущало, что на выборах Госдумы “Медведь” лидировал с большим отрывом, пока подсчитывали голоса на Дальнем Востоке и в Сибири, а потом разница сократилась. Когда такого рода аргументы используются, думаешь, что здесь, наверное, нечего сказать по существу. Утопающий хватается за соломинку…

Третий пункт, с которым мы были согласны: действительно, была теснота на избирательных участках, были очереди и неудобства для избирателей, действительно, были недочеты в списках, когда “голосовали” те, кто уже умер. Но как эти факты повлияли на фальсификацию итогов выборов – а в жалобе идет речь о сговоре избирательных комиссий с целью фальсификации итогов голосования, - совершенно непонятно.

Четвертое. В жалобе Кириличева упоминается о том, что крайизбирком, другие избирательные комиссии равнодушно взирали на нарушения законодательства о предвыборной агитации. Но здесь мнения наши расходятся с Александром Дмитриевичем. Мы считаем, что со стороны конкретных кандидатов их не было. Были нарушения со стороны средств массовой информации, отдельных чиновников, но как их можно поставить бездоказательно в вину конкретному кандидату? Например, он говорит: радио Ви-Би-Си отказало мне в публикации моего платного материала, и виноват в этом Наздратенко. Но, извините меня, представьте доказательства, что между ними был сговор. Мы предлагали обращаться в суд, ведь это гражданско-правовые отношения. Если вы заключили договор, а радио отказалось выполнять договор – это дело не избиркома, а суда. Или другой пример: Копылов агитировал за Наздратенко, значит, Наздратенко его к этому принуждал и заставлял. Это, на мой взгляд, никакое не доказательство, тем более что Копылов заявлял: если мне кто-то будет говорить, что этого нельзя делать, я все равно буду агитировать за Наздратенко. Так давайте накажем Копылова, мы не против, он нарушил законодательство, и крайизбирком по этому поводу обращался в прокуратуру, равно как и по некоторым должностным лицам краевой администрации. Но это они должны нести вину, пока не удалось доказать связь с кандидатом. Или у нас уже не действует принцип презумпции невиновности?

И пятый, на мой взгляд, существенный аргумент Кириличева. В жалобе в Центризбирком он приводит данные о том, что результаты голосования по отдельным участкам в Находке, которые они получили заверенными в участковых комиссиях, отличаются от тех, которые затем были обнародованы территориальной комиссией. Однако, когда жалоба поступила к нам, протоколов у нас не было, и мы тут же обратились с просьбой: если вы действительно хотите разобраться по существу в расхождениях в цифрах, то дайте нам ваши заверенные протоколы. Нам каждый день обещали дать и дотянули до 20 января, принесли непосредственно на заседание и положили на стол: нате, разбирайтесь. Мы приняли документы, будем разбираться, но создается впечатление, что люди заинтересованы не столько в разбирательстве по существу, сколько в том, чтобы максимально долго держать в напряжении общественное мнение.

- К чему может привести изучение представленных протоколов?

- В зависимости от того, что нам удастся установить, будем принимать решение. Может быть, это будет повторный подсчет голосов по отдельным участкам, может, это будет внесение уточнений в протоколы. Не исключаю отмену по отдельным участкам, но сейчас трудно сказать. Я не имею такой смелости, как Александр Дмитриевич, чтобы сказать сразу: это фальсификация или, допустим, техническая ошибка. Нужно разбираться…

Между тем некоторым хотелось бы поступать наоборот: сначала давать оценку, а потом изучать данные. Это как раз о второй жалобе, поданной в Центризбирком Сергеем Дудником. Мне просто обидно за тех людей, за десять тысяч человек, работавших в комиссиях разных уровней: глава законодательной власти Приморья в своем письме на имя председателя Центризбиркома обвинил подавляющее большинство комиссий, включая краевую, в том, что они сознательно занимались фальсификацией итогов выборов и в их действиях присутствует состав преступлений, предусмотренных статьями 141 и 142 Уголовного кодекса. Промолчать по поводу такой оценки – это значит признать ее, и именно поэтому мы пригласили его на свое заседание. Мы думали, что он поправится, принесет публичные извинения. Мы говорили: признать преступником по Конституции может только суд, а вы нас уже признали таковыми самостоятельно. Может, вы как-то погорячились? Но Сергей Александрович сказал: я считаю, что эти факты имели место, вы – фальсификаторы выборов, а если после разбирательства выяснится, что это не так, тогда я принесу извинения. Я думаю, что глава законодательного органа должен знать закон. Поэтому наша комиссия 20 января приняла решение обратиться в суд, чтобы Сергей Дудник представил свои доказательства суду, а если их все же нет, принес свои публичные извинения.

