Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Новости, события

Последний рейс "Пчелки"

НА БОРТУ этого самолета находилась элита приморской профессиональной авиации. В числе шестерых - два летчика-испытателя 1-го класса, пилот гражданской авиации 1-го класса и два авиатехника, для которых в их специальности не было нерешаемых проблем.

НА БОРТУ этого самолета находилась элита приморской профессиональной авиации. В числе шестерых - два летчика-испытателя 1-го класса, пилот гражданской авиации 1-го класса и два авиатехника, для которых в их специальности не было нерешаемых проблем.

Авиакатастрофа, которая была невозможна

Этой катастрофы не должно было произойти в принципе. Но рок оказался сильнее - он унес сразу три жизни. Он создал ситуацию, при которой благодаря своему профессиональному мастерству экипаж и пассажиры "Пчелки", спасенные единожды, вынуждены были во втором сражении за свою жизнь - теперь уже с кровопотерями и лютой стужей - все же понести большие утраты. Не дрогнув перед обстоятельствами, предрешавшими гибель для всех, они по крайней мере им достойно противостояли.

И поэтому в Арсеньев "грузом-200" вернулись лишь трое из шестерых. Остальные - выжили.

Версии с многоточием


ПРИЧИНЫ этой трагедии устанавливает Приморская краевая транспортная прокуратура. Исследуется сразу несколько вопросов, в том числе и на предмет законности этого авиарейса. Пока с полетом "Пчелки" в Новопокровку, центр Красноармейского района, связывают две главные версии: агитационную и попутно-агитационную (или - агитационно-техническую). Но в этом материале впервые выдвигается третья версия - техническая. И от установленной прокуратурой картины ЧП зависит все - от определения виновников, если они существуют на самом деле, до степени их виновности и меры ответственности.

Итак, версия первая. И самая нежелательная для организаторов этого полета. Она не раз прозвучала по центральному радио и телевидению, назвавшим полет самолета агитационным. Основанием для нее является наличие на борту в качестве пассажиров, как сообщалось в информациях, двух представителей предвыборного штаба кандидата в депутаты Государственной думы Евгения Большакова.

И тогда встает вопрос об оплате рейса - говоря казенным языком, надлежаще ли сделана она? Не замешан ли здесь "черный нал"? В таком случае сам рейс может оказаться незаконным. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Версия... нет, не вторая, а третья: агитационно-техническая. Она тоже звучала в СМИ. Кроме того, на мой звонок в штаб Е. Большакова в пятницу, 10 декабря, мне ответили, что есть договор с владельцами самолета на обслуживание агитационных нужд при следовании его в попутном направлении. И подтвердили, что с самолетом в Новопокровку вылетел В. Пирожков.

Эту версию фактически опровергает помощник депутата Госдумы Е. Большакова Борис Алексеенко, заявивший мне вечером 13 декабря буквально следующее:

- Нашего там... не было ничего!

А как же В. Пирожков? По какой, могу только догадываться, причине произошел такой поворот, но, с точки зрения человеческих отношений, это означает, что большаковцы разом открестились от своего верного солдата предвыборной гонки - Владимира Пирожкова. Можете не сомневаться: он в самом деле был одной из активнейших фигур в агитационной кампании названного кандидата - я это свидетельствую как очевидец.

И версия третья, не прозвучавшая ни в одном из средств массовой информации: полет был чисто техническим. Вот что рассказывает председатель совета учредителей только что созданного "Приморского регионального летно-технического центра", под эгидой которого проходил трагический рейс, Аркадий Яковлев:

- По нашей инициативе и организован этот центр, который мы уже зарегистрировали и готовим к сертификации. Дело в том, что сегодня на руках любителей авиации достаточно много и самолетов, и вертолетов - нужно усиливать контроль за подготовкой их пилотов, проводить техосмотры летательных аппаратов. Задачей новопокровского экспериментального рейса - а в селе живут два наших дельтапланериста - было изучить возможности местного аэропорта для деятельности ПРЛТЦ, наладить связи с районной администрацией. И я лично должен был туда лететь, но по состоянию здоровья остался. Тем не менее задание было выполнено, свою часть работы я перепоручил Александру Кораблеву - в этом рейсе он представлял наш центр.

К сожалению, эта последняя версия не совсем чиста - из-за присутствия на борту по крайней мере одного постороннего в ранге доверенного лица кандидата. Попросился - взяли...

