Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Экономика, финансы

После “оздоровления” больной не выжил

Год назад появилась новая редакция закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий, но как утверждают специалисты, как первый, так и второй вариант не учитывает настоящие рыночные реалии, толкая должников на ускоренное банкротство. В Приморье нет примера, когда введение внешнего арбитражного управления на предприятии-банкроте вывело бы его из кризиса. Только вмешательство краевой администрации и лично губернатора спасло, например, Ярославский ГОК – градообразующее предприятие. А сделать это должна была Федеральная служба по делам о несостоятельности (банкротстве), именуемая ТАФУ. Усилиями администрации отстояли и “Приморрыбпром”. Его кредиторы пошли на мировое соглашение.

Год назад появилась новая редакция закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий, но как утверждают специалисты, как первый, так и второй вариант не учитывает настоящие рыночные реалии, толкая должников на ускоренное банкротство. В Приморье нет примера, когда введение внешнего арбитражного управления на предприятии-банкроте вывело бы его из кризиса. Только вмешательство краевой администрации и лично губернатора спасло, например, Ярославский ГОК – градообразующее предприятие. А сделать это должна была Федеральная служба по делам о несостоятельности (банкротстве), именуемая ТАФУ. Усилиями администрации отстояли и “Приморрыбпром”. Его кредиторы пошли на мировое соглашение.

Внешнее управление надолго уложило Владивостокский ликеро-водочный завод на больничную койку

Практика показывает, что банкротит ТАФУ в первую очередь те предприятия, которым бы надо помогать осуществлять финансовое оздоровление, разрабатывать программу по выводу их из кризиса. Банкротят тех, у кого есть продукция и ликвидное имущество. Федеральный закон составлен так, что исполнительная власть не имеет права вмешиваться в дела предприятий, находящихся на внешнем или конкурсном управлении. Хозяин тут – Арбитражный суд.

В одной из центральных газет появилась статья “Мышеловка в законе” известных российских юристов – В. Хуцких и Е. Кошкиной. Они отмечают, что закон “О несостоятельности (банкротстве) предприятий” на деле “оказался мощным инструментом в руках аферистов, стремящихся взять под контроль не столько реальных банкротов, сколько преуспевающие промышленные предприятия”. Сама процедура возбуждения дела Арбитражным судом по заявлению кредиторов, говорят авторы, носит “чисто формальный характер и позволяет инициатору банкротства представить в суд любые документы, якобы подтверждающие несостоятельность ответчика”.

Несколько иначе это мнение юристов подтверждает полковник налоговой полиции П. Шевелев в письме на имя губернатора Приморского края. Проанализировав практику банкротства приморских предприятий и организаций, он отмечает: в связи с банкротством налогооблагаемая база в крае сократилась более чем на

1 млрд. в год. Введение новой редакции закона инициировало новый передел собственности, “невозможность органов власти всех уровней влиять на кадровый состав арбитражных управляющих и их политику может привести к крайне негативным последствиям”.

Поговорим о Владивостокском ликеро-водочном заводе, способном, казалось бы, успешно развиваться, как это наблюдается на “Уссурийском бальзаме”, на “Арго-1”. В сентябре 1996 года налоговая полиция произвела арест имущества завода на 2,5 млрд. рублей. Чтобы предприятие не остановилось, с 30 октября здесь вводится внешнее (арбитражное) управление имуществом и устанавливается мораторий (отсрочка) на удовлетворение требования кредиторов до 30 апреля 1998 года. Внешним управляющим Арбитражный суд Приморского края назначил В. Коткова, человека, весьма далекого от подобного производства, почти не имеющего управленческого и хозяйственного опыта.

Три месяца по закону были отпущены ему на составление программы по оздоровлению предприятия. Очевидцы утверждают, программа Коткова сразу была обречена на провал, так как несла в себе “прожекты”. Кредиторская задолженность завода по балансу за время внешнего управления возросла в 2,5 раза; выпуск алкогольной продукции снизился с 64 тыс. дал до 58 тысяч (по плану Коткова должен был возрасти до 272 тысяч дал). Снизились финансовые показатели, убытки возросли в 3 раза, возросла задолженность по налоговым платежам. Словом, введение внешнего управления на Владивостокском ликеро-водочном заводе не только не вывело предприятие из кризиса, но и усугубило его финансовое состояние, привело к полной остановке.

