Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экономика, финансы

Кто разжирел на рыбьем жире?

Проекты блистали, они обещали процветание. За 2 года не осуществлено почти ничего. На Партизанском химфармзаводе (ныне ОАО “СЭЗ-Фармгород”) плакать хочется: пустынные мерзлые коридоры, облезлые стенды “Профсоюзная жизнь” и производственная тишина, изредка прерывающаяся каким-нибудь процессом типа очистки и розлива по бутылочкам партии рыбьего жира. Спасет ли он “Фармгород”?

Проекты блистали, они обещали процветание. За 2 года не осуществлено почти ничего. На Партизанском химфармзаводе (ныне ОАО “СЭЗ-Фармгород”) плакать хочется: пустынные мерзлые коридоры, облезлые стенды “Профсоюзная жизнь” и производственная тишина, изредка прерывающаяся каким-нибудь процессом типа очистки и розлива по бутылочкам партии рыбьего жира. Спасет ли он “Фармгород”?

“Фармгород” прописал сказочные рецепты администраторам СЭЗ “Находка”

Грязь на белых бинтах

- Рано еще к нам приезжать, мы только-только проклюнулись, - уверял нас директор ОАО “СЭЗ-Фармгород” Юрий Музалев.

- Слышали бы вы, как убеждал нас Юрий Максимович 2 года назад, когда решался вопрос о выделении денег, что уже через год здесь вовсю закипит производственная жизнь, - сокрушался зав. отделом административного комитета СЭЗ “Находка” Владимир Малышев.

Что и говорить, судьбина этому заводу досталась незавидная. И сейчас еще поражают воображение гигантские бетонные скелеты недостроенных корпусов, возвышающаяся труба мощной, увы, давно мертвой котельной. Памятник советской гигантомании. Когда уже в новейшей истории сюда возили одну иностранную делегацию за другой на предмет продажи предприятия или инвестиций, заморские гости только цокали языками, одуревший от эдаких масштабов японец восторженно тратил фотопленку, европеец озирался: в один корпус тут можно вместить весь наш завод с миллионными оборотами...

“Завод не только должен был обеспечить советских бойцов бинтами, мазями, кровезаменителями на случай войны на востоке, - рассказывает Юрий Музалев. - Партия, затевая стройку, смотрела в будущее: думали, чем занять население, когда закроются шахты. А в мирное время медикаменты пригодились бы стране вплоть до Урала. К 1992 году завод был построен на 57 процентов. И тут его застигли реформы”.

Один корпус старое руководство запустить успело. Потом все покатилось под откос, грохнула котельная - кочегары взорвали по пьянке. Завод оказался без тепла и технологического пара и встал. Недоделанные мази так и остались разлагаться в чанах...

Говорят, Минздрав тогда окончательно бросил свое неудавшееся дитя, вычеркнув из реестра. Завод был объявлен банкротом. Что и как там случилось - дела давно минувших дней: во всяком случае, лучшим “спасением” посчитали его продажу. Юрий Музалев стал председателем ликвидационной комиссии. Завод с потрохами оценили чуть больше 5 млрд. рублей - по тогдашнему курсу 1 млн. долларов. Никто не купил. Поделили на лоты - результат ноль. Мурыжили долго...

“Газеты тогда взбудоражились, мол, продаем народное добро за бесценок, эдак у нас все скупят иностранцы. Не скупили, сколько мы им ни предлагали. Тогда зашла речь о продаже завода по частям, что было бы очень больно: вскоре тут остались бы одни бетонные стропила”, - рассказывает Музалев.

И тогда его “скупил” сам Юрий Максимович. Не пропадать же добру, да и поверил в перспективу. Правда, своих денег на покупку у него не было, и он обратился в АК СЭЗ “Находка”. Вот тогда-то всплыл этот масштабный проект, лопнувший ныне как мыльный пузырь.

