Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

Золотая калитка

Сначала анекдот от Сергея Степашина: "Что надо человеку, чтобы обеспечить себя на всю жизнь?" - спрашивает один чиновник другого. "Только один метр государственной границы", - отвечает собеседник". Бывший премьер России рассказал его на совещании с губернаторами 36 приграничных районов страны. Из его же уст прозвучал и печальный факт: кое-где пункты пропуска стали собственностью негосударственных структур. И началось. Целая серия публикаций в самых различных газетах "убедительно" доказывает, что граница постепенно переходит в частные руки. А "МК" во Владивостоке" написал буквально следующее: "Есть в Приморье и такой погранпереход, который с некоторой натяжкой можно назвать даже не коммерческим, а "личным", потому что построен на деньги одного человека. Это пограничный переход "Полтавка". Подразумевалось, что его владелец - глава муниципального образования Октябрьского района Владимир Кривенко.

Сначала анекдот от Сергея Степашина: "Что надо человеку, чтобы обеспечить себя на всю жизнь?" - спрашивает один чиновник другого. "Только один метр государственной границы", - отвечает собеседник". Бывший премьер России рассказал его на совещании с губернаторами 36 приграничных районов страны. Из его же уст прозвучал и печальный факт: кое-где пункты пропуска стали собственностью негосударственных структур. И началось. Целая серия публикаций в самых различных газетах "убедительно" доказывает, что граница постепенно переходит в частные руки. А "МК" во Владивостоке" написал буквально следующее: "Есть в Приморье и такой погранпереход, который с некоторой натяжкой можно назвать даже не коммерческим, а "личным", потому что построен на деньги одного человека. Это пограничный переход "Полтавка". Подразумевалось, что его владелец - глава муниципального образования Октябрьского района Владимир Кривенко.

Утверждается, что пограничный автомобильный переход "Полтавка" принадлежит частному лицу

Интригующая информация. Поэтому и поехали в Покровку - к человеку, который якобы владеет искомой "золотой калиткой".

Не мое. А жаль


Владимир Кривенко, глава муниципального образования Октябрьского района:

- Каюсь, изначально идея подключить к строительству перехода частный, акционерный капитал и средства местных предприятий принадлежит мне. А что было делать, если государство в конце 80-х-начале 90-х годов, открыв границы с КНР для более или менее свободного экономического сотрудничества, совершенно не финансировало обустройство пунктов пропуска.

В те годы правительство поручило Минавтотрансу обустроить переходы по временной схеме. Между прочим, “Полтавка” тоже стояла в перечне этих новостроек. Именно его местное подразделение нынешнего ОАО “Приморавтотранс” открыло переход в “Сосновой пади”, что в Пограничном районе. А на “Полтавку” сил у них уже не хватило.

Может, и не стали бы мы особенно суетиться со строительством, если бы не поездка делегации района, куда входил и я, к нашим китайским соседям в Дуннин - через Гродеково, Суйфэньхэ. Приезжаем, нас везут на границу, откуда мы могли бы полюбоваться на свой район, но нам показывают... уже вчерне возведенный пункт пропуска со всеми необходимыми постройками для различных служб. Даже уже и дорогу подтянули. А ведь китайцы, восточный народ, просто так ничего не делают: этими смотринами, ничего не сказав и ничем не упрекнув, они вогнали нас в краску - ведь с нашей стороны не было вбито еще ни колышка, и гостеприимные хозяева это знали.

Рассчитывать на централизованные источники финансирования было сложно. Поэтому тогдашнее руководство нашего района решило начинать стройку своими силами. А мне предложили организовать эту работу. И я согласился - с должности начальника сельхозуправления района ушел практически в никуда.

Сначала создали ассоциацию, куда вошли юридическими лицами предприятия Октябрьского и Уссурийского районов. Предполагалось, что члены ассоциации внесут какие-то средства, и мы своими силами скоренько оборудуем переход - сначала по временной схеме, а потом возведем и капитальные строения. Но денег, как всегда, не нашлось, и мы начали подтягивать более или менее богатые структуры. Прошли несколько реорганизаций, и теперь владельцем всех построек является ЗАО “Импульс”. Между прочим, в числе его акционеров нет ни одного физического лица, тем более Владимира Кривенко, то есть меня. А ведь говорят, что я - единоличный владелец перехода и только и делаю, что стригу купоны. Больше того, утверждают, что именно поэтому я стал главой муниципального образования. Это мнение пограничников, а точнее - командующего округом Павла Тарасенко. Я очень сожалею, что Павел Павлович, занимающий столь высокую должность, позволил себе столь резкие публичные высказывания. Я не сомневаюсь, что он прекрасно знает, а если не знает, то легко мог бы узнать о настоящем положении дел, о фактической форме собственности автоперехода “Полтавка”.

