Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Конец гарема директора?

В городском суде Партизанска очень холодно. В редкие январские дни столбик термометра в кабинетах поднимался выше отметки в 10 градусов. В кабинете судьи Валентины Волковой спасаются от холода при помощи двух допотопных обогревателей. Но судья Волкова этих бытовых неудобств не замечала - в ее производстве находилось, наверное, самое громкое уголовное дело последних лет - дело по обвинению бывшего директора Партизанского психоневрологического дома-интерната Иосифа Костина. Он обвинялся в изнасиловании собственных пациентов...

В городском суде Партизанска очень холодно. В редкие январские дни столбик термометра в кабинетах поднимался выше отметки в 10 градусов. В кабинете судьи Валентины Волковой спасаются от холода при помощи двух допотопных обогревателей. Но судья Волкова этих бытовых неудобств не замечала - в ее производстве находилось, наверное, самое громкое уголовное дело последних лет - дело по обвинению бывшего директора Партизанского психоневрологического дома-интерната Иосифа Костина. Он обвинялся в изнасиловании собственных пациентов...

В своих публикациях журналисты "В" неоднократно обращались к ситуации вокруг Партизанского дома-интерната. В марте 1998 года вышел материал "Гарем директора", в феврале 1999 - "Проказник из психушки".

Ад длиной в 4 года


Напомним суть дела. Два года назад группа сотрудников этого медицинского учреждения обратилась в правоохранительные органы с просьбой начать проверку противоправных действий своего директора.

Медики сообщали, что на протяжении последних нескольких лет Иосиф Костин насиловал молоденьких девушек, волею судеб оказавшихся пациентками дома-интерната для умственно неполноценных. В краевой прокуратуре немедленно отреагировали на этот сигнал. В поселок Лозовый был направлен следователь по особо важным делам прокуратуры Приморского края Геннадий Цой. В результате проверки жуткие факты подтвердились. Тут же было возбуждено уголовное дело. Чем дальше продвигалось расследование, тем более страшные факты обнаруживались.

Долгое время большинство из тех, кто знает Иосифа Костина, не могли в это поверить. Многие испытали настоящий шок. Ведь директор дома-интерната не вписывался в классические образы злодеев.

Во время подготовки материала мне довелось встречаться с разными людьми. Большинство из них попросту не могли понять, как такое возможно. Все знали Костина как опытного специалиста, всю жизнь проработавшего в системе здравоохранения; крепкого хозяйственника, за пять лет работы директором ППНДИ сумевшего навести порядок во вверенном ему хозяйстве, сделать капитальный ремонт; орденоносца, награжденного орденом “Знак Почета”, медалями “За доблестный труд” и “Ветеран труда”. О другой стороне биографии директора догадывались лишь немногие.

Расследование продолжалось более 9 месяцев. В обвинительном заключении сказано: “являясь должностным лицом, в период 1994-1998 годов на территории и в помещениях интерната Костин совершал умышленные действия, явно выходящие за пределы его полномочий, предусмотренных п.п.2.1, 2.2 заключенного им контракта с руководителем учреждения социальной защиты населения, ст. 2 раздела 5 устава ППНДИ, раздела 3 должностной инструкции директора ППНДИ, предписывающих ему обеспечивать жизнедеятельность и следить за здоровьем больных, не имея права на их физическое стеснение и изоляцию в нарушение закона Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” от 2 июля 1992 года, используя зависимость от него в силу его должностного положения и беспомощное состояние женщин, обусловленное их психическими расстройствами, а также под угрозами применения насилия в виде помещения в палату с интенсивным наблюдением (медицинский изолятор), предусматривающую физическое стеснение и изоляцию, стремясь удовлетворить свою половую потребность путем полового сношения, совершал насильственные действия сексуального характера и изнасилования женщин, находившихся под его опекой как руководителя дома-интерната, существенно нарушив их права и законные интересы”.

За этими скупыми юридическими формулировками - боль, страх и унижение.

Как следует из обвинительного заключения, все началось летом 1994 года. Тогда жертвами Костина стали две молоденькие девушки - Лариса К. и Вика П. (все имена по понятным причинам изменены). Потом были Света К., Аня Е., Лена З., Женя Л., Таня М. Этот ад продолжался более четырех лет. Угрожая расправой, директор насиловал своих пациенток.

Чуть не произошла еще более страшная трагедия. Доведенная до отчаяния Лена З., не в силах далее терпеть издевательства Костина, решила покончить жизнь самоубийством и вскрыла себе вены. К счастью, помощь подоспела вовремя, и девушка осталась жива.

