Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Высокой моде нужны большие деньги

Когда речь заходит о моде, разговор обычно крутится вокруг того, что будут носить следующей весной (летом, осенью). Мода - это совершенно особенный, сказочный мир, и когда мы видим длинноногих манекенщиц, гордо шагающих по подиуму, или модельера, срывающего заслуженные овации, то даже не задумываемся, что за внешним блеском - тяжелый труд, а путь к вершине славы утыкан такими терниями, что мало кому удается его одолеть.

Когда речь заходит о моде, разговор обычно крутится вокруг того, что будут носить следующей весной (летом, осенью). Мода - это совершенно особенный, сказочный мир, и когда мы видим длинноногих манекенщиц, гордо шагающих по подиуму, или модельера, срывающего заслуженные овации, то даже не задумываемся, что за внешним блеском - тяжелый труд, а путь к вершине славы утыкан такими терниями, что мало кому удается его одолеть.

О Вере Зольцевой заговорили после ее блистательного дебюта на “Подиуме”, когда, несмотря на отсутствие полноценной коллекции, ее работы отметил и высоко оценил сам Зайцев. Публика в зале наверняка этого не заметила, а вот оператор, снимавший шоу, сумел поймать интересный момент: во время показа знаменитый кутюрье что-то чертил в блокноте, между делом наблюдая за происходящим на сцене. Но как только вышла первая модель Веры Зольцевой, он надел очки и, уже не отрываясь, смотрел показ до конца.

Покидая Владивосток, Зайцев наказал ей:

- Немедленно начинай делать коллекцию. Как только будет готово, я лично приеду ее смотреть.

Коллекция - это как минимум 50 изделий, выдержанных в одном стиле. Обойдется она примерно в 20 тысяч долларов - кроме нарядов нужно будет оплатить работу манекенщиц, подобрать им обувь и аксессуары, сделать прически, визаж... Много денег уйдет на ткань.

- Те ткани, что продаются в наших магазинах, - говорит Вера Зольцева, - хороши для обычной одежды, но не для профессиональной коллекции. Знаете, Слава Зайцев рассказывал, что в Европе сейчас появилось совершенно новое поколение тканей и меха. Особенно меня поразил мех - его выделывают, выщипывают, стригут так, что шикарная шуба помещается в дамской сумочке, но при этом выглядит как настоящий пушистый мех. Найти что-то подобное в нашем городе невозможно, а ведь для того чтобы коллекция была на мировом уровне, нужно использовать и соответствующие ткани. Придется делать индивидуальные заказы нашим поставщикам.

О том, чтобы искать спонсора, не может быть и речи - Вера Зольцева и ее муж Павел (который как раз и уговорил жену принять участие в конкурсе) относятся к той категории людей, которые всего хотят добиваться сами.


Бег с препятствиями

Семейство Зольцевых живет по нашим временам неплохо. У Веры нет отбоя от респектабельных клиентов - рабочее время расписано на три месяца вперед. Но нашей энергичной землячке, по-видимому, этого мало. Есть у нее мечта - расширить свой бизнес, быть не просто швеей-надомницей (пусть и замечательной швеей, попасть к которой можно лишь по хорошей рекомендации).

- Наши женщины достойны того, чтобы красиво одеваться, - говорит Вера Зольцева. - Но посмотрите, что им предлагают: псевдоитальянские модели, сшитые где-то в китайской провинции с нарушением всех технологий. Те, кто побогаче, могут, конечно, зайти в бутик, но, как сказал Слава Зайцев, зачастую тамошний эксклюзив - это вещи пятилетней давности, которые не удалось продать в Европе, а затем в Москве.

Пару лет назад Зольцевы купили несколько профессиональных швейных машин в каком-то разорившемся ателье. Но открыть свой бизнес не удалось.

- Получить кредит в банке сегодня не проблема, - рассказывает Павел. - Но на таких условиях... В Сбербанке, например, предлагают 65 процентов годовых плюс залог имущества на сумму, изрядно превышающую ту, которую мы получим. И так везде. Банкиры не хотят рисковать, но и мы тоже - имущества у нас, кроме квартиры, нет, зато есть две дочери. Заложить свою трехкомнатную “хрущевку” - значит поставить на карту их будущее. Не смогли нам ничего предложить и в комитете по поддержке предпринимательства.

Побегав по инвесторам, Зольцевы решили действовать на свой страх и риск:

- Купили мы нашей русской фланели и пошили детские рубашечки, пижамки, ночные сорочки, - говорит Павел. - Ткань отличная - не линяет, не колет тело, не садится. Да и сшила Вера на совесть. Но по закону на все детские товары нужно иметь лицензию. Стоит она 1500 рублей только на одну модель, а у нас и было-то каждого изделия по 10 штук. Вот и получается, что на одну пижамку пришлось бы по 150 целковых, и это еще без стоимости ткани и работы.

