Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Владимир ПЕШКУН: Спасение энергетики не в заклинаниях, а в возврате долгов...

Мораторий на публичное выяснение отношений, который объявил Владимир Пешкун при назначении на должность генерального директора АО “Дальэнерго”, похоже, бесславно закончился. Все приморские СМИ уже заявили не только о “враждебности” его намерений, но и о слабой “арифметической подготовке”. На совещании у первого вице-премьера Аксененко он обещал снизить тариф, а сегодня требует его повышения. Непонятно и непростительно. Поэтому мы попросили его объясниться.

Мораторий на публичное выяснение отношений, который объявил Владимир Пешкун при назначении на должность генерального директора АО “Дальэнерго”, похоже, бесславно закончился. Все приморские СМИ уже заявили не только о “враждебности” его намерений, но и о слабой “арифметической подготовке”. На совещании у первого вице-премьера Аксененко он обещал снизить тариф, а сегодня требует его повышения. Непонятно и непростительно. Поэтому мы попросили его объясниться.

- Владимир Андреевич, не проработав в новой должности и трех месяцев, вы ушли в отпуск. Буквально через два дня коллектив “Дальэнерго” объявил забастовку. Вас обвиняют в безответственном отношении к делу, в том, что вы “жируете”, когда энергетики бедствуют. И еще тариф...

- В потоке обрушившихся на меня обвинений много наносного и предвзятого.

О моих “каникулах”. Не хочу, чтобы меня жалели, но вынужден сказать: в отпуске я не собирался отдыхать. Поездка была связана со сложным курсом лечения сына. Отменить или перенести ее было невозможно. Поэтому и рискнул покинуть Владивосток на две недели. То, что пережил в эти дни, врагу не пожелаю. И хотя у руководства компании осталась вполне надежная команда во главе с исполняющим обязанности гендиректора, прекрасным инженером и организатором Дмитрием Тарасовым, нервы так были напряжены, что я все прервал и срочно вернулся домой.

Вообще-то работа без отпуска, как и работа без зарплаты, - это аномалия, явление крайне вредное и несущее ущерб любой деятельности. И во всем мире хорошим руководителем признается только человек, который может даже на длительное время оставить свой пост, а дело от этого не пострадает. Я с некоторой брезгливостью отношусь к “героям-руководителям”, которые с гордостью заявляют, что не были в отпуске по шесть-восемь лет. Это говорит только об их неумении организовать дело, полном недоверии к людям, о боязни, что подчиненные справятся с задачами лучше “героя” и тем самым подорвут его авторитет.

Поэтому очень доволен, что руководство “Дальэнерго” и в мое отсутствие действовало безошибочно. Будь я в эти дни на месте, вряд ли сработал бы лучше. А весь шум в прессе - это обычная пропагандистская кампания, направленная на то, чтобы взорвать ситуацию. И попытки показать, что я “благоденствую” за счет бедствующих энергетиков, совершенно несостоятельны. Я не получал отпускных, не взял ни копейки “досрочной” зарплаты. Просто готовился к этой поездке давно и подкопил на нее средства заранее.

Об акции протеста энергетиков. Накануне отъезда я встречался с членами забасткома “Дальэнерго”. Разговор у нас был обстоятельный. И казалось, мы поняли друг друга. Во всяком случае, коллеги обещали, что донесут мою позицию до трудовых коллективов, попытаются отодвинуть забастовку до 25 августа, а если и к этой дате не будет выплачиваться зарплата, то перейдут к самым решительным действиям. К сожалению, забастовка началась раньше. Но я благодарен людям за их терпение и выдержку. Форма протеста пока избрана самая мягкая - от энергоснабжения отключаются только неплательщики. Это мы обязаны делать и без объявления забастовки.

Крайняя мера - голодовка на ВТЭЦ-2. Понимаю, люди пошли на нее от отчаяния. И я сделаю все, чтобы как-то им помочь. Хотя считаю неправильным, когда нескольким работникам выплачивается многомесячный долг по зарплате, а остальные получают крохи.

