Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Новости, события

Григорий Пасько намерен написать отчет о командировке в Японию

Приговор военного суда ТОФ вовсе не является оправдательным, а лишь половинчатым. Суд не пошел на создание прецедента. Выражаясь футбольной терминологией, счет в сражении Пасько с УФСБ - 1:1. “Победа была бы, если бы суд полностью оправдал меня и посадил на мое место надзиравшего прокурора Осипенко и следователя Егоркина”, - заявил вчера на пресс-конференции в редакции газеты “Владивосток” Григорий Пасько.

Приговор военного суда ТОФ вовсе не является оправдательным, а лишь половинчатым. Суд не пошел на создание прецедента. Выражаясь футбольной терминологией, счет в сражении Пасько с УФСБ - 1:1. “Победа была бы, если бы суд полностью оправдал меня и посадил на мое место надзиравшего прокурора Осипенко и следователя Егоркина”, - заявил вчера на пресс-конференции в редакции газеты “Владивосток” Григорий Пасько.

Первую после приговора пресс-конференцию бывший “шпион” провел в редакции газеты “Владивосток”

Как известно, суд принял решение, которое можно назвать “и нашим, и вашим” - дал военному журналисту 3 года по статье “злоупотребление должностными полномочиями” и выпустил по амнистии. Адвокат Анатолий Пышкин заявил, что по этой статье вовсе нельзя было выносить обвинительный приговор, поскольку Пасько “не являлся должностным лицом”. Не было и потерпевших. Тем не менее это все-таки большое достижение, что суд поступил именно так. “Опасные игры”, в которых защита противостояла мощному аппарату правоохранительных органов, в первую очередь ФСБ и прокуратуре, не позволили суду посадить Пасько за преступление против конституционного строя, то есть за “измену родине в форме шпионажа”.

Сам Григорий Пасько обратил внимание на текст приговора. Описательная часть практически дословно повторила обвинительное заключение, затем пошли мотивировки, почему все-таки по этой статье признать виновным его нельзя. При этом вначале не было сказано: “Пасько обвинялся в том, что...”. То есть осталась двусмысленность - а не виновен ли он все-таки в государственной измене? “Приговор не правосуден и должен быть отменен. Каким путем мы пойдем - вопрос другой. Будут ли это бесконечные кассации и жалобы в порядке надзора или другие пути - мы решим позже. Это может быть международный суд по правам человека в Страсбурге, обращение к президенту России или другой ход. Возможно, суд решил, что я удовлетворюсь тем, что соглашусь, отсидев год и восемь месяцев, выйти на свободу. Это не так, я не удовлетворюсь этой брошенной мне костью и пойду до конца - то есть до полного моего оправдания”, - сказал Григорий Пасько.

Доказательств преступления, по мнению военного журналиста и его защиты, так и не было. Были сплошные фальсификации уголовного дела, нарушения законов - у Пасько 60 таких примеров. Следственная бригада из 24 человек так и не смогла объяснить, куда делись некоторые изъятые при обысках документы, с другой стороны - откуда появились новые. “Все об этом деле я готов обсуждать с кем угодно, информацию опубликую в российских и зарубежных СМИ, будет она и в Интернете”, - сказал Пасько.

К слову, признанный “узником совести” Пасько сказал, что у него есть планы о дальнейшем сотрудничестве с иностранными СМИ, в том числе и японскими. С другой стороны, он не намерен менять гражданство и переезжать на постоянное место жительства за границу.

На вопрос о дальнейших планах Григорий заявил, что уходить из журналистики он не собирается. Хотя его приказом командующего ТОФ и вывели в прошлом году из коллектива редакции “Боевой вахты”, суд не лишил его звания и наград. “Я уезжал в командировку в Японию со всеми необходимыми документами 13 ноября 1997 года. По возвращении меня арестовали. Я, однако, намерен прийти в редакцию и сдать свой материал “Как я съездил в командировку”. С представительницей редакции газеты “Боевая вахта”, кстати, возникли определенные пикировки. На вопросы журналистки относительно “серости” газеты он ответил, что “работал параллельными курсами с коллективом. Но не в повседневной жизни, а тематика и уровень материалов разнились существенно”. Снять погоны он не считал нужным, поскольку “его об этом просило командование ТОФ в 1995 году”, и воинское звание по российским законам “позволяет ему делать свою журналистскую работу”.

Логичный вопрос: “Почему вы не в форме?” - вызвал еще один виток напряженности. Общественный защитник Александр Ткаченко обратился к журналисту “Интерфакса”: “А ты почему сегодня снял звезды?” На что последний обещал подать на Ткаченко в суд за клевету.

Скандалы продолжают сопровождать это дело и после вынесения приговора. К слову, еще один разгорелся накануне пресс-конференции. Первоначально планировалось, что она состоится в Доме офицеров флота, однако его руководство не дало на это согласие. В экстренном порядке встреча с военным журналистом была перенесена в конференц-зал газеты “Владивосток”.

Автор : Дмитрий ХАБАЛОВ, Вячеслав ВОЯКИН, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), "Владивосток"

В этом номере:
Подкинули уголька в топку

Вчера в гостинице “Экватор” завершилось зональное совещание энергетиков Дальнего Востока России, на котором обсуждались проблемы более эффективного сжигания местных низкосортных углей.

“Белому медведю” в Приморье не климат

Установлено, что на территории Приморья действуют 458 фирм-”варягов”, прошедших регистрацию за пределами края. К сожалению, налоговые проверки этих плательщиков в большинстве случаев устанавливают факты нарушения налогового законодательства.

“ЛуТЭК” прирастает инженерами

Инженерный корпус крупнейшей на Дальнем Востоке энергоугольной компании ЗАО “ЛуТЭК” в один день увеличился на 14 дипломированных специалистов.

Щупальца кальмара тянутся к пиву

85 видов новых товаров рекомендованы к производству комитетом по торговле и бытовому обслуживанию населения администрации края за первое полугодие этого года. Их качество, технология производства согласованы с научными организациями-разработчиками и предприятиями-изготовителями.

К берегу смутной надежды

Позавчера у причалов Владивостокского морского рыбного порта ошвартовались транспортные суда “Востоктрансфлота” “Берег надежды”, “Ульбанский залив” и “Камчатский берег”. В родной когда-то для них порт они не заходили около восьми лет. Все это время шторма российской экономики упорно прибивали их к чужим берегам.

Последние номера