Лопнул даже “презерватив

В СЭЗ “Находка” денежки водились. Бюджетные. В разные проекты было вложено 424 млрд. рублей! Отдачи не дал ни один.

“Фармгород” казался одним из наиболее успешных проектов. В отличие от технопарка, который нужно было разворачивать на голом месте и в несомненной зависимости от капризов иностранных партнеров, здесь имелось практически все, чтобы начать работу в ближайшие сроки. Готовые производственные помещения. Легион невостребованных рабочих - шахтеры, потерявшие работу после закрытия шахт. Обширный рынок сбыта продукции, особенно на фоне теряющего позиции Хабаровского химфармзавода. Плюс к этому кредиты административного комитета СЭЗ, предполагавшиеся налоговые льготы.

Чтобы получить деньги, бизнес-план написали натурально красивый. Если бы он стал реальностью...

“Продукт № 1. Рыбий жир пищевой рафинированный. Расфасовка в желатиновые капсулы. Продукт № 2. Бинты медицинские. Продукт № 3. Презервативы на основе латекса.№ 4 - препарат “Биокат” на основе ферментов из печени краба. По качеству значительно превосходит существующие аналоги. № 5 - инфузионные растворы в пластиковых контейнерах”.

Чуть позже здесь появились и другие, не менее заманчивые пункты: таблетированные лекарственные средства, тонизирующие напитки, мази и косметические средства, альгинаты, хитозан, сухие корма для животных, пластыри каучуковые, шприцы одноразовые, капельницы, адаптогенные чаи с приморскими дикоросами.

И тогдашний председатель АК СЭЗ Сергей Дудник весной 1997 года вошел в положение тогдашнего “ликвидатора” химфармзавода Юрия Музалева. Специально было создано акционерное общество “СЭЗ-Фармгород”, учредителями которого стали АК СЭЗ “Находка”, Находкинская жестянобаночная фабрика и некая г-жа Потокуева, про которую в Партизанске говорят, что она - родная теща Юрия Максимовича. Вот этому ОАО и было выдано беспроцентно 5 млрд. рублей (тот самый миллион долларов) на покупку завода. А чего бы не выделить - деньги-то не свои, а казенные.

Теперь их пора возвращать, сначала в АК СЭЗ, тот в свою очередь - государству. Уже прошли все сроки. Производство фактически мертво. Сюда не пришел ни один серьезный инвестор. “Ошибка наша в том, - говорит представитель АК СЭЗ Владимир Малышев, - что мы поверили Юрию Музалеву, назначив генеральным директором. Возвращаясь к тем проектам, понимаем: они не имели серьезной проработки. Это прожекты.

Теперь не можем добиться расторжения договора: то г-н Музалев не представляет нам балансовый отчет о совместной деятельности, то мы узнаем, что до сих пор нет документов о регистрации недвижимости, как это положено по закону.

Смотрим на предприятие: цеха стоят пустые. Где оборудование по актам? Или его вообще нет, или оно разбито, или не работает. Обшивка теплотрасс на территории завода срезана: одно из дочерних предприятий вывезло как металлолом.

Дальше - больше! Предприятие, фактически не имеющее своих основных средств, под такие же фантастические проекты, заручившись на этот раз поддержкой городских и краевых властей, вновь получает федеральные деньги из фонда программы местного развития - так называемые шахтерские деньги, выделяемые на создание новых рабочих мест”. Денежная речка принесла сюда уже 6 млн. рублей.

Гора родила мышь

Впрочем, 2 цеха на заводе работают: один выпускает бинты, другой - небольшой объем хитозана - пищевой добавки из панциря краба и еще что-то подобное. Однако заслуг завода в том малость - помещения арендуют дочерние предприятия.

И все же у Юрия Музалева немало защитников. Тот же глава администрации Партизанска Владимир Бандюков - а на кого тому еще надеяться, когда 3 тысячи крепких мужиков с закрывшихся шахт ежедневно глядят вопрошающе?