Проблему необходимо решить комплексно, в целом. А путь для этого только один - возврат долгов за потребленную энергию. Усилия в этом направлении предпринимаются нами, руководством РАО “ЕЭС России” на федеральном и местном уровнях. Дело идет очень трудно, но результаты уже есть. Добрую весть из Москвы привез мой первый заместитель Александр Кузьменко. Он работал в командировке в первопрестольной около месяца, добился, что в “Дальэнерго” на днях поступят 27 миллионов рублей. Конечно, здесь не только его заслуга, а многих людей. Тех, кто пошел нам навстречу, поддержал наши требования. Неоценимую роль в решении вопроса сыграли и бескомпромиссная позиция, настойчивость губернатора Приморья Евгения Ивановича Наздратенко.

- А вы за это на губернатора в суд подаете, требуете повышения тарифа?

- Повторюсь. В публикуемых сегодня материалах о “Дальэнерго” очень много наносного, много неточностей. Во-первых, совет директоров нашего акционерного общества никогда и не думал подавать в суд на губернатора. На своем последнем заседании 22 июля он только рассматривал вопросы о подготовке энергосистемы к зиме, о том, как избежать многомиллионных убытков в связи с тем, что тариф не покрывает затрат на производство электроэнергии. А что касается обращений в суд, то мы сделали это в отношении региональной энергетической комиссии. Ведь она приняла поразительное решение. С одной стороны, признала, что повышение тарифа экономически обоснованно и необходимо, а с другой - все оставила на прежнем уровне. И такое обращение в суд вполне правомерно, тут нет никакой сенсации.

О тарифе. Я из местных газет узнал, что, оказывается, обещал до конца года снизить его поэтапно на 20 процентов. Но это далеко от истины. В среднем тариф на электроэнергию по Приморью сегодня составляет 40 копеек, а себестоимость 1 кВт/ч - около 50 (2 цента). Мы ведем заведомо убыточное производство. И ставить вопрос о поэтапном снижении тарифа с моей стороны было бы полной безответственностью, авантюрой. Поэтому во всех своих выступлениях я говорил и говорю только о попытках удержать тариф на нынешнем уровне, не повышать его слишком стремительно.

- Но ваши коллеги, Владимир Андреевич, в том числе и бывший главный инженер “Дальэнерго”, а ныне вице-губернатор Юрий Лихойда, все же говорят о возможности снижения тарифа. К такому результату, считают они, приведет уменьшение расходов на содержание многочисленных филиалов “Дальэнерго”, создание новой структуры - “ВладТЭКа”. Как вы относитесь к этим предложениям?

- Так сложилось, что действительно некоторые филиалы “Дальэнерго” стоили энергетикам слишком дорого. Поэтому с первого дня работы в должности генерального директора я поставил задачу самоокупаемости и прибыльности работы филиалов. И мы ее постепенно решаем. Но проблема оказалась слишком запущенной, фигурально выражаясь, в отдельных филиалах при попустительстве бывшего руководства компании проросли метастазы потребительского отношения к делу, злоупотреблений. Например, шло бездумное (если говорить мягко) разбазаривание основных фондов. За границу продавались по цене металлолома трансформаторы, действующая, редкая и дорогая техника сбывалась на сторону по так называемой остаточной стоимости - в два-три, а иногда и в десятки раз дешевле сложившейся рыночной цены. Мы не дети и понимаем, что такая распродажа была кому-то выгодна. Выгодна настолько, что отдельные руководители АО забывали о необходимости выплачивать зарплату персоналу, потому что сами в ней не нуждались. При филиалах создавались странные коммерческие структуры, призванные приносить прибыль, но плодившие одни убытки. Скажем, в наших Северных электросетях возникло целое предприятие по заготовке леса. Древесину ценных пород продавали за валюту, а куда она тратилась, сказать сегодня чрезвычайно трудно. Еще одна “шуточка” из той же оперы. Например, почти новый, в отличном состоянии джип “Чероки” оформляется как аварийный и не подлежащий восстановлению. Затем он перекрашивается и переходит в личную собственность одного из уволенных руководителей.

Я не называю фамилий этих людей, потому что не хочу громких разбирательств и по-человечески жалею бывших коллег, которых “рынок попутал”. Но хочу, чтобы они знали: многие их “художества” - не тайна за семью печатями.

От руководителей, разрешавших и поощрявших такую “деятельность”, преступивших черту дозволенного, мы и постарались в первую очередь избавиться. К сожалению, их оказалось немало. Поэтому и возникла легенда, что Пешкун “чинит расправу” над высококвалифицированными кадрами. Но почему-то все это на уровне разговоров и сплетен, публикаций в СМИ. А вот привлечь меня за незаконные увольнения к ответственности что-то никто не спешит. Последствия подобных разбирательств окажутся явно не в пользу абсолютного большинства руководящих работников компании, отстраненных от должностей.

