Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Новости, события

Лес тушат - искры летят

Осень в Уссурийской тайге - это всегда пора пожаров. Есть в нашем крае служба, которая каждый день и каждый час должна быть начеку. О том, что волнует в последнее время начальника Приморской авиационной базы охраны лесов Вячеслава ФЕДОТОВА, корреспондент “В” выяснил в короткой беседе.

Осень в Уссурийской тайге - это всегда пора пожаров. Есть в нашем крае служба, которая каждый день и каждый час должна быть начеку. О том, что волнует в последнее время начальника Приморской авиационной базы охраны лесов Вячеслава ФЕДОТОВА, корреспондент “В” выяснил в короткой беседе.

Справка “В”. Вячеслав Федотов окончил лесотехническую академию в Ленинграде. Работал на северо-западной авиабазе в Карелии. Потом учился на курсах летчиков-наблюдателей в Москве и по распределению попал в Приморье. Можно сказать, с Белого моря на Японское. Работал в северных отделениях приморской авиабазы - в Дальнереченске, в Рощино, в Единке, в Тернее. Был летчиком-наблюдателем. Позже был назначен заместителем начальника полетной службы. 18 лет отработал в этой должности. И с этого года возглавил приморскую авиабазу.

- Вячеслав Анатольевич, ваша служба сегодня - это весьма бойкое хозяйство. Как ваши ребята справляются с работой?

- Пока успешно. С воздуха обнаруживаем очаг возгорания, к нему высаживаемся. Обычно это делают либо парашютисты с самолета типа

“Ан-2”, либо с вертолета десантники на специальных спусковых устройствах. Важно своевременно обнаружить пожар и ликвидировать его.

На территории Приморского края - несколько наших авиаотделений. В Артеме, Пограничном, Лазо, Кавалерово, Дальнереченске, Рощино, Тернее и Единке. Количество сотрудников нашей службы в лучшие годы составляло до 450 человек. Сейчас всего 150 человек. 80 из них - парашютисты-пожарные. И вот этот штат обязан держать под контролем 12,5 миллиона гектаров Уссурийской тайги. Получается по 80 тысяч гектаров леса на десантника - это очень много. Естественно, нам явно не хватает людей, чтобы обнаружить и предотвратить возгорание на ранних стадиях. Вот и приходится сосредоточивать максимум усилий на охране лесов лишь севера Приморья.

- Надеюсь, на столь важные дела деньги всегда находятся?

- В последние пять лет мы получаем всего от 16 до 25 процентов необходимых средств. Поэтому регулярное патрулирование практически не проводится. К сожалению, многие пожары обнаруживаем уже тогда, когда они полыхают вовсю. Хорошо, что еще помогают техникой местные руководители.

Раньше мы замыкались на федеральный бюджет. Но в этом году нас передали под крыло Приморского управления лесами. Оно, будем надеяться, не оставит нас без финансовой поддержки. А вообще в год на содержание авиабазы необходимо порядка 16-18 миллионов рублей.

Нам помогает Всемирный фонд дикой природы. В этом году он объявил конкурс малых грантов. Мы рассчитываем, что разработанный нами проект получит финансовую поддержку со стороны фонда. Кроме этого мы также надеемся на завоевание еще одного гранта, который предполагает получение в течение трех лет 200 тысяч долларов. А годовое финансирование приморской авиабазы составляет 6 миллионов рублей. Так что этот грант окажется для приморской авиабазы существенным подспорьем.

Своих воздушных судов у нас нет. Поэтому большое спасибо надо сказать авиаторам края, которые с нами постоянно работают, причем в долг. Нам приходится буквально выбивать деньги из федерального бюджета для того, чтобы оплатить их услуги. Например, в прошлом году мы задолжали “Владивосток-Авиа” 2,5 миллиона рублей. Правда, в нынешнем июне эти долги погасили.

Кроме “Владивосток-Авиа” с нами работает еще одна очень хорошая организация. Она, правда, только становится на ноги. Это первый приморский спортивный клуб РОСТО - бывший ДОСААФ. У них есть вертолеты типа

“Ми-2”, самолет “Як-18т” и в скором времени будет “Ан-2”. С ними выгодно работать еще и потому, что у них самый дешевый летный час в крае. Если, например, вертолет “Ми-2” в среднем стоит 9 тысяч рублей в час, то у них 4,5. Я знаю, что у них были проблемы с получением лицензии на лесоохранные работы. Но по последней информации, в ближайшее время этот вопрос будет решен.

- Есть ли у вашего предприятия возможность зарабатывать деньги самостоятельно?

- Сейчас есть такие перспективы. В зимний период наши парашютисты-десантники будут помогать лесхозам, а их в крае 31, заготавливать древесину. На этих работах рассчитываем получить некоторый доход.

Справка “В”. Приморская авиабаза охраны лесов была организована в 1955 году. Таких подразделений в России насчитывается 21. Все они занимаются охраной лесов от пожаров. Подобные службы в Дальневосточном регионе развиты лучше, чем за Уралом. Это объясняется тем, что местные леса не имеют достаточно обустроенной сети дорог. Поэтому только с помощью авиации можно обнаружить и потушить лесные пожары.