С Владимиром Кривенко мы посетили этот пункт пропуска. Ездили почти ночью, потому что в апреле, когда журналисты “В” попытались официально на него проникнуть, пограничники их не пустили. Ну а поскольку последние здесь “работают” до 17, а сторожу с собакой до нас не было никакого дела... то сами понимаете. Но речь не об этом, а о переходе. Превосходные степени здесь неуместны - абсолютно функциональное, если можно так выразиться, “учреждение” с добротным зданием для пропуска автомобилей в обе стороны, в котором оборудованы помещения для таможни, пограничников, других подразделений федеральных структур. А в прошлом году ввели в эксплуатацию отдельно стоящее здание, где разместились карантинные службы.

Все это построено на средства акционеров ЗАО “Импульс”. А еще три капитальных моста, асфальтированная дорога - словом, все до последнего гвоздя. Между прочим, сейчас основные фонды пункта пропуска оцениваются в 8 миллионов рублей. Они, эти миллионы, принадлежат в том числе комитетам по управлению имуществом Уссурийского и Октябрьского районов, ОАО “Приморавтотранс”, другим коллективным акционерам - все имеют по 10 процентов акций. Лишь СП “Дальсо-Пасифик” обладает долей в 20 процентов, и с этой точки зрения действительно непонятно, почему Владимира Кривенко называют хозяином перехода. Почему, например, не главу муниципального образования Уссурийска Владимира Ведерникова, имеющего к Полтавскому переходу точно такое же отношение и через свой комитет по управлению имуществом обладающего точно таким же пакетом акций? А и в самом деле, кто здесь хозяин и вообще есть ли он?

Мальчик для битья


Вячеслав Киселев, начальник Уссурийской таможни:

- Мне пришлось непосредственно заниматься строительством пункта пропуска в “Сосновой пади”, потому что работал тогда в Гродеково. ОАО “Приморавтотранс” обустроил, конечно, переход по временной схеме, а вот все нынешнее великолепие там финансировалось через наше Дальневосточное таможенное управление. И я помню, чего это нам стоило. Приходилось заниматься всем - от поисков гвоздя до обеспечения водой. Из-за одной дороги столько нервов спалили. Вы понимаете, с китайской стороны прямо к границе подходил асфальт, а с нашей стороны он заканчивался сразу за поселком Пограничным, а дальше шла обычная колея, по которой в дождливую погоду не каждый водитель рисковал проскочить к переходу. В те годы мы и встретились с Владимиром Кривенко.

В Полтавке тогда стоял таможенный пост, но какой! Дряхлый вагончик, шлагбаум, деревянный мостик, а вокруг болотина. Владимир Александрович объяснил, чего добивается его ассоциация, впоследствии акционерное общество, и я рассказал ему лишь о технологии пункта пропуска: показал, где и что должно стоять, как оборудовано. Все. А результат вы видите сами.

Хочу особенно подчеркнуть: это не “Сосновая падь”, где нам пришлось упираться до седьмого пота. Сюда мы, как и другие службы, пришли на все готовое. Более того, когда вылезли из своего вагончика, сразу потребовали стол, стул, телефон, факс, прочие простейшие атрибуты канцелярии. И все было предоставлено. Как и все остальное, между прочим, за счет все того же “Импульса”. И сейчас он выполняет все требования, которые предъявляются к подобного рода пунктам. Нужен светофор? Поставили. Нужны навесы? Нате, получите.

Вопрос о хозяине перехода вообще некорректен. Тут каждый занимается своим делом. Пограничники - режимом, мы, таможенники, - досмотром, карантинные службы - грузом и людьми со своей точки зрения. А “Импульс” содержит здания, обеспечивает нормальное функционирование всех служб, которым, кстати, помещения предоставлены в пользование совершенно бесплатно. Проще говоря, является балансосодержателем, за что взимает плату с клиентов.