Что касается Орловой, то со Светланой Юрьевной ситуация следующего порядка: кандидат в губернаторы обязан представить сведения об имуществе, принадлежащем ему на правах собственности, в том числе общей собственности. Когда Орлова представила такие сведения в крайизбирком, она забыла указать московскую недвижимость и движимость, оформленную на мужа, но находящуюся в общей собственности. Естественно, что крайизбирком обратился в суд, где Светлана Юрьевна заявила о том, что у нее есть соглашение с мужем о разделе имущества. Соглашение в письменном виде, но никоим образом не заверенное, не удостоверенное нотариально или иным образом. По мнению нашему и суда, такого рода соглашение не имеет правовых последствий. Но когда в суде представитель прокуратуры спрашивал у Орловой: есть ли у вас нотариально заверенное соглашение, она, ее доверенные лица отвечали: по закону это не требуется, у нас есть вот такая бумага, и этого достаточно. Суд вынес решение об аннулировании ее регистрации по вышеназванной причине. А недавно к нам пришла копия кассационной жалобы Орловой в Верховный суд, из которой мы с удивлением узнали, что у Светланы Юрьевны в сейфе в Москве есть нотариально заверенная копия соглашения о разделе имущества, но ранее она была лишена возможности ее представить. Я рассказал, как оно было на самом деле, я просто не хочу давать оценку ее поведению. Пусть каждый непредвзятый человек судит сам. Ну а окончательную оценку даст Верховный суд.

- Верховный суд может радикально изменить ситуацию?

- Суд может вернуть дело на повторное рассмотрение в Приморском краевом суде. Склонен полагать, что краевой суд принял по делу Орловой абсолютно обоснованное и правомерное решение.

Автор : Записал Александр КАРТАШОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ограничат переток в долг

Руководство региональной компании “Востокэнерго” угрожает ОАО “Дальэнерго” в два раза сократить объем перетоков в Приморье. В настоящий момент наш край по высоковольтным линиям электропередачи получает порядка 300 мегаватт, что составляет почти четверть от потребности.

Без тепла остались вмиг

Вчера утром для нормального прохождения пиковых нагрузок “Дальэнерго” не хватило 5 мегаватт. В результате под отключения с 6.45 до 7.10 попали жилые кварталы в Ленинском и Советском районах.

Сколько стоит холод в квартире?

Каждый день разрываются редакционные телефоны - возмущенные читатели требуют ответа на вопрос “Почему мы должны платить за пронизывающий холод, поселившийся в наших квартирах?” Полностью платить за отопление в декабре и январе жители не будут, отвечают в ТС ОАО “Дальэнерго”.

“Владэнерго” шлет свои квитанции

Жителям краевого центра следует оплачивать поступающие за электроэнергию счета следующим образом: за период до декабря 1999 года нужно платить по квитанциям “Дальэнерго”, а за декабрь 1999 года, январь 2000 и далее - по квитанциям “Владэнерго”. Такое официальное разъяснение запутанной пока что ситуации, когда приходят квитки об оплате сразу от двух организаций, сделала пресс-служба администрации Владивостока.

Россия теряет авторитет и рынки сбыта вооружений в АТР

Для международного военного сотрудничества на Тихом океане, похоже, настали непростые времена. Канули в историю, судя по всему, совместные учения по связи и маневрированию, оказанию помощи терпящим бедствие на море, совместные российско-американские высадки десанта в России и США. Похоже, теперь еще долго Владивосток не увидит иностранных военных кораблей, как не увидят российский военно-морской флаг в портах государств Тихого и Индийского океанов.

Последние номера