Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Политика

Персональное благо приморской думы

Губернатор Приморского края вернул в краевую думу на повторное рассмотрение закон Приморского края “О внесении изменений и дополнений в закон Приморского края “О статусе депутата думы Приморского края”, повторно принятый в новой редакции думой Приморского края 14 июля 1999 года.

Губернатор Приморского края вернул в краевую думу на повторное рассмотрение закон Приморского края “О внесении изменений и дополнений в закон Приморского края “О статусе депутата думы Приморского края”, повторно принятый в новой редакции думой Приморского края 14 июля 1999 года.

Главным основанием для такого решения послужило “наличие отсутствия” на заседании краевой думы необходимого числа депутатов. В тот день, как известно, председатель краевой думы Сергей Дудник сначала перенес начало заседания законотворческого органа края на один час, а когда кворум думцев так и не собрался, все-таки открыл заседание. Очевидно, спикер был настроен во что бы то ни стало принять закон Приморья о внесении изменений и дополнений в краевой закон “О статусе депутата думы Приморского края”.

Почему же был нарушен п. 3 статьи 15 “О думе Приморского края”, разрешающий краевым депутатам принимать законы только тогда, когда на заседании присутствует не менее двух третей от установленного числа депутатов? Ответ на этот вопрос кроется в самом тексте документа, возвращенного Евгением Наздратенко на повторное рассмотрение. Вот и поищем этот ответ. Точнее ответы.

Основной нюанс легко отыскивается в симпатичной (для самих депутатов, но не для избирателей) формулировочке “депутат имеет право”.

Вот, например, статья 8 “Взаимоотношения депутата думы с избирателями” завершается таким абзацем: “Депутату думы для осуществления депутатской деятельности в избирательном округе соответствующими органами местного самоуправления предоставляются транспорт, отдельное помещение, оборудованное мебелью, средствами связи и необходимой оргтехникой, а также обеспечивается извещение населения о месте и времени встреч депутата с избирателями и выделяется для этого помещение”.

Получается, что администрация избирательного округа, по которому баллотировался нынешний думец, обязана, едва он стал избранным, выделить ему квартиру, оборудованную телефоном, полностью меблированную, укомплектованную компьютером для работы с Интернетом (это тоже средство связи), к этой квартире приложить служебный автомобиль в личное пользование депутата и помимо всего перечисленного выделить еще одно помещение, в котором наш законотворец три дня в месяц мог бы вести задушевные разговоры со своими избирателями!

Не жирно?

Нет. Потому что эта статья не конкретизирует, какую именно квартиру должно выделять депутату, застенчиво называя ее “отдельным помещением”. Не оговаривает статья и марку, тип и характер требуемого депутату транспорта. Остается предположить, что это все отдано на откуп запросам самого депутата краевой думы. А скромность в подобного рода делах законом не регламентируется, и факт остается фактом: в гонке за добычей себе мыслимых и немыслимых льгот и прав депутаты краевой думы от усталости не сомлеют.

Вот еще одно тому подтверждение. Статья 20 “Государственное страхование депутата думы” исследуемого нами закона начинается так: “Жизнь и здоровье депутата думы подлежат обязательному государственному страхованию за счет средств краевого бюджета на сумму годового денежного содержания депутата, работающего на профессиональной основе”.

Вид страхования здесь не указан. Можно лишь догадываться, что это общее страхование, по окончании срока которого деньги, выплаченные из краевого бюджета, возвращаются не в казну края, а будут получены лично депутатом краевой думы в страховой компании. Какие деньги? В статье ясно сказано: “сумма годового денежного содержания депутата, работающего на профессиональной основе”. Иначе говоря, годовая зарплата депутата (это примерно 60 тысяч рублей) плюс все накладные расходы на него – от годовой стоимости истраченной депутатом электроэнергии до суммы аренды им, депутатом, всевозможных помещений и транспортных средств (см. ст. 8 закона) и расходов на приобретение канцелярских товаров, и на содержание помощников депутата (это еще примерно 180 тыс. рублей в год их заработной платы плюс все соответствующие накладные расходы). При самом скромном раскладе получается очень внушительная сумма. Хорошая страховка.