Интересно только, требуют ли такие лицензии у луноликих торговцев с “Баляйки”? Ведь товар их не ругает только ленивый, но все равно - берут. Тамошняя дешевизна позволяет закрыть глаза и на кривые строчки, и на то, что после первой же стирки вещь перекосится, сядет, отпечатается абстракционистскими пятнами на простыне, если соприкоснется с ней в стиральной машине...

В итоге всю так и не пролицензированную зольцевскую продукцию с удовольствием разобрали их соседи и знакомые. И до сих пор благодарят Веру за золотые руки - вещи оказались, что называется, “носкими” и детям нравятся.

Больше экспериментировать Зольцевы не стали, хотя мечту открыть собственное дело не забыли.

- Своими силами нам не подняться, - говорят они. - Нужны хорошие инвестиции. Может, после газетной публикации кто-то заинтересуется нами? Мы не ищем спонсора - нам нужен толковый и надежный инвестор. Ведь небольшое швейное производство, подвижное, способное мгновенно приспосабливаться и к веяниям моды, и к запросам каждого конкретного человека, это очень выгодно. Другое дело, что такой быстрой прибыли, как при торговле макаронами, оно не даст.


Ассоциация швейников

- Коллекцию я все-таки сделаю, - говорит Вера Зольцева. - Более того, на “Подиуме” я познакомилась с талантливыми дизайнерами - Артуром Пигульским и его женой Эвелиной Сурначевой, которые заняли второе место в этом конкурсе.

Теперь мы работаем вместе в нашей мастерской. Я шью одежду, а они делают к ней различные аксессуары - шляпки, ремни, сумки, браслеты, пуговицы из самых невообразимых материалов. Используют рыбью кожу, перья, мех, камни. Сейчас клиенты выходят от нас полностью экипированными - осталось лишь найти хорошего сапожника и ювелира.

Во Владивостоке много талантливых людей, только вот “засветиться” удается не всем. Единственный островок, где теплится жизнь, - это театр моды ВГУЭСа. Но доступен он лишь студентам этого вуза, окончив который, большинство ребят превращаются в таких же надомников, как и я. Даже если кому-то и удается сделать коллекцию, показать ее просто негде.

Так у Зольцевых появилась еще одна идея - создать что-то вроде ассоциации, где собрались бы местные модельеры и дизайнеры. Вместе гораздо легче заявить о себе, организовать показ, а там уже и до организации своего дома моды один шаг.

Ничего странного в том, что и Зольцевы, и их друзья не могут получить заслуженное признание широкой публики, нет. Во многом по причине географической - показать свои вещи в Москве, не говоря уже о том, чтобы поучаствовать в международном показе, жителю Владивостока обойдется в такую “копеечку”! Но почему нельзя сделать это в нашем городе, который считается столицей российского Дальнего Востока, но при этом не имеет такого важного столичного атрибута, как индустрия моды? Ведь все предпосылки для этого здесь есть - и талантливые модельеры, и люди, интересующиеся модой. Во Владивостоке неплохо развит шоу-бизнес, есть школы манекенщиц, есть, в конце концов, богатые люди, которые могли бы вложить деньги. Не хватает, наверное, одного - хорошего организатора всей этой “кухни”.

И до тех пор, пока такой человек не найдется, мы по-прежнему будем восхищенно ахать, смотря по телевизору на шикарную одежду от итальянских, французских, японских и прочих далеких от нашего народа дизайнеров. Тем временем наши таланты будут по-прежнему творить для немногих избранных.

Автор : Юлия ИГНАТЕНКО, Юрий Мальцев (фото), "Владивосток"

В этом номере:
Плачь не плачь, а цены вскачь

Старушка рыдала в трубку телефона: официально повышение цены еще не объявили, а некоторые магазины уже торопятся сделать наценку. Муж - инвалид, нищенские пенсии, невозможность, в силу немощи, обивать чиновничьи пороги в поисках помощи. Да и что это даст? Все это тяжким грузом свалилось на старческие плечи. Короче, бабуля обнаружила под подушкой мужа веревку.

Холод - за долги

Акционерное общество “Дальэнерго” официально уведомило городскую администрацию и прокуратуру Артема о возможном отключении отопления в четвертом по величине городе Приморья.

Меньше тепла - меньше плата

На 20 процентов меньше обычных тарифов будут платить жители Владивостока в январе за отопление. Как сообщил корреспонденту “В” директор предприятия тепловых сетей “Дальэнерго” Борис Лебединец, снижение подаваемого тепла по системам в квартиры на 1 градус предполагает уменьшение расчетной стоимости этого вида услуг на 3 процента.

Время платить налоги

Стартовала кампания по декларированию доходов граждан России, которая продлится до 30 апреля. Как сообщили в управлении Министерства по налогам и сборам РФ по Приморскому краю, декларации о полученных в 1999 году доходах должны представить в налоговые инспекции все предприниматели, а также лица, имевшие два и более источников дохода, если он превысил 30 тысяч рублей.

Охота на ежей

О начале заявочной кампании по выделению лимитов промышленной добычи морских ежей в 2000 году объявил соответствующий координационный совет.

Последние номера