О “ВладТЭКе” представители “Дальэнерго” уже высказывались. Не буду повторяться. Здесь отмечу одну деталь. “ВладТЭК” может начаться и успешно действовать только при условии, если в него с первых дней будут вложены инвестиции в десятки миллионов рублей. Об этом заявляют сами авторы проекта. Но откуда возьмутся эти инвестиции, если город даже не способен погасить долги в 700 миллионов за уже потребленную электрическую и тепловую энергию? И второе. Вопрос стоит о собственности, дорогих основных фондах. Коллектив же нашей компании владеет всего 7 процентами акций “Дальэнерго”. Остальное в руках государства в лице Минтопэнерго и РАО “ЕЭС России”. Поэтому когда речь заходит о передаче кому-либо контрольного пакета акций, то обращаться надо не к Пешкуну, а к другим адресатам. Напоследок отмечу, что потеря единого управления энергосистемой, собственные графики работы каждого ее участника сделают функционирование “ВладТЭКа” очень проблематичным.

- Но уже сегодня звучат заявления, что у “Дальэнерго” отбирают Северную котельную во Владивостоке. Городская администрация утверждает, что гасит долги и оплачивает текущее потребление. Денег на зарплату владивостокским энергетикам должно хватить. А они первые бастуют и голодают. Как вы объясните эту ситуацию?

- Я прекрасно понимаю обиду и нежелание мириться с зависимостью от работы всей энергосистемы Юрия Михайловича Копылова. Он действительно в отличие от своего предшественника выполнил ряд обязательств перед энергетиками. Не в полном объеме, правда, но выполнил. Не о деталях речь. Просто Копылов почувствовал, что за счет Владивостока ныне в большой степени содержатся и коллективы других наших филиалов, расположенных за сотни километров от столицы Приморья.

Но иначе просто нельзя. Иначе наступит крах энергетики Приморья. Это надо понять, и я надеюсь, что мы встретимся с Юрием Михайловичем, всесторонне обсудим проблему, найдем компромисс. Во всяком случае, я готов к такой встрече в любое время и в любом месте.

- Вернемся к тарифу. Сейчас все пишут и говорят, что он стал козырем в предвыборной борьбе. Учитывая взаимоотношения нашего губернатора и Анатолия Чубайса, понятно, как козырь будет разыгран. Значит, рост тарифа неизбежен?

- Я не могу быть категоричным в этом вопросе. Со своей стороны делаю все возможное, чтобы удержать его на прежнем уровне. Но резервов “Дальэнерго” для этого недостаточно. К концу года некомпенсированные затраты составят по энергосистеме около 1 миллиарда рублей. Ситуация, очень напоминающая пережитую нами в 1996 году, когда последовал августовский указ президента России о положении в энергетике края.

Я и другие наши специалисты уверены, что правомерно требование увеличения дотации приморским энергетикам. Ведь если в среднем по регионам России федеральные структуры потребляют 8 процентов энергии, то у нас этот процент достигает 30. Проще говоря, на энергетику, всю экономику края тяжелым бременем ложится содержание базирующихся у нас частей армии и флота.

По поводу предвыборной борьбы скажу, что не хочу в ней участвовать ни при какой погоде. Мы сегодня все усилия, свои скудные средства направляем на подготовку к зиме. На станциях увеличивается запас твердого топлива, несмотря на забастовку, ремонтируется и оборудование. Убежден, что мы сумеем нормально подойти к отопительному сезону, если хотя бы частично нам будут возвращены долги федеральными структурами, муниципальными потребителями. Решаем мы и проблему прекращения процедуры банкротства “Дальэнерго”. За короткий срок сократили кредиторскую задолженность на сотни миллионов рублей, перестали бездумно проводить зачеты. Сегодня речь идет только о выплате заработной платы коллективу энергетиков.

Меня, откровенно говоря, поражает поверхностность отдельных высказываний, нахрапистая атака на энергетиков, на меня лично, как на “врага народа”, который не хочет процветания родного края. И это только потому, что мы не даем безответственных обещаний о понижении тарифа. Но ведь совсем недавно вице-губернатор Юрий Лихойда, будучи главным инженером АО “Дальэнерго”, высказывался в том плане, что без инвестиционной составляющей в тарифе уже через три года остановятся все станции Приморья. Будет полностью выработан ресурс оборудования. А сегодня, значит, можно работать и без инвестиции, и себе в убыток?