Другая сторона дела касается трудового коллектива, который по существующему закону может оставаться на предприятии-банкроте прежним. Внешний управляющий (работодатель) на ликеро-водочном стал “новой метлой”. Со слов председателя профкома Н. Захаренко, часть работающих вскоре оказалась за воротами. На освободившиеся места набирали других людей. Одной из причин стало коллективное письмо в адрес Арбитражного суда (подписали 57 человек) с просьбой заменить Коткова, а ликеро-водочный присоединить к “Уссурийскому бальзаму”, так как по сути он, имея контрольный пакет акций, является хозяином владивостокского завода.

На эту просьбу Арбитражный суд Приморского края не отреагировал, оставив на месте своего ставленника. Тех, кто подписал письмо, уволить в первую очередь – был приказ внешнего управляющего. Были уволены 86 человек с полугодовым выходным пособием якобы в связи с ликвидацией предприятия. Но в то время о ликвидации речи не могло идти. Несколько человек обратились в народный суд, добиваясь восстановления на работе. Суды (районный, краевой) восстановили тех, кто обратился к органам правосудия.

О том, что Котков не соответствует занимаемой должности, разговор велся на заседании наблюдательного совета по антикризисному управлению при губернаторе Приморского края. На совещание были приглашены и те, кто имеет отношение к Владивостокскому ликеро-водочному заводу. Пришли все, кроме главного “виновника торжества” - В. Коткова.

Выступающие отмечали, что “внешнее управление под его руководством своих задач не выполнило, налицо факты ухудшения финансово-экономического состояния завода, возросли долги”. Все были согласны, что Коткова надо снимать (даже А. Сажнов, возглавляющий ТАФУ, чьей кандидатурой был В. Котков).

Нельзя не согласиться с М. Савиным, начальником управления по делам о несостоятельности (банкротстве) предприятий администрации края, который считал, что в перспективе кандидатуры антикризисных управляющих кредиторы должны рассматривать в рамках наблюдательного совета и отстаивать их в Арбитражном суде. В отношении ликеро-водочного М. Савин говорит: “По логике вещей Арбитражный суд должен был привлечь к ответственности арбитражного управляющего, спросить с него, почему не выполнил план внешнего управления, если брался”. Ничего этого не произошло.

В случае с Котковым не была учтена ни его “некомпетентность и финансовая безграмотность”, со слов С. Париновой, председателя комитета по экономике и планированию администрации края, ни его сложные взаимоотношения с трудовым коллективом. В апреле прошлого года наблюдательный совет решил: просить Арбитражный суд Приморского края не рассматривать впредь кандидатуру В. Коткова в качестве арбитражного управляющего предприятий-должников. Комитету по пищевой и перерабатывающей промышленности администрации края было предложено “подготовить и согласовать с налоговой инспекцией кандидатуру на должность конкурсного управляющего”. Арбитражный суд, проигнорировав мнение наблюдательного совета, назначает конкурсным управляющим В. Коткова.

Ситуация о многом заставляет подумать, вспомнив и о “мышеловке в законе”, и о том, что закон – это дышло… От личности судьи немало зависит при несовершенных законах: он может одну и ту же строку повернуть во благо или во зло… И всегда будет прав.

Налицо пример двух подходов к процедуре банкротства, в частности, Владивостокского ликеро-водочного завода. Несколько раз обращался с просьбой первый вице-губернатор В. Дубинин к председателю Арбитражного суда Приморского края Т. Локтионовой подойти к банкротству данного предприятия с точки зрения государева служащего: учесть, что завод является ликвидным предприятием, что не простаивание мощностей, а их активная работа может пополнять бюджет. Обращения остались гласом вопиющего в пустыне.