Гарему директора пришел конец только в январе 1998 года. В один из дней старшая медсестра дома-интерната Сергеева и медсестра Лазаренко застали Костина с поличным, когда тот в одной из палат дома-интерната пытался изнасиловать Таню М. Была создана комиссия, которая опросила девушку, провела медицинское освидетельствование.

Зимой прошлого года уголовное дело в отношении Иосифа Костина наконец было передано в суд, он обвинялся по 6 статьям Уголовного кодекса РФ: ст. 131 ч. 1 - изнасилование, то есть половое сношение с угрозой применения насилия к потерпевшей, с использованием беспомощного состояния потерпевшей; ст. 131 ч. 2 п. “а” - изнасилование с угрозой применения насилия к потерпевшей, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершенные неоднократно лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера; ст.131 ч. 2 п. ”а”,”в” - изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершенное неоднократно, соединенное с угрозой убийства; ст. 110 - доведение лица до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения, систематического унижения человеческого достоинства; ст. 286 ч. 3 п. ”а” - совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия и угрозой его применения, а также ст.133 УК РФ - понуждение лица к половому сношению с использованием служебной зависимости потерпевшей.

Эти странные “отягчающие обстоятельства”


Дело было передано в Партизанский городской суд в конце декабря 1998 года. А весной прошлого года началось его рассмотрение. Суд под председательством опытного судьи Василия Колтунова продолжался более 8 месяцев. В ходе судебного следствия, в ходе исследования собранных доказательств потребовались новые экспертизы, проверки показаний свидетелей.

В ходе заседания суд принял решение исключить из обвинения ряд эпизодов, относящихся к фактам изнасилований Светы К. в 1997 году. Суд посчитал, что следствием по этим фактам не были собраны необходимые доказательства.

Суд также снял с Костина обвинение по статье 110 УК РФ, предусматривающей ответственность за доведение до покушения на самоубийство. Основываясь на показаниях ряда свидетелей, суд посчитал недостаточными собранные в ходе следствия доказательства.

Сняты в конце концов были и обвинения в понуждении к половому сношению с использованием служебной зависимости - ст. 133 УК РФ.

Суд также пришел к выводу, что в действиях Костина не установлено признаков статьи 131 ч. 2 п. “а” и “в”, предусматривающей ответственность за изнасилование с отягчающими обстоятельствами. В результате суд посчитал возможным переквалифицировать обвинения в отношении Костина по более мягкой статье - 131 ч. 1 Уголовного кодекса. То есть, проще говоря, отягчающих обстоятельств, коими считаются беспомощное состояние жертвы, действия, совершенные неоднократно лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера, соединенные с угрозой убийства, суд в преступлениях Иосифа Ивановича не обнаружил.

Говоря о квалификации действий Костина, мы вторгаемся в так называемую “серую область”. То есть, как показывает следственная и судебная практика, точно определить, имеются ли в действиях насильника отягчающие обстоятельства, довольно трудно. Но официальный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации эти вопросы регламентирует довольно жестко - насилие может проявляться в двух формах: физической и психической. Под угрозой (психическим насилием) как способом подавления сопротивления потерпевшей следует понимать запугивание женщины такими действиями и высказываниями, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия. Для квалификации действий по признаку применения угрозы не имеет значения, имел ли виновный намерение осуществить угрозу. В свою очередь угроза убийством (пункт “в” части 2 статьи 131) представляет собой интенсивную психическую агрессию, что и учтено законодателем при определении этого обстоятельства в качестве квалифицирующего. Для квалификации действий подсудимого по пункту “а” части 2 статьи 131 не имеет значения, был ли за это преступление виновный судим или нет, важно, чтобы не истекли сроки давности уголовного преследования. Но... суд решил по-своему.

Суд также не нашел в действиях Костина признаков, определяемых в части 3 пункте “а” статьи 286 УК РФ. Эта часть статьи предусматривает наказание за превышение власти с угрозой применения насилия. Отягчающих обстоятельств - угрозы насилия - суд не обнаружил, квалифицировал содеянное опять же по более легкой статье 286 ч. 1.

Часть действий Костина, по мнению суда, подпадает под действие амнистии, объявленной 24 декабря 1997 года. Таким образом, к моменту вынесения приговора из шести первоначальных статей обвинения были сняты по четырем.

Правда, появилась и другая статья - 171 ч. 1 Уголовного кодекса РСФСР - “Превышение служебных полномочий”.

