Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экономика, финансы

Плюнь на налоги и спи спокойно?

Нет, что ни говори, а в этой несколько хулиганской детской песенке явно сокрыта аллегория о нынешнем налогоплательщике, которого безбожно уже излупцевали сегодняшними драконовскими поборами. И какое там - танцевать, плясать научили, плясать во всю ивановскую! Впрочем, давайте попытаемся проникнуть хотя бы в некоторые аспекты и перипетии сегодняшних мытарств (мытарем издревле именовали сборщика податей, то бишь налогов).

Нет, что ни говори, а в этой несколько хулиганской детской песенке явно сокрыта аллегория о нынешнем налогоплательщике, которого безбожно уже излупцевали сегодняшними драконовскими поборами. И какое там - танцевать, плясать научили, плясать во всю ивановскую! Впрочем, давайте попытаемся проникнуть хотя бы в некоторые аспекты и перипетии сегодняшних мытарств (мытарем издревле именовали сборщика податей, то бишь налогов).

Его по морде били чайником и научили танцевать...

Концерн “Три нуля”


Так некоторые налоговики именуют иные ООО, возникающие как грибы. Вот рассказ об одной “законной” форме укрывательства от налогов. Создается предпринимательская структура. Баланс, то бишь квартальный отчет, будет составляться только по истечении трех месяцев. И еще с месяц можно просуществовать по инерции. То есть, скажем, четыре месяца. Срок достаточный, чтобы прокрутить через счета какие-то финансовые операции. А потом можно бросать “концерн” (штраф за это просто смешной - от двух до пяти минимальных зарплат), не заплатив ни копейки сборов за эти четыре месяца. И что тут сделает налоговая инспекция? Имущества, чтобы арестовать и продать в качестве компенсации за налоги, у “концерна”, естественно, нет. А погашать задолженность за счет личного имущества предпринимателей, как это делается, например, в Америке, у нас в стране не принято. Счета уже предусмотрительно пусты, хотя сделки какие-то проводились и деньги по ним проходили. И что дальше? А дальше та же группа лиц может создавать новое ООО, законом это, увы, не возбраняется, и предприятие, опять-таки увы, зарегистрируют.

Вот еще способ - для него и никакого укрывательства не надо. На предприятиях добросовестно делают начисления по налогам, предоставляют данные в инспекцию, согласно этим расчетам отчитываются. А сами налоги... не платят. Дело в том, что живых денег на предприятии практически не водится. Оно функционирует, держится, являет собой, правда, абсолютно дистрофичный организм, но тем не менее, как сейчас любят выражаться, на плаву. Существует такое предприятие благодаря бартеру (он занимает процентов 90, а то и более, взаиморасчетов), которым и зарплату выдают. Натуробмен, так сказать, меж предприятиями. А налоги... их бартером не погасишь, разве только взаимозачетами, но это ведь тоже безденежная форма расчета. Так что денег нет, а на нет - и суда нет. И иные предприятия живут так уже года два-три. В надежде на лучшие времена?

Третий тост... за налоговиков


В сбитых компаниях обычно третий тост - за любовь. В нашем случае речь идет об очередности прохождения денег. В случаях неуплаты налогов механизм таков: на предприятие направляется требование о погашении задолженности - срок дается 10 дней. Проходит он, положение не меняется - налоговая инспекция выносит решение о принудительной уплате, в бесспорном порядке выставляется на расчетный счет инкассовое распоряжение. Но на счету, скажем, денег нет, а когда они появятся - в первую и вторую очередь идут выплаты по исполнительным листам: по зарплате, пособиям (“регресс”), алиментам и т. д. И только третья - за налоговиками и выплатами во внебюджетные фонды. А на третью “рюмку для тоста” финансовой “влаги” чаще всего уже не наскребается. На предприятиях приспособились (голь на выдумки хитра), подают в суд по зарплате и хоть таким образом выколачивают ее. А еще пошла мода на создание комиссий по трудовым спорам. В суд бегать всякий раз хлопотно, да и не очень приятно. Эту же функцию может выполнить упомянутая выше комиссия с тем же эффектом. Так что, получив зарплату, можно за столом потом поднять третий тост и за налоговиков, которые опять остаются с носом. Правда, в таком случае бюджетники рискуют лишиться зарплаты. Что ж, в нашей стране нынче сверху этот принцип насаждается: каждый тянет одеяло на себя.