А вот мнение зам. начальника департамента здравоохранения краевой администрации Антонины Романчук: “Попробуйте-ка развивать производство, если государство не вкладывает ни копейки, если все планы государственного регулирования рынка до сих пор только на словах и ноль - на деле. И раньше-то иностранные инвесторы шли к нам очень настороженно, а после 17 августа все планы окончательно рухнули. Например, проект производства кровезаменителей, без которых задыхается наше здравоохранение, стоит 10 млн. долларов. Одна американская компания согласна вложить половину. А где взять остальные?”

Все правильно. И, признаться, мы тоже люди жалостливые: тяжко отечественным производителям, давят их налоги, все время им чего-то не хватает. Часто и впрямь инвестиций, нередко, по правде говоря, мозгов, честности, воздержания от воровства.

Мы без намеков, но все это время завод ведь работал в качестве оптовой базы - проще говоря, торговал лекарствами. А самое главное, “Фармгород”, получая 5 государственных миллиардов на покупку своего “свечного заводика”, а СЭЗ, выделяя эти деньги, на что-то рассчитывали? Где экономическая экспертиза? Где управленческие знания и предпринимательские таланты руководителей СЭЗ? Был миллион - и нет миллиона, и никто не виноват? Одни лишь объективные обстоятельства?!

Теперь, когда фактически профукано 2 года, руководство больше не строит грандиозных планов, решило ставить на маленькие, но обещающие реальное... прозябание проекты. Купили 2 корейских бойлера, совместно с ТИНРО смонтировали установку для производства рыбьего жира, альгинатов (препаратов из морской водоросли). Взяли на работу полсотни человек.

Только все это мало что обещает. “Уважаемые коллеги не понимают, что значит серьезное фармацевтическое производство, - говорит директор Владивостокской фармацевтической фабрики Татьяна Баллула. - После закрытия химфармзавода оттуда разъехались специалисты, а как можно затевать дело, не имея крепкой команды профессионалов? Нужны химики, технологи, фармацевты, нужна лаборатория, производство должно быть стерильным. Все это слишком серьезно, и кустарщины тут близко не должно быть”.

Честно говоря, специалисты очень скептически относятся и к тому, что небольшой список пищевых добавок может спасти производство: где серьезное исследование рынка? Где договоры с крупными потребителями?

Говорят, завод очнулся от летаргического сна. Хотелось бы в то верить. Увы, пока “король гол”...

Автор : Марина ИВЛЕВА, Виталий ТУЗЮК, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Новое слово в книжной торговле

Сегодня начинает работать новая выставка-ярмарка “Информационное подворье Приморья”, устроителем которой является КИП-агентство “Дело” при организационном и спонсорском участии холдинговой компании “Зеленые листья” и ООО “Зарубино”.

Шахтерский миллион с заделом

Более миллиона тонн угля вместо планируемых 967 тысяч добыли с начала года предприятия ОАО “Приморскуголь”.

Рейтинг стабильных банков

В рейтинге 200 крупнейших банков страны 1-й и 2-й группы по размеру собственного капитала 59-е место занимает Дальневосточный банк.

Кто разжирел на рыбьем жире?

Проекты блистали, они обещали процветание. За 2 года не осуществлено почти ничего. На Партизанском химфармзаводе (ныне ОАО “СЭЗ-Фармгород”) плакать хочется: пустынные мерзлые коридоры, облезлые стенды “Профсоюзная жизнь” и производственная тишина, изредка прерывающаяся каким-нибудь процессом типа очистки и розлива по бутылочкам партии рыбьего жира. Спасет ли он “Фармгород”?

Как украсть миллион,

На сегодняшний день город Большой Камень по сбору квартирной платы является безусловным "лидером" в Приморье. Из почти 15 тысяч квартиросъемщиков только около 1200 (8 процентов) своевременно и полностью расплачиваются за содержание своего жилья и коммунальные услуги.

Последние номера