Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Новости, события

Черная метка профессора Сойфера

Похоже, Владивостоку просто суждено оставаться в центре внимания мировой общественности. Затаив дыхание мы еще ждем, какое решение вынесет самый справедливый в мире суд по делу Пасько (как ожидается, это произойдет уже в конце текущей недели), а тем временем органы, которые почему-то принято называть "компетентными", уже в полный рост раскручивают очередное "шпионское" дело. Полторы недели назад следственными бригадами управления ФСБ по Приморскому краю были произведены обыски в квартире и в институтской лаборатории профессора, доктора наук Владимира Сойфера.

Похоже, Владивостоку просто суждено оставаться в центре внимания мировой общественности. Затаив дыхание мы еще ждем, какое решение вынесет самый справедливый в мире суд по делу Пасько (как ожидается, это произойдет уже в конце текущей недели), а тем временем органы, которые почему-то принято называть "компетентными", уже в полный рост раскручивают очередное "шпионское" дело. Полторы недели назад следственными бригадами управления ФСБ по Приморскому краю были произведены обыски в квартире и в институтской лаборатории профессора, доктора наук Владимира Сойфера.

В Приморье разгорается очередной шпионский скандал. Произведены обыски в лаборатории и квартире ученого с мировым именем

Я, признаться, не специалист в области госбезопасности и уж тем более не владею тайнами следствия, однако полагаю: чтобы понять механизм происходящего, нужно несколько углубиться в историю.

Владимир Николаевич Сойфер родился в январе 1930-го. В юности увлекся физикой - да и кто ею тогда не увлекался, когда взрывы первых атомных бомб провозгласили наступление новой эры. После школы поступил в только что созданный МФТИ - вуз, чей диплом сегодня во всем мире воспринимается как высший знак качества. В начале пятидесятых Сойфер был среди первых выпускников института, причем окончил он его с красным дипломом. Начал успешно делать научную карьеру в московских академических институтах, работал (имея специальный допуск) преимущественно над оборонной тематикой. Считался одним из лучших учеников ныне покойного академика Миллионщикова - знаменитого физика, соратника Курчатова, участника советского атомного проекта, специалиста по разделению изотопов. Именно под руководством Миллионщикова Сойфер написал и с блеском защитил кандидатскую диссертацию. Однако в семидесятых случился неприятный казус. Младший брат Владимира - Валерий Сойфер - к тому времени тоже видный ученый-биофизик, специализирующийся в области молекулярной биологии, увлекся диссидентскими идеями и даже решил сменить историческую родину. Однако на глубокую необдуманность такого шага ему незамедлительно указали все те же “компетентные” органы: “Вы участвовали в закрытых разработках, а потому по меньшей мере семь лет выезд из страны для вас закрыт”. Весь отмеренный срок Валерий Сойфер проходил в безработных. Заодно - на всякий, так сказать, случай - решили влупить и по старшему брату: Владимира Сойфера, который тогда был заведующим лабораторией Института водных проблем АН СССР, незамедлительно лишили допуска к закрытым темам и от греха подальше выгнали с работы.

...По большому счету спасло его тогда то, что люди высокого интеллекта всегда относились и относятся к деятельности спецслужб с известной долей брезгливости. Примеров масса - от поддержки физиками-ядерщиками гонимых в свое время генетиков до неудавшейся (несмотря на яростные усилия) попытки партийных и “компетентных” органов лишить Андрея Сахарова звания академика. Так случилось и с Владимиром Сойфером, которого поддержали далеко не последние в отечественной науке люди: председатель ДВНЦ академик Андрей Капица и директор создаваемого Тихоокеанского океанологического института (ТОИ) академик Виктор Ильичев лично пригласили его во Владивосток. Не просто принять на работу по заявлению, а персонально пригласить человека, лишенного допуска (о, это священное в устах секретчиков слово!) и находящегося под колпаком спецслужб - это, согласитесь, поступок.

Тем не менее именно вот таким путем в 1974 году, с первого дня создания ТОИ - когда не было еще собственного здания, а ученые с мировыми именами работали по арендованным подвалам да школьным мастерским - Владимир Сойфер оказался во Владивостоке. Тогда же практически на пустом месте он создал лабораторию ядерной океанологии, которую и возглавляет вот уже ровно 25 лет. Причем первую половину этого срока завлаб ядерной океанологии работал без допуска (исключительно советско-чекистский подход)! Решить эту проблему не мог ни Капица, ни сменивший его на посту руководителя ДВНЦ АН СССР академик Николай Шило, тоже, к слову сказать, с огромным уважением относившийся к научной деятельности Сойфера. И только с приходом Горбачева ставший к тому времени председателем ДВО академик Виктор Ильичев смог “пробить” ему допуск по форме № 3 - низшая, так сказать, степень доверия. Впрочем, Сойфера, как настоящего ученого, мало занимали “игры” госбезопасности; в то время его волновала куда более серьезная вещь - он предложил изучать процессы глобальных циркуляций в океане, используя такие “метки”, как тритий, который выпадает после ядерных испытаний в Китае (проводимых в те годы весьма регулярно). Дальше надо говорить сугубо научными терминами, в чем, надо полагать, нет смысла; скажу лишь, что идея Сойфера имела признанное мировое значение.