Это какой-то двойной и не очень чистоплотный подход. Нельзя решать вопрос о тарифе с помощью заклинаний. Как говорили древние, от многократного повторения слова “халва” во рту слаще не становится. Если серьезно заботиться о нормально действующей энергосистеме, то надо решить проблему долгов, полной оплаты текущего энергопотребления. В этом спасение энергетики, а следовательно, и всего края. И совершенно неважно, кто будет возглавлять “Дальэнерго”, - вопрос будет стоять так же. А вот о сбалансированности тарифной политики в стране с федеральными органами можно и нужно спорить. Но лучше это делать вместе, а не порознь.

- Спасибо, Владимир Андреевич. Наша беседа затянулась, хотя мне хотелось бы задать еще несколько вопросов. Особенно по кадровой политике. Надеюсь, вы найдете время поговорить о ней более подробно?

- Обещаю, как только будет в основном у нас завершена реструктуризация аппарата управления. Но и сегодня я открыт для дискуссий, в том числе и публичных. Готов встретиться, например, в открытом теле- или радиоэфире с Юрием Ивановичем Лихойдой, обменяться мнениями о судьбе энерготарифа, да и по другим проблемам. Это не вызов, но мне хочется положить конец кривотолкам с явным политическим акцентом.

Автор : Александр ГЛЕБОВ, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Золотая калитка

Сначала анекдот от Сергея Степашина: "Что надо человеку, чтобы обеспечить себя на всю жизнь?" - спрашивает один чиновник другого. "Только один метр государственной границы", - отвечает собеседник". Бывший премьер России рассказал его на совещании с губернаторами 36 приграничных районов страны. Из его же уст прозвучал и печальный факт: кое-где пункты пропуска стали собственностью негосударственных структур. И началось. Целая серия публикаций в самых различных газетах "убедительно" доказывает, что граница постепенно переходит в частные руки. А "МК" во Владивостоке" написал буквально следующее: "Есть в Приморье и такой погранпереход, который с некоторой натяжкой можно назвать даже не коммерческим, а "личным", потому что построен на деньги одного человека. Это пограничный переход "Полтавка". Подразумевалось, что его владелец - глава муниципального образования Октябрьского района Владимир Кривенко.

Оздоровить... с помощью банкротства

Нашим рыбакам не привыкать работать в штормовом море. Но шторм, который бушует в управленческих кабинетах судоходной компании “Востоктрансфлот”, будет пострашнее любого океанического тайфуна. Происходящая на наших глазах борьба за собственность между командами Милашевича и Остапенко грозит просто-напросто утопить остатки некогда крупнейшего в мире рефрижераторного флота.

Даже кур не забыл авиастроитель...

Арсеньевская авиакомпания “Прогресс” приступает к изготовлению очередной партии поилок для птицекомбината “Надеждинский”. Это современные, надежные в эксплуатации устройства, способствующие высокой продуктивности кур в условиях промышленного ведения такого хозяйства.

Каспийская килька выпускается в Приморье

Выпуск необычного продукта - кильки ...каспийской освоила холдинговая компания “Дальморепродукт”. Ее доставляют во Владивосток в свежемороженом виде из Астрахани самолетом через Москву.

Нужно прекратить растаскивать металл

Проблема со сбором и переработкой металлолома всегда была головной болью для нашей страны. Начавшаяся в нашей стране перестройка экономики поставила окончательный крест на переработке металлолома. Кризис неплатежей, возросшие ж/д тарифы и прочие “прелести” свободного рынка привели к полному параличу перерабатывающих предприятий. Частный же предприниматель старался в первую очередь продать за рубеж цветной металл. За него покупатели готовы были платить в несколько раз больше, чем за черный. Проблемы по заготовке и переработке этого товара частники решили просто - создали сеть пунктов скупки цветного металла. Сбором и доставкой этого металла на пункты приема занималось население, чаще всего безработное. Ведь там с поставщиками расплачивались сразу. Итоги этой деятельности известны всем: это взломанные трансформаторные будки, украденные километры проводов, сорванные таблички с надгробных плит.

Последние номера