Экзамен для приморской КЧС


Справка “В”. Потерпевший катастрофу “Ан-14” (“Пчелка”) выпущен в конце 60-х годов. Борт № 02373 - одна из последних машин этого типа, собранных на “Прогрессе” до передачи лицензии на их производство Польше. Оставлена на предприятии как самолет-памятник, который простоял несколько лет на площадке заводского музея авиатехники под открытым небом. Самолет является двухмоторным высокопланом металлической конструкции с неубирающимся шасси и двухкилевым вертикальным хвостовым оперением. Конструкционно предназначался для эксплуатации на линиях местного значения, имея в пассажирском варианте грузоподъемность без экипажа - семь человек. Однако из-за дороговизны изготовления он не нашел применения в народном хозяйстве страны и использовался в войсках как штабной самолет. Максимальная скорость у земли - 240 км/час; крейсерская скорость - до 180 км/час. Прост в управлении, надежен в эксплуатации, способен хорошо планировать в случае поломки мотора. Для взлета и посадки не требует бетонных покрытий, может взлетать с грунтовых площадок при минимальной длине разбега. К моменту этой авиакатастрофы, из осведомленных источников, в мире оставалось лишь пять “Пчелок”, две из них летают за рубежом.

Заводской “Ан-14” недавно был восстановлен капитальным ремонтом и получил вторую путевку в небо. Уже немало налетал по Приморью, а недавно авиакомпания “Прогресс” выступила в качестве одного из учредителей ПРЛТЦ, передав эту машину вновь созданной организации в качестве уставного взноса.

ИТАК, 7 декабря 1999 года... Рейс на Новопокровку прошел нормально. Выполнив задачу, экипаж попытался стартовать в Арсеньев, но подвел мотор: из-за неисправности клапана двигатель не запускался. Вызванная с “Прогресса” бригада техников поломку устранила, машина была готова к полету. В экипаже появился еще один борттехник - прибывший в Новопокровку с “летучкой” Владимир Назаров, которому разрешили вернуться домой самолетом.

9 декабря. В 10.50 “Пчелка” взлетела. Через 47 минут связь с ней оборвалась. В 13.45 соответствующее сообщение пришло в КЧС.

Рассказывает заместитель начальника краевого управления по ЧС и ГО Виктор Агранат:

- Уже через 15 минут после получения сообщения о пропаже самолета наша опергруппа действовала. Кроме местных штабов ЧС соответствующие установки получили Дальнереченский, Кировский и Яковлевский РОВД - именно через эти районы проходила трасса полета. В воздух были подняты два вертолета “Ми-8” “Владивостокавиа”, столько же и таких - из Черниговки. А также два “Ми-2” и самолет “Як-18” “Прогресса”. Из Хабаровска в район поиска прилетели самолеты “Ан-12” МЧС и “Ан-26” Хабаровского авиаотряда. Трасса полета была разбита на квадраты, за каждым из которых закрепили барражировавшую в воздухе авиатехнику. Действовали несколько пеших групп. Быстрый исход поисково-спасательной операции решили четко скоординированные усилия всех участвовавших в ней организаций и ведомств.

Действиями приморских спасателей руководили председатель краевой комиссии по ЧС Константин Толстошеин и начальник краевого управления по ЧС и ГО Владимир Башкиров. Опергруппу возглавил Виктор Агранат. К. Толстошеин и В. Агранат прибыли непосредственно в Арсеньев. Общее руководство операцией было поручено первому заместителю начальника Дальневосточного регионального центра МЧС России по Приморскому краю полковнику В. Сухоборову. А опергруппу этого управления возглавил капитан 2-го ранга А. Губарев.

К вечеру 9 декабря руководство поисково-спасательной операции получило две информации, возможно, относящиеся к катастрофе. Из Дальнереченска сообщили, что воспитательница из села Малиново, выводя детей на прогулку, видела, как над рекой Быстрой летел самолет и “чихал черным”. То же, только без “чихания” подтвердили лесозаготовители, работавшие в районе так называемого Пятого ключа. Вторая информация поступила от главы администрации Яковлевского района Анатолия Добрыдина: мальчишки углядели летевший самолет с горевшим двигателем. После анализа ситуации в этом районе выяснилось, что здесь горела тайга и над нею пролетал один из поисковых самолетов. После этого концентрация усилий эмчээсников была перенесена на стык Дальнереченского и Кировского районов.

10 декабря в полдень потерпевший аварию самолет был обнаружен в сопках вертолетом “Владивостокавиа” северо-западнее села Хвищанка Кировского района: экипаж геликоптера среагировал на ракету, выпущенную с земли. С него о находке доложили в краевую комиссию по ЧС и получили команду десантировать фельдшера с медикаментами и трех спасателей. Затем сюда же прибыл черниговский вертолет со спасателями, вертолет из Арсеньева с главным внештатным хирургом города Владимиром Барышниковым. Началось самое главное и самое трудное. И самое психологически сложное.