И тем не менее 10 сентября 1999 года был вынесен приговор. Иосиф Костин был признан виновным по трем относительно мягким статьям - ст. 131 ч. 1, ст. 286 ч. 1 УК РФ и ст. 171 ч. 1 УК РСФСР. Судья Василий Колтунов приговорил подсудимого к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима.

Здесь же, в зале суда, Иосиф Костин был освобожден из-под стражи - подоспела амнистия, объявленная Государственной думой России. Статья 1 “в” постановления Госдумы “Об объявлении амнистии” предполагает освобождение от наказания впервые осужденных, которым определены небольшие сроки заключения, и имеющих государственные награды. Бывший директор Партизанского психоневрологического дома-интерната вышел на свободу.

Сказка о потерянном времени


Часть эпизодов, относящихся к 1994 году, суд исключил из обвинения согласно ст. 78 УК за истечением срока давности. Дескать, если бы вот раньше все это вскрылось, то эпизоды, конечно, оставили бы. А так, извините, - закон есть закон. С таким утверждением, наверное, можно согласиться. Если бы не одно “но” - тревогу в коллективе Партизанского психоневрологического дома-интерната забили еще в 1994 году. В октябре 1994 года группа сотрудников обратилась в прокуратуру Партизанска с заявлением о фактах принуждения к сожительству директором Костиным обеспечиваемых и молодых сотрудниц. Как рассказывает бывшая сотрудница ППНДИ Надежда Трошкова, одиннадцать работников интерната обратились в поисках правды в правоохранительные органы. Была начата следственная проверка, ее поручили следователю А. Губанову. По словам Надежды Николаевны, в тот раз следователь встретился с авторами заявления только один раз - допросил Трошкову и ее коллег. На том все и закончилось. Не дали результата и неоднократные визиты женщин к руководившему в то время прокуратурой Партизанска господину Мазуру. Дело по фактам развратных действий Костина возбуждать не стали - состава преступления прокурорские работники выявить не сумели.

Неоднократно затем сотрудницы Партизанского психоневрологического дома-интерната обращались в различные инстанции. Дошли даже до министерства социальной защиты населения. Минсоцзащиты переадресовал заявление женщин с сопроводительной запиской “разобраться и доложить” № 6-П-22775 от 13 августа 1995 года в управление социальной защиты населения администрации Приморского края. Ответ, отосланный в Минсоцзащиты и авторам запроса, позволю себе процитировать: “Управление социальной защиты населения администрации края сообщает, что группа бывших работников Партизанского психоневрологического дома-интерната с сентября 1994 года обращается в различные инстанции, в том числе в правоохранительные органы, на недостойное, по их мнению, поведение директора Костина И. И.

За этот период времени факты, указанные в письмах, проверялись правоохранительными органами Партизанска. Оснований для возбуждения уголовного дела нет.

Управлением социальной защиты населения администрации края в марте-апреле текущего (1995. - Прим. ред.) года проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности. Никаких серьезных замечаний не установлено. По отдельным недостаткам принимались своевременно меры...

Другие факты вымышлены, новых нет.

Работа Партизанского дома-интерната находится под контролем управления”.

Подписал это письмо за номером 06/4569, датированное 21 августа 1995 года, начальник управления соцзащиты населения Иван Торяник.

После прочтения этого документа возникает ряд вполне закономерных вопросов. Первое: можно ли квалифицировать действия господина Костина всего лишь как “недостойное поведение”? Второе: как же правоохранительные органы и управление социальной защиты населения проводили проверки таким образом, что не смогли ничего установить? И третье: это как надо контролировать деятельность Партизанского дома-интерната, чтобы допустить то, что в конце концов случилось? Ведь если бы чиновники и правоохранительные органы сразу разобрались в ситуации, многих страшных вещей, которые творились в интернате, могло бы и не быть.

Последний вопрос, возникший при прочтении, не мой, а бывшей сотрудницы ППНДИ Надежды Трошковой - имеют ли право работать в органах соцзащиты бездушные люди? Вопрос, наверное, риторический.....

К слову сказать, судьба авторов того - первого - обращения в правоохранительные органы сложилась по-разному. Надежду Трошкову, к примеру, буквально сразу же после написания заявления в прокуратуру уволили по статье 33 ч. 3 Кодекса законов о труде. Статья эта предусматривает увольнение за систематическое невыполнение функциональных обязанностей. Еще одну из подписавшихся - медсестру Толстых - избили прямо на территории ППНДИ. Некоторые из авторов обращения вынуждены были уволиться по собственному желанию после многочисленных угроз, некоторые, смирившись с положением дел, остались работать в доме-интернате.