А в 1985-м “случилась” Чажма. Сегодня многие люди, которых без натяжки можно назвать не просто экспертами, а ведущими специалистами в этой области, говорят, что если бы тогда сразу, по горячим следам взрыв ядерного реактора на подводной лодке в доке Чажминского СРЗ был исследован и проанализирован, то чернобыльской катастрофы, возможно, удалось бы избежать. Но в нашей стране дилемма “открыть” или “засекретить” всегда решается в пользу второй позиции. Тем не менее Сойфер, имеющий энциклопедические познания в той области, где соприкасаются понятия “море” и “радиация”, незамедлительно начал плотно заниматься изучением последствий чажминского взрыва. Вскоре на помощь ему пришла и серьезная поддержка: коротко говоря, он стал “полномочным представителем” по Чажме федерального научного центра “Курчатовский институт”, руководит которым академик Евгений Велихов. Во многом именно благодаря такой высокой “крыше” лаборатория Сойфера, в которой всего-то десяток сотрудников, по сей день осуществляет мониторинг ситуации вокруг Чажмы. Помогал ученым в свое время и капитан 1-го ранга Валерий Данилян, бывший до недавних пор начальником службы радиационной и химической безопасности Тихоокеанского флота. (Пару лет назад Данилян по выслуге лет ушел в отставку, уехал в Москву, защитил диссертацию и работает сейчас в ФНЦ “Курчатовский институт”.)

На смену Даниляну пришел Александр Максимов, буквально месяц назад ставший контр-адмиралом. У ученых стали возникать проблемы с возможностью попасть в места их постоянных исследований. Сойфер - человек резкий, после очередной стычки с военными нынешней весной он плюнул и поехал в Москву. Встретился и поговорил с академиком Велиховым. Последний организовал ему встречу с главкомом ВМФ адмиралом Владимиром Куроедовым. Результатом московских встреч стало письмо из высоких инстанций на имя командующего ТОФ адмирала Михаила Захаренко о том, что ученым надо помогать, а не блокировать их усилия.

Но тема радиационной безопасности слишком скользкая, чтобы можно было беспрепятственно здесь разгуливать. Сначала на Северном флоте “поскользнулся” капитан Никитин, уголовное дело против которого ФСБ продолжает до сих пор; следом на Дальнем Востоке возникло и уже подходит к закономерному (так ли?) концу дело капитана Пасько. Последнее, которое вот-вот уже может быть завершено вынесением приговора, обещает расцвести новым цветом. Независимые наблюдатели усматривают прямую связь по линии Пасько - Данилян - Сойфер. Так что вполне возможно, мы будем зрителями еще не одного громкого шпионского процесса.

Тем более - когда такой шлейф. Спецслужбы не любят выпускать добычу из лап. Полагаю, что Сойфер, имеющий четвертьвековой опыт общения с этими “специалистами”, знает это лучше многих. К слову, о том, что кольцо вокруг него сужается, он наверняка догадывался - в этом году его в очередной раз (!) лишили допуска.

Сейчас Владимир Николаевич находится в Москве (к счастью, с него пока не взяли подписку о невыезде). После проведенных обысков, после того как его доставили в известное здание на Алеутской, отобрали паспорт и “поимели” беседу, ученый с мировым именем, готовящийся через полгода отметить 70-летие, почувствовал резкое ухудшение самочувствия. Оно и немудрено, если учесть, что уже много лет Владимир Сойфер страдает от сахарного диабета. Местные врачи развели руками и выдали ему направление в московскую клинику Академии наук. О том, что он сбежал, говорить не приходится - Лубянка-то под боком...

...История эта будет неполной, если еще раз не вспомнить человека, которого мы лишь слегка коснулись вначале: брата Владимира Николаевича - Валерия Сойфера. Давным-давно он уехал в США, профессорствует в Вашингтоне, является одним из ведущих консультантов Джорджа Сороса в вопросах выделения грантов для российских ученых. Кстати, без этих грантов, просто и грубо говоря, российская наука давно бы уже подохла - спасибо родной стране. (К примеру, тот же ТОИ, в котором работает Владимир Сойфер, раньше занимал ведущее положение по работам над закрытыми темами. Последние же 3 года институт не получает от министерства обороны ни копейки. А значит - работает только над открытыми темами.) Кроме всего прочего Валерий Сойфер лично и очень близко дружит с вице-президентом США Альбертом Гором и его семьей. Говорят, Гора прочат в следующие президенты...

Что ж, иметь такого брата, да еще и с диссидентским прошлым, в глазах отечественных спецслужб уже само по себе криминал.

В этой связи по большому секрету могу сообщить местным чекистам, что в редакции газеты “Владивосток” тоже есть люди, имеющие родственников за границей. В том числе и в Америке. Когда прикажете ждать обысков?

Автор : Андрей ОСТРОВСКИЙ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Продовольственная программа - дело всенародное

В администрации Приморья состоялось заседание координационного совета “Российско-Американской продовольственной программы”. Об этом сообщает департамент прессы и информации краевой администрации.

В автобусах “Ист-Рэя” пассажир всегда прав

Ведущая во Владивостоке коммерческая фирма по перевозке пассажиров “Ист-Рэй” в минувшую субботу первой в городе провела экспериментальный рейс по удлинению одного из своих маршрутов с переносом конечной остановки из центра города на привокзальную площадь.

Грейдеры грязи не боятся

Сразу 26 новых автогрейдеров пополнили парк дорожных машин Приморья. Комитет дорожного хозяйства администрации края закупил их у завода-изготовителя в Орле.

Солдату лишнего имущества не надо

Два дня в штабе ТОФ и администрации края длилось совещание ассоциации комитетов по управлению государственным имуществом Дальневосточного региона, в котором приняли участие специалисты Тихоокеанского флота и Дальневосточного военного округа. По этому поводу в Приморье прибыл заместитель министра Мингосимущества РФ Владимир Мамигонов.

Олимпийцы среди нас

В администрации краевого центра прошла встреча главы города Юрия Копылова с главным тренером сборной России по боксу Николаем Хромовым, прибывшим в Приморье в связи с предстоящими будущим летом в Австралии Олимпийскими играми.

Последние номера