В чем тут проблема, я не понимаю. У меня как у начальника Уссурийской таможни нет никаких трений с хозяевами построек. К примеру, когда выступил “Импульс” с инициативой продлить время работы перехода с семи часов до двенадцати в сутки, я сразу же поддержал. Дополнительно набрал людей, с помощью районной администрации нашли им жилье, но не согласились по каким-то своим соображениям пограничники. Хотя и неясно, почему. Тут ведь вопрос даже не охраны границы, а экономики, дополнительных поступлений в бюджет, сервиса, наконец. Ни для кого не секрет, что машины под воротами порой сутками стоят. Мы просто не уважаем граждан России.

Словом, суета вокруг вопроса о частно-личных переходах, на мой взгляд, совершенно неоправданна. Не знаю, как в других регионах, но в Полтавке балансосодержатель в работу нашей службы совершенно не вмешивается, в работу других служб, думаю, тоже. То, что пункт принадлежит ЗАО, даже хорошо. По крайней мере, у меня голова не болит о его содержании, о воде, электричестве, отоплении зимой - все, абсолютно все предоставляет “Импульс”.

Экспроприация экспроприаторов?


ЗАО “Импульс” ничего ни у кого не экспроприировало. Оно начинало здесь с первого колышка. Поэтому упрек Сергея Степашина в адрес администрации Приморского края в том, что документы о передаче пунктов пропуска в частные руки (имелись в виду еще “Турий Рог”, “Марково”, “Махалино”) так и не нашлись, просто неуместен. В Полтавке государству передавать было нечего - разве что козье-кабанью тропу. Но ведь с чьей-то подачи он это заявил, кому-то, значит, очень хочется переделить новую весьма прибыльную собственность. Уже даже говорят, что подготовлен механизм безвозмездной передачи подобных переходов государству.

А это уже чисто по-российски, по-коммунистически. Мы никак не поймем, что живем в рынке, что просто так у кого-то отобрать его собственность нельзя. Только на компенсационной основе.

- Мы уже 5 лет предлагаем государственным органам выкупить у нас переход, - говорит генеральный директор ЗАО “Импульс” Валентина Саморухо. - Мы ничего не думаем скрывать, готовы провести совершенно прозрачную экспертизу на предмет стоимости всех сооружений, если кого-то не устраивают нынешние 8 миллионов. Больше того, чтобы нас не обвиняли в том, что мы вмешиваемся в деятельность служб на переходе, мы предложили всем заинтересованным взять у нас помещения в аренду. В этом случае мы вообще там не появлялись бы. Согласились все, кроме пограничников. Такое ощущение, что нашу собственность в самом деле хотят экспроприировать. Но в таком случае потеряет и государство, ведь мы ежегодно платим налогов от 1 млн. 300 тыс. и более. А еще содержим переход за свой счет.

В одном из своих интервью начальник ТОРУ ФСП РФ Павел Тарасенко подчеркнул, что “... у некоторых руководителей приграничных районов были попытки проводить совещания на границе. И они старались приглашать наших представителей... Мы им дали понять, что вопросы по охране границы и соблюдению пограничного режима решаются только нами. Нам все равно, кто построил склады или терминалы... Но мы не подчиняемся частным лицам. Все частные постройки, наверное, должны быть переданы государству”.

Все правильно. У пограничников не должна болеть голова за матбазу, им действительно все должно быть предоставлено, что, впрочем, в Полтавке и сделано. Но совершенно неверно Владимира Кривенко приравнивать к частному лицу. По крайней мере, ставить знак тождества между ним и “Импульсом” просто некорректно. Он - глава муниципального образования, который смотрит на переход как на коммерческое предприятие, с которого можно и нужно увеличить отчисления в местный бюджет. Именно этим, а не личным интересом мотивирована его просьба-требование продлить работу пункта пропуска до 12 часов в сутки.

- С пограничниками плотно работаю уже около 25 лет, - говорит Владимир Кривенко. - Считаю, что охрана границы - государственное дело, а потому всегда считал своим долгом активно участвовать в решении всех пограничных проблем, которых, к сожалению, очень много. Почему-то считается само собой разумеющимся за счет местных бюджетов ремонтировать заставы, обеспечивать их углем, бензином, продуктами питания, предоставлять квартиры. И в то же время погранокруг считает меня врагом.