- Есть ли на территории края такие районы, где леса горят систематически, из года в год?

- Это бассейн реки Бикин. Весной горят леса и на юге, но эти пожары, как правило, локальные - с ними справляемся более-менее легко. А вот на севере края, где преобладают хвойные леса, происходят очень серьезные пожары. Если, например, на юге Приморья после весенних палов растительность довольно быстро затягивает выгоревшие места, то на севере в тайге образуются черные дыры, которые не зарастают годами.

- Какова обстановка в этом году?

- Уже произошло 156 лесных пожаров на общей площади в 4,5 тысячи гектаров. И опять горели север Приморья и юг Хабаровского края. Благодаря совместным усилиям Приморского управления лесами и нашей службы с этими пожарами удалось справиться. Помогла и погода.

Если сравнить этот год с предыдущими, то можно сказать, что пока нас бог милует. Сильных пожаров осенью не наблюдалось. Но по сводкам метеорологов, вполне возможны возгорания лесов к концу этого месяца.

- Я знаю, что работа лесных пожарных очень опасна.

- Да, ребята получают много травм. Причем как в самом лесу, когда тушат пожар, так и во время прыжков. Конечно, высаживаются они в особом костюме, в каске и специальной защитной маске, но все это, увы, не всегда спасает. Самые большие потери мы понесли несколько лет назад. На сильном пожаре на севере Приморского края пострадали 16 человек, а один погиб.

- Если не секрет, что получают парашютисты за столь опасную работу?

- К сожалению, страшно мало. Порядка 500-600 рублей. Во время интенсивного горения тайги зарплата может достигать 1000 рублей. Некоторые считают, что пожарных на работе держат льготы. Лично я в этом сомневаюсь. Все, что они заработают, - это досрочный выход на пенсию - в 40-45 лет. Я очень благодарен людям, которые, несмотря на невероятные трудности, работая подчас на голом энтузиазме, все-таки беззаветно преданы нашей опасной профессии.

Автор : Записал Александр АЛЕКСЕЕВ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Сражение за рыбу у Южных Курил

Богатый морепродуктами промысловый район Южных Курил всегда был объектом пристального внимания браконьеров всех мастей - как доморощенных, так и иностранных. Японцы подводили под свои набеги в наши воды проблему "северных территорий", российские же "рыбаки" никакими высокими политическими мотивами не прикрывались. Их задача была откровенно проста - хапнуть и убежать. С иностранными браконьерами разбирались пограничники, с местными любителями легкой наживы - органы рыбоохраны. Разные подходы и методы сбережения рыбных богатств, а зачастую и нестыковка действий порождали массу проблем, и в конечном счете страдало дело. Очевидно, правительство России учло этот нюанс, когда в 1998 году передало Федеральной пограничной службе РФ функции охраны биологических ресурсов на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне и в открытых морях. Корреспонденты "В", воспользовавшись любезным приглашением начальника ТОРУ ФПС РФ генерал-полковника Павла Тарасенко, отправились в район "боевых" действий - Тихий океан.

Не надо прикрывать экономические ошибки политической шумихой

Рыбная отрасль Приморского края переживает нелегкие времена. Приватизационная кампания фактически привела к простой передаче общенародной собственности в частные руки. Отдельные предприятия края устояли перед жесткими экономическими реалиями “российского капитализма”. Настоящее и будущее таких предприятий, как АО “Находкинская БАМР”, АООТ “Преображенская БТФ”, рыбколхоз “Тихий океан”, АО “Владивостокский рыбокомбинат”, внушают оптимизм. Ряд других предприятий из числа “традиционных” также продолжает противостоять ударам экономических потрясений, и в них не доводят дело до банкротства с громкими конфликтами в коллективах.

Автобусы в движении в сторону пассажиров и развития предприятия

На последнем заседании приморского союза автотранспортников его президентом был избран генеральный директор Владивостокского пассажирского автотранспортного предприятия Валерий МАРИЕНКО. Раньше это предприятие в городе числилось “первым”. Теперь числового порядка нет, поскольку все бывшие государственные структуры развалились. За исключением самого ВПОПАТ. Оно, как и раньше, продолжает перевозить людей в краевом центре. Накануне профессионального праздника - Дня автомобилиста журналист “В” встретился с Валерием Дмитриевичем и попросил его рассказать о проблемах автобусных перевозок.

Третьего не дано

Длительное время среди приморских политиков идет дискуссия: одни считают, что экономическая ситуация стабилизируется, падение производства прекратилось, другие - что продолжается развал экономики. Так что же на самом деле происходит с нашей экономикой? На этот вопрос отвечает доктор экономических наук, профессор, ректор Дальневосточной государственной академии экономики и управления Виктор Белкин:

Это будет удар по рыбакам

На прошедшем заседании Приморского рыбохозяйственного совета был обсужден проект постановления правительства РФ “Об особом порядке осуществления контрольных функций при вывозе отдельных видов живых ресурсов и продукции из них за пределы исключительной экономической зоны РФ”, подготовленный Госкомитетом РФ по рыболовству.

Последние номера