Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Дальневосточный залп «военного премьера»

Премьер-министра Путина, похоже, тянуло в Приморье нечто большее, чем публично заявленная "тревога зимы нашей". Зимние тревоги и угрозы, бесспорно, имеют место: премьер ведет войну на нескольких фронтах – от политического и топливно-энергетического до северокавказского. Московские СМИ не без оснований ерничали по поводу переноса плана поездки Путина на Дальний Восток: "Владимиру Путину лучше быть в Москве. Любое его перемещение в пространстве - будь то недавний визит в Хельсинки или предполагаемая поездка в Приморье - провоцирует нарастание слухов и версий".

Премьер-министра Путина, похоже, тянуло в Приморье нечто большее, чем публично заявленная "тревога зимы нашей". Зимние тревоги и угрозы, бесспорно, имеют место: премьер ведет войну на нескольких фронтах – от политического и топливно-энергетического до северокавказского. Московские СМИ не без оснований ерничали по поводу переноса плана поездки Путина на Дальний Восток: "Владимиру Путину лучше быть в Москве. Любое его перемещение в пространстве - будь то недавний визит в Хельсинки или предполагаемая поездка в Приморье - провоцирует нарастание слухов и версий".

Владимир Путин претендует на роль спасителя армии – а значит и страны?

С бала – на крейсер


Отбросив провокации, слухи и версии, Путин прилетел. Причем настолько внезапно скомкав программу хабаровского сбора дальневосточных губернаторов, пышно именуемого "заседанием совета межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия "Дальний Восток и Забайкалье", что сложилось впечатление, что этот ничего не решающий ритуал был для Путина лишь поводом для поездки в сторону "далеко от Москвы". Путин прибыл в Приморье поздним вечером 27 октября - практически на 12 часов раньше запланированного срока. При этом о переносе сроков визита стало известно только за 4 часа до вновь назначенного времени прилета.

Процедура встречи председателя правительства в аэропорту Владивостока была весьма лапидарна и скоротечна – все, что полагается по рангу, но ничего кроме. Спустившись по трапу вместе с приморским губернатором Евгением Наздратенко, Владимир Путин прошел мимо короткой линейки встречающих, в которой практически не было пиджаков и плащей – сплошь мундиры да френчи. Краткий спич перед журналистами – и премьер отправился на крейсер "Варяг", в ведомство командующего Тихоокеанским флотом Михаила Захаренко. Ночные переговоры с адмиралами и генералами не то что за закрытыми дверями, а в "закрытом военно-морском районе", на крейсере – весьма характерны для политика, уже окрещенного "военным премьером" за начатую антитеррористическую акцию на Северном Кавказе, которая, собственно, и сделала из "серого рыцаря плаща и кинжала" нынешнего Путина.

Кому не ответит наш гордый "Варяг"?


Мы не знаем, о чем говорилось в адмиральской каюте на "Варяге". Может быть, не узнаем никогда. Но бесспорно одно: многократно повторяемая мысль губернатора Наздратенко о чрезмерной федеральной нагрузке на Приморский край и прямой обязанности правительства эту нагрузку разделять была произнесена за металлическими переборками крейсера не однажды. И не только Наздратенко.

Мы почти уверены, что Путин, направляясь во Владивосток и так заметно увеличив продолжительность своего визита сюда, уже знал, что этот визит должен быть осенен большой политикой, что ему надо поддержать Наздратенко, чтобы удержать страну хотя бы в нынешнем состоянии "контролируемого накаливания".

Страна задает Путину вопросы. Эмоциональный ура-патриотический угар первых недель присутствия российских войск в Чеченской республике уступил место хладнокровным подсчетам, как и на что мы будем зимовать. Для страны это вопросы выживания, но и для Путина это вопрос выживания тоже. Выживания политического, коли наш премьер всерьез верит в свое политическое будущее и в неизменность расположения Ельцина. Путин как кандидат в президенты вряд ли чего добьется одним лишь бряцанием оружия и хлесткими фразами на грани филологического фола. В условиях “зависания” эмвээфовского кредита, непонятной ситуации с бюджетными обязательствами на следующий год и неразберихи в налоговом законодательстве Путин-премьер не имеет права пускать экономику на самотек.