- Я просто поражаюсь мужеству и мастерству вертолетчиков, - говорил мне В. Барышников, с которым мы беседовали во время его дежурства в центральной городской больнице. - В условиях сильного ветра они около двух часов держали машину над самолетом, чтобы поднять на борт оставшихся в живых. Их поднимали на лебедках, в заранее приготовленных жестких носилках. Как врач я также высоко оцениваю действия владивостокского фельдшера, который очень квалифицированно сделал все необходимое для оказания первой медицинской помощи и подготовки травмированных к транспортировке в больницу.

Да, приземлиться пилотам помешали тайга и крутой склон сопки Берлин, на которых покоится фюзеляж “Пчелки”. Им пришлось работать в зависании, рискуя при порывистом сильном ветре самим превратиться в жертву непогоды.

Что же случилось?


Личное дело. Командир экипажа - пилот 1-го класса Валерий Удалов. После Приморского авиатехникума окончил летное училище, а затем и Ленинградскую академию гражданской авиации. Летал практически на всех приморских авиалиниях, в том числе и на северных маршрутах. Знал климатические и рельефные особенности многих трасс, включая и последнюю. На “Прогрессе” летал командиром экипажа транспортного самолета “Ан-8”. Общий налет часов - более 6 тысяч. После расформирования заводского летного отряда проявил инициативу в создании ПРЛТЦ и возглавил его. Женат, имеет двух дочерей - студенток АрТИ.

Летчик-штурман - Виктор Обревко. Летчик-испытатель (в том числе и “Черных акул”) 1-го класса. Мастер спорта, чемпион мира в составе советской команды 1968 года по высшему пилотажу. На “Прогрессе” отработал в летно-испытательном цехе более 10 лет, недавно вышел на пенсию по выслуге опасного стажа. Является одним из руководителей Приморской федерации сверхлегкой авиации. Женат. Сын Андрей сменил отца в качестве летчика-испытателя на том же предприятии. Есть дочь.

Борттехник Александр Кудряшов - отличный специалист, много лет проработавший на летно-испытательной станции “Прогресса” и освоивший все виды технических систем имевшейся и имеющейся на заводе авиатехники. В настоящее время работает в аэроклубе. Женат, имеет двоих детей.

Вылетевший в обратном направлении борттехник Владимир Назаров также опытнейший специалист, работает в аэроклубе. Женат, двое детей.

Сегодня история с падением самолета обрастает все новыми и новыми подробностями, часто противоречащими друг другу. Мы же обратимся к первоисточнику. И пока не появится заключение прокуратуры, будем руководствоваться им.

... Хирургическое отделение арсеньевской ЦГБ. С разрешения дежурного врача вхожу в палату № 8. С Виктором Обревко мы знакомы давно, и среди других таких же, лежащих “на вытяжке”, сразу же узнаю его. Понимаю, что знакомство - не повод для злоупотребления временем больного при таких обстоятельствах, поэтому сразу же договариваемся:

- Не более пяти минут...

Вот его рассказ:

- До Арсеньева мы не долетели всего 27 минут. Шли долиной реки Быстрой и уже выходили на долину Уссурки, когда резко ухудшилась погода. Решили идти на запасной аэродром. Хотели развернуться и доложить об этом Дальнереченскому районному центру управления полетами. Маневр делаем в условиях видимости в один километр. И все же во время разворота цепляемся за дерево. Удалов берет штурвал на себя, чтобы вырвать самолет вверх, но нас раскручивает на дереве - все. Машина зависает на елках. Все мы серьезно травмированы. Ноги пилотов - мои и Удалова - зажаты педалями, покинуть кабину не удается. Чувствую страшную боль (у В. Обревко оказался перелом ноги, раздроблена лодыжка и множество травм на лице и теле), но пытаюсь все же освободиться. Получается. Потом высвобождаю Удалова, но большего для него сделать не смог. Не было сил вытащить его из кабины. Другие же от боли были в шоковом состоянии и не реагировали на ситуацию. Каждый из нас самостоятельно выбрался на землю. Даже Александр Кудряшов, у которого оказался перелом спины. Он пробежал метр и упал. Пирожков отбежал от самолета и не возвращался. Кораблев отполз по склону вниз и не смог подняться. Я с ним постоянно переговаривался, но в 8 часов утра он перестал отзываться. А перед этим, когда я понял, что взрыва самолета не будет, снова вполз в салон, сбросил вниз теплую одежду - в полете мы были одеты налегке. Потом были слышны моторы двух пролетающих вертолетов, решил, что ищут нас. Стал стрелять из ракетницы. В первый день выпустил пять ракет из пятнадцати. Когда понял, что помощи уже не будет, развел костер, чтобы согревать себя и ребят ночью. Но к костру ни Пирожков, ни Кораблев не подошли.