Губернатор Е. Наздратенко категорически не поддерживает повальное банкротство жизненно важных для края промышленных объектов. Не однажды на эту тему выступал он в средствах массовой информации, даже писал Е. Примакову. Обращает губернатор внимание бывшего главы правительства РФ на то, что закон о банкротстве несовершенен, что в нем “практически исключена роль государства в лице отраслевых министерств субъектов федерации, а также муниципальных образований”. Все попытки администрации края проводить согласованную конструктивную политику, направленную на оздоровление финансово несостоятельных предприятий и организаций, наткнулись на полное непонимание со стороны Территориального агентства федеральной службы по делам о несостоятельности (банкротстве).

Для обеспечения последовательной и надежной защиты государственных интересов при проведении процедур банкротства предприятий Е. Наздратенко предлагает принять ряд эффективных мер. Скажем, создать правительственную комиссию при премьер- министре РФ, включающую представителей различных министерств и ведомств, для рассмотрения вопросов, связанных с предупреждением банкротств и восстановлением платежеспособности несостоятельных предприятий и организаций, имеющих важное значение для народного хозяйства.

Это относится и к Владивостокскому ликеро-водочному заводу, вокруг которого вот уже три года кипят страсти. Давно мог вынести справедливое решение Арбитражный суд Приморского края – на то он и является арбитром, чтобы рассудить, расставить по местам все точки. Но г-жа Локтионова и ее служба пошли на поводу отдельных личностей (неважно, какое место занимают эти личности в тех или иных структурах – пусть даже и во властных). Арбитр (если он честный и принципиальный, стоящий на строгих гражданских позициях, отстаивающий интересы государства) не может колебаться или кому-то подыгрывать, если не преследует иную выгоду. В итоге решения суда принесут государству только пользу. К сожалению, с Владивостокским ликеро-водочным заводом этого не случилось.

Автор : Игорь КОРЫТКИН, специально для "В"

В этом номере:
Правительство будет опираться на регионы

25 июля председатель правительства Российской Федерации Сергей Степашин и губернатор Приморского края Евгений Наздратенко провели рабочее совещание в бизнес-центре Владивостокского морского торгового порта. В нем приняли участие руководители основных морских портов Приморского края, представители Владивостокского отделения железной дороги, таможенного управления и предприятий рыбной отрасли края.

Автозаправки глохнут в бензиновом угаре

Тысячи владельцев автомобилей с карбюраторными и дизельными двигателями южного и северного Приморья (за исключением центральной части) начали испытывать легкую панику и заметались от заправки к заправке в поисках топлива. Людей уже не пугают ценники с надписью "1 литр АИ-93 - 5 рублей, 1 литр дизельного топлива - 4 рубля 10 копеек". Лишь бы оно было. Однако большая часть коммерческих АЗС полностью или частично - только колонки с высокооктановым бензином - закрыта для обслуживания.

Американская “Виктория” с русским кошельком

Преображенскую базу тралового флота можно поздравить с покупкой. Недавно у местного причала появились три рыболовецких судна, построенных американской компанией Kvichak.

Россия теряет флот на Дальнем Востоке

Иностранные акционеры АО “Дальневосточное морское пароходство”, владеющие в совокупности 40 проц. акций пароходства, намерены оспорить итоги состоявшихся 6 июля выборов председателя наблюдательного совета крупнейшей на Дальнем Востоке судоходной компании. Им стал первый заместитель министра транспорта РФ, руководитель Службы морского флота России (Росморфлот) Александр Луговец. За него проголосовали шесть членов совета, четверо высказались против кандидатуры государственного чиновника, один из членов совета воздержался. Им, как это ни странно, оказался представитель иностранной компании.

После “оздоровления” больной не выжил

Год назад появилась новая редакция закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий, но как утверждают специалисты, как первый, так и второй вариант не учитывает настоящие рыночные реалии, толкая должников на ускоренное банкротство. В Приморье нет примера, когда введение внешнего арбитражного управления на предприятии-банкроте вывело бы его из кризиса. Только вмешательство краевой администрации и лично губернатора спасло, например, Ярославский ГОК – градообразующее предприятие. А сделать это должна была Федеральная служба по делам о несостоятельности (банкротстве), именуемая ТАФУ. Усилиями администрации отстояли и “Приморрыбпром”. Его кредиторы пошли на мировое соглашение.

Последние номера