Хочу подчеркнуть особо: сегодня все службы, задействованные на переходе, работают по тем инструкциям, положениям и законам, которые легитимны именно на сегодняшний день, и с этой точки зрения ни к кому претензий нет. Но как обычный потребитель, в том числе и услуг перехода, рискну задать крамольный вопрос: “А почему, собственно, автомобильные пункты пропуска работают лишь 7 часов, после чего пограничники опускают шлагбаум? Почему не круглосуточно, как в Европе? Или это как раз та российская особинка, с которой бороться бесполезно?” Совершенно непонятно, в чем тут принцип, в чем, так сказать, идеология и экономика установленного порядка.

В этом году пункту пропуска “Полтавка” исполняется 9 лет. Первый раз на ЗАО “Импульс” государство “наехало” в 1993 году. Тогда выстояли, а может, отстали власти потому, что еще не все было достроено. Вот теперь, кажется, можно и прихватизировать. Трудно предсказать дальнейшее развитие событий. Но ведь кто-то же выпустил джинна из бутылки, кто-то же нагнетает страсти, у кого-то же бессонница от того, что не он, а другие владеют золотой калиткой. И ему, этому кому-то, совершенно все равно, на какие деньги она возведена и сколько нервов потеряли и еще потеряют ее настоящие владельцы.

Автор : Евгений ИЗЪЮРОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Золотая калитка

Сначала анекдот от Сергея Степашина: "Что надо человеку, чтобы обеспечить себя на всю жизнь?" - спрашивает один чиновник другого. "Только один метр государственной границы", - отвечает собеседник". Бывший премьер России рассказал его на совещании с губернаторами 36 приграничных районов страны. Из его же уст прозвучал и печальный факт: кое-где пункты пропуска стали собственностью негосударственных структур. И началось. Целая серия публикаций в самых различных газетах "убедительно" доказывает, что граница постепенно переходит в частные руки. А "МК" во Владивостоке" написал буквально следующее: "Есть в Приморье и такой погранпереход, который с некоторой натяжкой можно назвать даже не коммерческим, а "личным", потому что построен на деньги одного человека. Это пограничный переход "Полтавка". Подразумевалось, что его владелец - глава муниципального образования Октябрьского района Владимир Кривенко.

Оздоровить... с помощью банкротства

Нашим рыбакам не привыкать работать в штормовом море. Но шторм, который бушует в управленческих кабинетах судоходной компании “Востоктрансфлот”, будет пострашнее любого океанического тайфуна. Происходящая на наших глазах борьба за собственность между командами Милашевича и Остапенко грозит просто-напросто утопить остатки некогда крупнейшего в мире рефрижераторного флота.

Даже кур не забыл авиастроитель...

Арсеньевская авиакомпания “Прогресс” приступает к изготовлению очередной партии поилок для птицекомбината “Надеждинский”. Это современные, надежные в эксплуатации устройства, способствующие высокой продуктивности кур в условиях промышленного ведения такого хозяйства.

Каспийская килька выпускается в Приморье

Выпуск необычного продукта - кильки ...каспийской освоила холдинговая компания “Дальморепродукт”. Ее доставляют во Владивосток в свежемороженом виде из Астрахани самолетом через Москву.

Нужно прекратить растаскивать металл

Проблема со сбором и переработкой металлолома всегда была головной болью для нашей страны. Начавшаяся в нашей стране перестройка экономики поставила окончательный крест на переработке металлолома. Кризис неплатежей, возросшие ж/д тарифы и прочие “прелести” свободного рынка привели к полному параличу перерабатывающих предприятий. Частный же предприниматель старался в первую очередь продать за рубеж цветной металл. За него покупатели готовы были платить в несколько раз больше, чем за черный. Проблемы по заготовке и переработке этого товара частники решили просто - создали сеть пунктов скупки цветного металла. Сбором и доставкой этого металла на пункты приема занималось население, чаще всего безработное. Ведь там с поставщиками расплачивались сразу. Итоги этой деятельности известны всем: это взломанные трансформаторные будки, украденные километры проводов, сорванные таблички с надгробных плит.

Последние номера