Это настоящее мужество: быть по сути недвижимым и суметь двигаться. Виктор Обревко всю ночь поддерживал костер, ползком добывая ветки сухостоя, оберегая себя и двоих товарищей от мороза. И все же не уберегся от обморожения одной из ног. К счастью, сегодня опасность гангрены миновала.

Между тем события развивались все более трагически. Снегопад усиливался и продолжался до 12 ночи. Первым, через полчаса после падения самолета, на своем посту умер от потери крови и переохлаждения Валерий Удалов. Потом - так и не одевшийся в теплое Владимир Пирожков. На другой день, в 8 утра, остановилось сердце Александра Кораблева.

Личное дело. Александр Кораблев - полковник запаса, военный летчик-испытатель 1-го класса. Женат, имеет взрослую дочь. В качестве командира армейского вертолета участвовал в операции по спасению экипажа одного из космических кораблей. На “Прогрессе” вел приемку таких всемирно известных боевых вертолетов, как “Ми-24” (“Летающий танк”) и “Ка-50” (“Черная акула”).

Владимир Пирожков - мастер спорта по тяжелой атлетике. Многие годы работал в авиакомпании “Прогресс”, в последнее время был главным энергетиком муниципального жилищно-коммунального предприятия “Арсеньев”. В ходе нынешней избирательной кампании являлся доверенным лицом кандидата в депутаты Государственной думы по 49-му избирательному округу Евгения Большакова. Женат, имеет троих детей.

Послесловие


Несколько слов о наших врачах. О том, что приморские медики профессионально сработали уже на начальном этапе спасения жизней уцелевших, я сказал. В Арсеньев прибыли главный врач краевой больницы Юрий Селютин с нейрохирургом Виталием Талакевичем и большим запасом медикаментов. Взятых на борт В. Обревко, А. Кудряшова и В. Назарова на площадке аэродрома “Прогресса” ждали четыре “скорые”. В город их доставили 10 декабря в 15.25, и борьба за спасение жизней была продолжена уже в стационаре. За операционный стол, на котором лежал наиболее тяжело травмированный А. Кудряшов, встали В. Талакевич и В. Барышников. Операция продолжалась более пяти часов - с 20.30 вечера до 3 ночи. Этот пациент до сих пор находится в реанимации.

В. Назаров отправлен на излечение во Владивосток.

Борьба за их жизни продолжается.

Автор : Виктор ДЕБЕЛОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Птенцы Чубайса” прилетели с миром

Вчера в Приморье прибыла делегация РАО “ЕЭС России” во главе с заместителем председателя правления акционерного общества Андреем Раппопортом.

Новому веку - новые технологии

Парадоксом является тот факт, что рынок Приморья наводнили иностранные товары - мебель, двери, пластиковые окна, которые часто не выдерживают испытание нашим приморским климатом.

Ворота для инвестиций

Конечно, в России сейчас не существует нормальных условий для развития предприятий - зажим идет по всем направлениям: и по энерготарифам, и по налогам, и по кредитам, и по инвестициям... Владимир Щербаков имеет в виду прежде всего то, что нынешняя команда краевой администрации для перспективных предприятий находит возможности снижать контрольные цифры и проценты. А в итоге получается как раз то, о чем в одно из своих посещений написал Евгений Наздратенко на одном из сошедших с конвейера клееных брусов: “Все это фантастика на земле Приморья”. Знать, не зря помогал, обоюдные усилия - исполнительной власти и руководителя-мечтателя не смолола мельница реформ-однодневок, как это часто бывает. Наоборот, предприятие, а вместе с ним и поселок Пластун, процветают, развиваются...

Артем предлагает Дальнему Востоку устойчивое развитие в XXI веке

10-11 декабря в Артеме проходила межрегиональная конференция “Дальневосточные города в ХХI веке”. В ее работе приняли участие ученые, занимающиеся проблемами демографии, экономики и экологии, мэры городов.

Гордый Андреевский флаг

10 декабря военно-морской флот России отметил 300-летие российского Андреевского флага. Торжества по этому поводу прошли и на Тихоокеанском флоте.

Последние номера