Но и это еще не все, что характеризует невыносимую “скромность” депутатов нынешней краевой думы, вдохновляемых на узаконивание своих благ за счет краевого бюджета Сергеем Дудником. Статья 33 “Помощники депутата думы” закона, возвращенного губернатором края в думу для повторного рассмотрения, начинается коротким и категоричным абзацем: “Депутат думы вправе иметь до пяти помощников по работе в своем избирательном округе и в думе на платной основе и общественных началах”.

Правда, здесь возникает некоторая неувязочка. Дело в том, что статья 26 “Предоставление депутату думы служебного помещения” этого же закона утверждает: “Помещение предоставляется также и для помощников депутата из расчета одно помещение для четырех помощников”. А куда девать пятого помощника? И кто он такой, этот самый пятый помощник?

Но самая главная, самая вожделенная льгота для себя придумана нашими краевыми депутатами в статье 3 “Срок полномочий депутата думы”. Она, эта статья, короткая, как застольный тост в исполнении главного героя кинофильма “Особенности национальной охоты”. Текст краток как выстрел: “Срок полномочий депутата думы начинается со дня избрания депутата и прекращается с момента начала работы думы нового созыва”!

И это – вся статья 3, регламентирующая срок полномочий ныне действующих депутатов краевой думы. Никакой конкретики, никакого ограничения по календарным срокам!!! Вот где собака зарыта: ВСЕ статьи принятого 14 июля на некворумном заседании краевой думы (присутствовали в основном депутаты от блока “Владивосток – единый город” и сочувствующие им) закона “О внесении изменений и дополнений в закон Приморского края “О статусе депутата думы Приморского края” и отклоненного в очередной раз губернатором края настолько пропитаны заботой этих депутатов о себе, любимых, и потому так аморфно и расплывчато сформулированы, что позволяют самую выгодную для них, депутатов, трактовку по части получения личных льгот за счет краевого бюджета!

Автор : Илья БАРХАТНЫЙ, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Причал гарантий и надежды

А их, работников, включая абсолютно весь персонал, ни много ни мало - две тысячи человек. Прибавьте к ним их семьи, а также коллективы (опять же с семьями) предприятий, которые обслуживают завод и которые, наоборот, ждут от него услуг, и получится внушительный пласт населения, чье благосостояние напрямую зависит от завода. И он, перенесший все штормы перестройки и приватизации, но в отличие от многих выстоявший, оправдывает их ожидания. Его причальные стенки, доки, цеха для многих тысяч людей стали оазисом стабильности, гарантированной зарплаты и небеспочвенных надежд на будущее.

"Приморрыбром" не стремится к берегу дальнему

Сообщения о смерти "Приморрыбпрома" оказались несколько преувеличенными. Конечно,

К турецким смотринам “Прогресса”

Генеральный конструктор фирмы Камова Сергей Михеев три дня отработал в авиакомпании “Прогресс”. Его визит к арсеньевским авиастроителям проходил в рамках подготовительной программы к презентации правительственной делегации Турции, которая проинспектирует серийного производителя “Черных акул” в августе.

Под “прилавком” на рынке ценных бумаг

Прокуратура края провела проверку исполнения требований законодательства Приморским региональным отделением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ПРО ФКЦБ) и эмитентами.

Налоговики ищут “живые” деньги

С начала года в бюджеты всех уровней и специализированные фонды перечислено 4 812,5 млн. рублей налогов и других обязательных сборов. Кстати, это на 82 процента больше, чем за тот же период прошлого года. Причем три четверти общей суммы налогов - “живые деньги”, а не взаимозачеты.

Последние номера