Плюс ко всему добавились хельсинкские занудства “западных демократий”. Теперь ему отведена роль слушателя всяческих нотаций про то, как надо и как не надо разрешать межнациональные конфликты, а также про права человека, особенно чеченского.

Сдается, что опыта и дипломатического такта Владимира Владимировича может и не хватить на то, чтобы в ответ не вспылить. И точно может не хватить на то, чтобы что-либо достойно ответить. Потому как отвечать ему, по большому счету, нечего.

Может быть, Владивосток и “Варяг” подсказали эти ответы?

Военно-становой хребет экономики


В Хабаровске Путин говорил, что оборонный комплекс - все еще локомотив российской промышленности.

Он сообщил, что в 2000 году будет увеличен государственный оборонный заказ, что положительно скажется на многих предприятиях, в том числе Забайкалья и Дальнего Востока. Вице-премьер Илья Клебанов, который сопровождает главу кабинета министров, подтвердил, что министерству обороны даны соответствующие поручения по усилению обороноспособности и развитию военно-промышленной базы России. Он подчеркнул, что сегодня в связи с ситуацией на Северном Кавказе Россия нуждается в самых современных вооружениях. Поэтому военный бюджет страны будет “во многом переориентирован”, а военный заказ в 2000 году “увеличен в полтора раза”.

Премьер-ястреб? Дальневосточные губернаторы-диктаторы?


Но глянем дальше предгорий Северного Кавказа, о чем и сказал Путин на Дальнем Востоке. Премьер заявляет, что мы должны знать, как нам жить в следующем столетии. Он признает тот факт, что Россия не входит в число наиболее развитых экономических государств мира (только бы страны “Большой восьмерки” это высказывание не услышали!). “Мы, - заявляет Путин, - один из основных поставщиков сырьевых ресурсов для них”. И далее: “Россия практически вытеснена с мировых рынков наукоемкой продукции, исключая рынки вооружений и военной техники”.

Удастся ли вытянуть якорную цепь за это звено? Трудно сказать... Но по крайней мере есть желание потянуть - и опереться на плечи тех, кто хоть что-то пытается делать.

Наздратенко край не заморозит


В этом Путин уверен. У трапа самолета он дословно сказал о топливно-энергетической ситуации в Приморском крае следующее (цитируем буквально, чтобы было потом чем премьера на слове ловить):

“Ситуация напряженная. И могла бы быть намного лучше. Но во всяком случае она лучше в этом году, чем в прошлом. Есть регионы, которые находятся в гораздо худшем положении, к сожалению. Но, и мы об этом говорили на заседании дальневосточной ассоциации, правительство и федеральный центр выполнили все свои обязательства. И не только выполнили, но и добавили на эти нужды дополнительные ресурсы. Они все уже переведены в региональные центры и все уже истрачены. Но это не означает, что мы снимаем с себя на этом этапе всю ответственность. Ни в коем случае. Будем работать вместе с региональными властями, в данном случае с Евгением Ивановичем Наздратенко”.

Но флот не опозорим!


Тихоокеанский флот показал себя во всей красе. И в грязь лицом перед премьером не ударил. В рекордно короткие сроки (менее чем за двое суток) командование ТОФ, получившее указание главкома Владимира Куроедова, смогло вывести в море, подготовить к выполнению ответственного парадно-боевого задания три боевых корабля - гвардейский крейсер “Варяг”, БПК “Адмирал Пантелеев” и эскадренный миноносец “Бурный”.

На “Варяге” Путин и вышел в море. Ракетные стрельбы, отработка задач по постановке средств радиоэлектронной борьбы, мероприятия противолодочной и противовоздушной обороны - все это выглядело красиво и солидно. По свидетельству очевидцев, премьер был буквально потрясен мощью оружия тихоокеанцев. Именно там прозвучали его слова о необходимости возрождения флота.