У бегемота нету талии...


Это еще одна строчка из той же шуточной детской песенки. А у налоговой системы нет по сей день позитивных изменений. Ведь не от хорошей жизни так мудрят налогоплательщики. А для налоговиков не секрет, что на иных предприятиях ведется двойная бухгалтерия. К тому же чуть что - предприятия прибегают к услугам аудиторских фирм, обращаются в арбитражный суд. В ГНИ по г. Артему даже слегка усомнились, а стоит ли “пропагандировать” сей вредный опыт, о котором говорилось выше? А то возьмет кто-то еще его на вооружение. Но и замалчивать - вроде все у нас распрекрасно, увеличивается сбор налогов - такое разве поможет? Нет, думается, надо об этом говорить, нужно не сокрытие информации, а серьезные перемены. Когда они только наступят?

Помнится, года два, а может, уже и три назад президент в своем очередном послании Федеральному собранию говорил о том, что надо изменить налоговую систему. Давал обещания (как и лечь на рельсы), что это будет сделано в ближайшее время, и уже с нового тогдашнего года пойдет иная жизнь. Тогда думалось: ну, раз даже сам президент все отчетливо понимает... Но и потом еще часто и много говорилось о снижении налогового бремени, ведь именно это в первую очередь не дает возможности экономике подняться с колен. Но не сделано почти ничего. Вот принимали вроде новый Налоговый кодекс, и депутат Госдумы от Приморья Светлана Орлова вроде принимала участие в его разработке. Один вариант был правительственный и девять (!) альтернативных. Ну, казалось бы, слепить что-то разумное из такого количества можно. Можно было бы, да, видимо, не нужно никому... Нет, конечно, некие минимальные изменения новый Налоговый кодекс привнес. Если раньше налоговики давили штрафами и пеней - так понуждали их законы, то сейчас этого нет (правда, уже и давить-то, пожалуй, некого). Пеня значительно уменьшилась, при проверках учитываются смягчающие обстоятельства... Но все это ничтожно мало. Подступались было к реструктуризации долгов предприятий (принимались решения об этом на высшем уровне), но в Артеме произвести ее пока никому так и не удалось, условия для этого изобретены, прямо скажем, иезуитские. А ведь большинство предприятий “сидит на картотеке” (есть такое выраженьице), а по-русски говоря - в долговой яме. На предприятиях слышен общий стон: не реструктуризацию проводить надо, а перекрестить все немыслимые долги да начинать с нуля...

Так и остается наша налоговая система депрессивной и нереализуемой, как ее определил, например, Григорий Явлинский. А Александр Лебедь назвал имеющуюся систему налогообложения абсурдной. Как ее “крестят” люди “внизу”, те, кто постоянно имеет с этой системой дело, и приводить не стоит. И мытари остаются мытарями, они исполнители, их работа сегодня заключает в себе столько мытарств неблагодарной напряженнейшей, на износ, но малоэффективной деятельности. Это утверждают они сами. Словом, нет у бегемота-страны достойной налоговой талии.

В отдельно взятом городе


Ситуацию с налогами можно оценить на примере одного отдельно взятого города, которому приходится выживать вместе со всей страной.

В Артеме в этом году не выполняется план (это понятие условное, но тем не менее оно существует) бюджетных поступлений в федеральный бюджет. За восемь месяцев он “закрыт” на 92 процента. Первое полугодие прошли чуть выше - на 95 процентов. Причина одна - низкая платежеспособность предприятий. Как некоторые из них живут-существуют, рассказывалось выше. Причем если для краевого и местного бюджетов возможность погашения задолженности взаимозачетами по-прежнему существует, и это даже дает местным властям коим-то образом проводить свою политику, лавировать и при отсутствии денежных средств (в Артеме, например, в основном благодаря взаимозачетам был отремонтирован роддом), то на федеральном уровне такая форма уже отмирает. И сама по себе это хорошая тенденция: для нормально функционирующей экономики форма расчетов за долги взаимозачетами неестественна, порождена она также уродливой нынешней налоговой системой. Но пока и это отмирание дает больше издержек. В минувшем году для предприятий (заводы ЖБИ-3, ЖБИ-4, дробильно-сортировочный, шахта “Амурская”), чья работа должна была финансироваться из федерального бюджета (например, выполнение заказа для военных), взаимозачет по налогам проведен не был, и они, так сказать, зависли.

