Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Новости, события

Зачинщика голодовки водворили в карцер

В июне в течение четырех дней в исправительной колонии № 267/47, расположенной в поселке Заводском, часть заключенных отказывались принимать пищу, объявив голодовку. Как сообщал в те дни “В”, данное спецучреждение является лечебно-исправительным. В нем содержатся заключенные, больные туберкулезом. В рассчитанной на 1200 “мест” колонии сначала отказывались принимать пищу 187 человек.

В июне в течение четырех дней в исправительной колонии № 267/47, расположенной в поселке Заводском, часть заключенных отказывались принимать пищу, объявив голодовку. Как сообщал в те дни “В”, данное спецучреждение является лечебно-исправительным. В нем содержатся заключенные, больные туберкулезом. В рассчитанной на 1200 “мест” колонии сначала отказывались принимать пищу 187 человек.

Лечить туберкулез лучше в местах не столь отдаленных

Сейчас представители комиссии по правам человека Приморского края, в которую поступила жалоба осужденных, вернулись из данного спецучреждения и подготовили свою справку относительно положения в колонии № 267/47.

Напомним, что основными причинами, побудившими осужденных к июньской забастовке, являлось неудовлетворительное, с их точки зрения, питание, необеспечение законных жилищно-бытовых условий содержания и плохое обращение с ними со стороны администрации учреждения. Также “контингент” возмущался тем, что в колонию в Заводском прибывали люди, осужденные к отбыванию наказания в колониях общего, строгого и особого режимов. Содержались же все заключенные-туберкулезники вместе, что противоречит закону.

Осужденные просили обращаться с ними “в соответствии со статусом больных, обеспечить им не формальное, а полноценное лечение, строго разграничить деятельность медперсонала и охранников”.

Безусловно, колония - не санаторий, люди, совершившие преступления, не могут позволить себе “излишеств” в нормах питания или условиях содержания. Еще в 1998 году начальник отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний прокуратуры Приморья Вячеслав Бернатович сообщал, что “серьезной проблемой является переполнение сверх установленных лимитов... специализированной колонии для содержания и лечения осужденных, больных туберкулезом”. Вместе с тем им же отмечалось: “Руководством управления исполнения наказаний принимались и принимаются необходимые меры для решения всех сложных задач и проблем, стоящих перед уголовно-исполнительной системой края”. Тогда же прокуратура характеризовала ситуацию в колониях как удовлетворительную, обеспечение осужденных питанием и вещевым довольствием отвечало установленным нормам. Ситуация не изменилась и ныне. Однако водворенные для лечения в 47-ю колонию осужденные считают себя больными и требуют соответствующего обращения и ухода.

Выяснилось, что непосредственным поводом для голодовки стало “выступление” осужденного В. Чернова. Он был недоволен препровождением за нарушения внутреннего режима в помещение камерного типа, проще говоря, карцер. Также он был недоволен бытовыми условиями содержания в нем и питанием. С питанием мы уже разобрались. Что касается остальных причин недовольства, то по ним подробный ответ дал старший советник юстиции Артемовской прокуратуры, куда была направлена жалоба осужденного из комиссии по правам человека, В. Беспалов. Из его справки следует, что никаких нарушений условий бытового содержания в камере тюремного типа администрацией учреждения допущено не было. Что касается самого факта водворения его туда, то “по состоянию здоровья вы (осужденный В. Чернов. - Прим. ред.) можете содержаться в камере тюремного типа. Заключение врача вы можете обжаловать в медотдел ГУИН Приморского края. Действующим уголовно-исполнительным законодательством не предусмотрено никаких льгот и исключений из требований режима отбывания для больных туберкулезом, не находящихся на амбулаторном лечении”.

Таким образом, получается, что зачинщик голодовки попросту решил выместить личную обиду на администрации колонии № 47, агитируя за голодовку.

Что касается лекарственных препаратов, то здесь ситуация выглядит таким образом. Не секрет, что большинство заключенных приносят диагноз туберкулез вместе с собой с воли. Более того, их социальное положение не позволяет им самим проходить полный курс лечения этой болезни “на вольных хлебах”. Большинство из них, только попадая в колонии, начинают принимать лекарства. Как следует из справки комиссии по правам человека, только в июне-июле 1999 года “в аптеку учреждения было поставлено медикаментов широкого спектра действия на общую сумму 231 тысяча 280 рублей... Израсходовано лекарств на сумму 102 тысячи 990 рублей”. Иными словами, каждый из 1200 зеков, а 108 из них уже освобождены по амнистии, получил лекарств на сумму около 900 рублей за полтора месяца. При этом есть стационар, рассчитанный на 140 человек. В нем осужденные находятся под постоянным контролем врачей. Некоторые из препаратов стоят 500 рублей. Многие ли из попавших в колонию на воле могут себе позволить приобрести такие средства? Более того, 60 больных получили прямо в колонии медицинские заключения об установлении второй группы инвалидности “с целью обеспечения дополнительных льгот”. Опять-таки на свободе сделать это многим из них было бы проблематично.

Выходит, все хорошо. Безусловно, определенные проблемы есть. Главная из них - статус колонии. Если сейчас в Заводском лечебно-исправительный статус, то комиссия по правам человека просит присвоить ей статус лечебно-профилактической. В принципе против этого не возражает и руководство ГУИН по Приморскому краю. Руководством Приморского управления исполнения наказаний уже подготовлены и направлены все необходимые документы по этому поводу в министерство юстиции. Новый же статус позволит улучшить условия содержания осужденных, их питание, даст им возможность получать дополнительные посылки и передачи, исключить дисциплинарные взыскания. Например, водворение нарушителя дисциплины в камеру тюремного типа. Из-за этого, напомним, и разгорелся весь сыр-бор в колонии в поселке Заводском. Остается вопрос: захотят ли потом уходить “клиенты” спецучреждения на свободу, которая встретит их гораздо меньшими материальными благами?

Автор : Дмитрий ХАБАЛОВ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Американцы продолжают делиться с нами едой

Американское правительство завершает первую стадию оказания гуманитарной помощи России в виде поставок кормового и фуражного зерна. Только через Владивосток было направлено 287 тысяч тонн пшеницы, 42 тысячи тонн соевых бобов и 40 тысяч тонн кукурузы.

“Я сегодня пойду в аптеку и куплю там рыбьего жиру!”

Выставка “Здравоохранение-99”, проходящая во Владивостоке с 24 по 27 августа, стала очередной и уже традиционной. Однако от предыдущих она приятно отличается составом участников.

“Пищевка” живет и развивается

С введением госмонополии на производство и оборот этилового спирта и алкогольной продукции основные товаропроизводители – “Уссурийский бальзам” и “Арго-1” выпустили за первое полугодие

Жатва - в разгаре

На 23 августа из 100,6 тыс. гектаров ранних зерновых культур убрано 76 тыс. га. Намолочено 83 тысячи тонн зерна. Урожайность в среднем составила 10,8 центнера с гектара, что на 4,5 центнера меньше прошлогоднего.

День кино отпразднуем под “Кадриль”

Из всех праздников, придуманных в новой России, - этот самый негромкий. Сегодня, если кто не знает, - День российского кино. Конечно, наш сегодняшний кинематограф утратил и былое величие, и большой стиль, и многочисленных зрителей, не спешащих нынче заполнять под завязку залы осиротевших кинотеатров. И все же 27 августа остается не только профессиональным праздником для тех, кто делает, продает и показывает кино, но и народным праздником для всех, кто любит его смотреть. А смотреть его любят абсолютно все!

Последние номера