Свое логичное продолжение эта мысль нашла на проходившей вчера в ДОФе встрече Владимира Путина с офицерами, генералами и адмиралами Тихоокеанского флота. Глава правительства заявил, что Россия должна быть сильной, расширять свое влияние как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и во всем мире. А без сильного военно-морского флота, по словам Путина, не может быть сильной страны. Глава правительства заявил, что период, когда к армии относились как к нелюбимому пасынку, закончился.

Очевидцы рассказывают, что на “Варяге” было заметно, как Путину хотелось поуправлять этой мощью. Впрочем, председателю правительства России хватило такта на капитанском мостике не взять командование боевым кораблем на себя. Однако это прописано в Конституции - ведь мы же знаем, кто на нашем мостике главный...

Автор : Отдел новостей, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Сражение за рыбу у Южных Курил

Богатый морепродуктами промысловый район Южных Курил всегда был объектом пристального внимания браконьеров всех мастей - как доморощенных, так и иностранных. Японцы подводили под свои набеги в наши воды проблему "северных территорий", российские же "рыбаки" никакими высокими политическими мотивами не прикрывались. Их задача была откровенно проста - хапнуть и убежать. С иностранными браконьерами разбирались пограничники, с местными любителями легкой наживы - органы рыбоохраны. Разные подходы и методы сбережения рыбных богатств, а зачастую и нестыковка действий порождали массу проблем, и в конечном счете страдало дело. Очевидно, правительство России учло этот нюанс, когда в 1998 году передало Федеральной пограничной службе РФ функции охраны биологических ресурсов на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне и в открытых морях. Корреспонденты "В", воспользовавшись любезным приглашением начальника ТОРУ ФПС РФ генерал-полковника Павла Тарасенко, отправились в район "боевых" действий - Тихий океан.

Не надо прикрывать экономические ошибки политической шумихой

Рыбная отрасль Приморского края переживает нелегкие времена. Приватизационная кампания фактически привела к простой передаче общенародной собственности в частные руки. Отдельные предприятия края устояли перед жесткими экономическими реалиями “российского капитализма”. Настоящее и будущее таких предприятий, как АО “Находкинская БАМР”, АООТ “Преображенская БТФ”, рыбколхоз “Тихий океан”, АО “Владивостокский рыбокомбинат”, внушают оптимизм. Ряд других предприятий из числа “традиционных” также продолжает противостоять ударам экономических потрясений, и в них не доводят дело до банкротства с громкими конфликтами в коллективах.

Автобусы в движении в сторону пассажиров и развития предприятия

На последнем заседании приморского союза автотранспортников его президентом был избран генеральный директор Владивостокского пассажирского автотранспортного предприятия Валерий МАРИЕНКО. Раньше это предприятие в городе числилось “первым”. Теперь числового порядка нет, поскольку все бывшие государственные структуры развалились. За исключением самого ВПОПАТ. Оно, как и раньше, продолжает перевозить людей в краевом центре. Накануне профессионального праздника - Дня автомобилиста журналист “В” встретился с Валерием Дмитриевичем и попросил его рассказать о проблемах автобусных перевозок.

Третьего не дано

Длительное время среди приморских политиков идет дискуссия: одни считают, что экономическая ситуация стабилизируется, падение производства прекратилось, другие - что продолжается развал экономики. Так что же на самом деле происходит с нашей экономикой? На этот вопрос отвечает доктор экономических наук, профессор, ректор Дальневосточной государственной академии экономики и управления Виктор Белкин:

Это будет удар по рыбакам

На прошедшем заседании Приморского рыбохозяйственного совета был обсужден проект постановления правительства РФ “Об особом порядке осуществления контрольных функций при вывозе отдельных видов живых ресурсов и продукции из них за пределы исключительной экономической зоны РФ”, подготовленный Госкомитетом РФ по рыболовству.

Последние номера