В краевой и местный бюджеты в целом план по бюджетным назначениям выполняется. Но, как уже говорилось выше, взаимозачеты играют в этом большую роль, точнее, расклад таков - фифти-фифти. Вот цифры, например, за июль: всего сбор составил 17,5 млн. рублей, из них зачетами - 8,5 млн.

С начала этого года недоимки по городу в целом выросли на 30 млн. рублей, самая большая цифра в федеральный, в краевой - 4 млн., местный - 7 млн. Самые крупные должники: ДОАО шахта “Амурская”, ЗАО “Мосттоннельстрой”, 153-й авиационный завод, шахтоуправление “Дальневосточное”, ОАО “Примф”, АртемТЭЦ. Как же тут борются с недоимщиками? Ничего нового пока не изобретено, нужны соответствующие условия, чтобы таких головокружительных задолженностей не было. А покуда и пока - производится, например, силовое изъятие налички. За восемь месяцев налоговая инспекция вкупе с налоговой полицией произвела более тысячи “набегов” на кассы предприятий-неплательщиков. “Надоив” при этом в подойник государству более 3 млн. рублей, в 3,3 раза больше, чем за этот же период прошлого года. Действует и другая мера - арест, продажа имущества в счет погашения задолженности по налогам. Это уже известно, арестовать несложно, продать труднее. Но и тут с помощью налоговой полиции почти миллион (более 900 тыс.) уже направлен в госказну. Реформенный “чайник” продолжает “действовать”. Его бы еще направить на тех, кто более всего его заслуживает. Сумел же Примаков “выколотить” 3 млрд. годового налога с Березовского, а такая сумма, говорят, - строка в бюджете на всю культуру в стране. Но зато и страна в очередной раз лишилась одного из постоянно меняемых премьер-министров...

Автор : Михаил МАТВЕЕВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Внимание: штрафы!

Открывая свое дело, многие руководители новых предприятий и частные предприниматели без образования юридического лица и не представляют, какие подводные камни ожидают их при осуществлении предпринимательской деятельности.

Плюнь на налоги и спи спокойно?

Нет, что ни говори, а в этой несколько хулиганской детской песенке явно сокрыта аллегория о нынешнем налогоплательщике, которого безбожно уже излупцевали сегодняшними драконовскими поборами. И какое там - танцевать, плясать научили, плясать во всю ивановскую! Впрочем, давайте попытаемся проникнуть хотя бы в некоторые аспекты и перипетии сегодняшних мытарств (мытарем издревле именовали сборщика податей, то бишь налогов).

Так кто там назвал Приморье дармоедом?

Еще недавно cпикер краевой думы Сергей Дудник во всеуслышание, на всю страну заявлял, что Приморский край со всеми своими жителями – дармоед, что исполнительная власть края не желает заниматься экономикой, вместо этого беспрерывно выпрашивает деньги - трансферты у правительства, на которые край и живет. На что он рассчитывал, вводя в заблуждение приморцев? Что никто не проверит его слова, так как съездить в гости к родственникам в другой регион становится роскошью? Или действительно взял на вооружение страшную истину – “чем невероятней ложь, тем больше у нее шансов сойти за правду”?

Погасить “Огни” не удастся!

Шквал банкротств, пронесшихся за последние несколько лет над предприятиями рыбного хозяйства края, нанес непоправимый ущерб отрасли. Даже налоговая полиция затрудняется дать точную оценку последствиям “второго этапа приватизации”, как иногда называют процедуру финансовой несостоятельности, подчеркивая ее грабительский характер, и лишь приблизительно обозначила сумму потерянных налоговых платежей в один миллиард долларов. Прибавьте к этому сотни потерянных рабочих мест, опустевшие поселки, разграбленные цеха…

За тех, кто в море, лучше пить на берегу

Условия работы и охрана труда на предприятиях рыбного хозяйства Дальневосточного бассейна продолжают стремительно ухудшаться. К такому неутешительному выводу пришли участники региональной конференции, которая в эти дни проходит во Владивостоке.

Последние номера