Ответный ход прокурора


Вынеся свой вердикт, суд определил, что приговор может быть обжалован в семидневный срок. Этим обстоятельством, естественно, воспользовался нынешний прокурор Партизанска Сергей Гуменчук. Он направил протест на решение городского суда. В частности, прокурор вполне резонно засомневался в правильности переквалифицирования статей. В протесте он обратил внимание на то, что суд не узрел отягчающих обстоятельств, хотя, как говорится в документах, “из показаний потерпевших и свидетелей следует, что действия Костина необходимо квалифицировать именно по ст. 131 ч. 2 п “а”.

Неверно, по мнению прокурора, было проведено переквалифицирование на более мягкое обвинение по статье, предусматривающей ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия и угрозой его применения. По мнению Сергея Гуменчука, в соответствии с пунктом 12 решения пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 года действия, связанные с ограничением свободы (помещением обеспечиваемых в медицинский изолятор), необходимо рассматривать как отягчающее обстоятельство.

Прокурор Партизанска также не согласился с решением суда оправдать Иосифа Костина по статье 110 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за доведение лица до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения, систематического унижения человеческого достоинства. По мнению Гуменчука, при решении этого вопроса суд полагался на показания заинтересованных свидетелей, при том, что не были приняты во внимание первоначальные заявления потерпевшей Лены З.

На основании ст. 325 Уголовно-процессуального кодекса России прокурор потребовал отменить приговор и направить дело в партизанский горсуд для рассмотрения в другом составе суда.

В ноябре протест прокурора был рассмотрен в судебной коллегии краевого суда. С большей частью выводов прокурора судебная коллегия согласилась и вынесла определение - приговор отменить.

Согласно решению коллегии эпизод, связанный с доведением до попытки самоубийства, нуждается в дополнительном исследовании в ходе судебного следствия. Нуждаются также в дополнительной проверке эпизоды по статье 286 Уголовного кодекса. Коллегия пришла к выводу о необходимости тщательной проверки показаний потерпевших.

В конце ноября заместитель председателя краевого суда Юрий Ковзан направил уголовное дело по обвинению Иосифа Костина на повторное рассмотрение в Партизанский городской суд. Дело приняла опытнейшая судья Валентина Волкова.

Слушания длились почти два месяца. В ходе судебного следствия вновь тщательно были исследованы все собранные по делу доказательства, передопрошены десятки свидетелей, перепроверены показания потерпевших. Сейчас суд вышел на заключительную стадию. Новый приговор Иосифу Костину будет объявлен в ближайшее время.

Автор : Александр МАЛЬЦЕВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ограничат переток в долг

Руководство региональной компании “Востокэнерго” угрожает ОАО “Дальэнерго” в два раза сократить объем перетоков в Приморье. В настоящий момент наш край по высоковольтным линиям электропередачи получает порядка 300 мегаватт, что составляет почти четверть от потребности.

Без тепла остались вмиг

Вчера утром для нормального прохождения пиковых нагрузок “Дальэнерго” не хватило 5 мегаватт. В результате под отключения с 6.45 до 7.10 попали жилые кварталы в Ленинском и Советском районах.

Сколько стоит холод в квартире?

Каждый день разрываются редакционные телефоны - возмущенные читатели требуют ответа на вопрос “Почему мы должны платить за пронизывающий холод, поселившийся в наших квартирах?” Полностью платить за отопление в декабре и январе жители не будут, отвечают в ТС ОАО “Дальэнерго”.

“Владэнерго” шлет свои квитанции

Жителям краевого центра следует оплачивать поступающие за электроэнергию счета следующим образом: за период до декабря 1999 года нужно платить по квитанциям “Дальэнерго”, а за декабрь 1999 года, январь 2000 и далее - по квитанциям “Владэнерго”. Такое официальное разъяснение запутанной пока что ситуации, когда приходят квитки об оплате сразу от двух организаций, сделала пресс-служба администрации Владивостока.

Россия теряет авторитет и рынки сбыта вооружений в АТР

Для международного военного сотрудничества на Тихом океане, похоже, настали непростые времена. Канули в историю, судя по всему, совместные учения по связи и маневрированию, оказанию помощи терпящим бедствие на море, совместные российско-американские высадки десанта в России и США. Похоже, теперь еще долго Владивосток не увидит иностранных военных кораблей, как не увидят российский военно-морской флаг в портах государств Тихого и Индийского океанов.

Последние номера