Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

Нелегкое промышление

- Штаны у меня китайские, рубашки китайские, корейская куртка, свитер тоже, по-моему, китайский. Только носки остаются - вот они-то российского производства! - рассказывал о своей одежде Леня. Он - среднестатистический студент, а следовательно, человек, который не может себе позволить часто обновлять гардероб. Леня сидит в общежитии, где в это время по телевизору проходит “югославское” заседание Госдумы. Одна из депутатов яростно выступает в защиту российского производителя: “Надо запретить ввоз импортных товаров”. Сама, однако, в фирменном костюме...

- Штаны у меня китайские, рубашки китайские, корейская куртка, свитер тоже, по-моему, китайский. Только носки остаются - вот они-то российского производства! - рассказывал о своей одежде Леня. Он - среднестатистический студент, а следовательно, человек, который не может себе позволить часто обновлять гардероб. Леня сидит в общежитии, где в это время по телевизору проходит “югославское” заседание Госдумы. Одна из депутатов яростно выступает в защиту российского производителя: “Надо запретить ввоз импортных товаров”. Сама, однако, в фирменном костюме...

Когда же мы “ушьем” турецких и корейских самопальщиков?

ОТ РЕФОРМ ОДНИ КАТЫШКИ

Итак, после августовского кризиса одеваться в фирменных магазинах большей части приморцев стало не по карману. На китайский рынок тоже теперь ходят, как за восьмирублевой лапшой в ларек, - с досадой на лице. Цены кусаются.

А что же наша швейная промышленность? Некая альтернатива импорту - 5 магазинов владивостокской фабрики “Заря”. Но они не могут похвастать обилием посетителей. Мужские костюмы и пальто, а также детская одежда и женская не сметаются с прилавков, как можно было бы спрогнозировать. “Эти галстуки тоже вашего производства?” - “Нет, корейские. Так сказать, в дополнение...”

Сейчас для каждого второго нашего отечественного производителя, бывшего государственного предприятия можно писать следующую “историю болезни”. Процветала, например, крупная фабрика. Обеспечивала одеждой и моряков, и военных, а уж тем более обычных гражданских. Излишки можно было отправлять за тридевять земель - в Мурманск. А рабочую силу одно время брали даже из дружественного Вьетнама.

Благополучие закончилось в перестройку. Приватизация, акционирование. Впрочем, дальше углубляться не стоит. Фабрика не нашла свою нишу в лабиринтах свободного рынка...

Известный сценарий - старые крупные предприятия, опрокинутые набок рыночными отношениями, не могут прийти в себя, все время на кого-то надеются. Главным образом - на власти и льготы.

МЕНЯЮ ТКАНЬ НА РЫБУ

- Мы не ощущаем, что в крае существует легкая промышленность, - говорят в один голос главный инженер “Зари” Елена Пилецкая и коммерческий директор Валентина Шажко. - Оборотных средств на покупку качественного сырья у нас нет, как нет льгот, внимания со стороны властей (“Это ваша собственность - сами и выкручивайтесь!”). А еще ведь надо пройти испытание непосильными энерготарифами, налогами. Выбить долги у торговых партнеров, решить проблему отдаленности западных текстильных комбинатов - поставщиков сырья.

В прошлом году здесь вместо прогнозируемой реализации одежды на 2 миллиона рублей в месяц смогли получить только по 700 тысяч. Если в советские времена на “Заре” производили 120 тысяч мужских костюмов в год, то сегодня - всего лишь 6 тысяч.

Кстати, западные поставщики, узнав о проблемах дальневосточных текстильщиков, предложили вариант “бартера”: “Вы нам рыбку - мы вам ткань”. Но и в этой ситуации “заринцы” не смогли выкрутиться. Для них рыбу в Приморье оказалось трудно найти.

Сейчас на фабрике надеются, что дорогой доллар позволит успешно конкурировать с импортной одеждой. Но в целом такую возможность не считают противоядием от всех бед. Да, на “Зарю” уже обращаются и челноки, и представители маленьких магазинов и павильонов. Но обращаются единицы.

Руководители оптовых компаний, торгующих не пиджаками или шубами, а российским трикотажем, с упоением рассказывают о своих успешных деловых контактах с западными фабриками вроде орловской “Гаммы”. Интересно, почему они не заключают договоры с местными предприятиями легкой промышленности?!

ВСЕ ДЕЛО В ФАСОНЕ

На “Заре” мечтают о собственном большом магазине. Все последние годы они пытаются продавать одежду в “фирменных” магазинах, на различных выставках-распродажах, но это, как оказалось, не совсем эффективно. Все время что-то мешает. А с машин на рыночных площадях торговать не хотят: пиджак - это не мясо и даже не бытовая химия.

Ну ладно, согласимся со всеми этими доводами. Но тогда почему же покупатель не берет эту одежду, как, скажем, находкинский кефир, уссурийскую выпивку или владивостокский хлеб?! Наше же, местное. Как считают обычные горожане, все дело не только в цене и качестве, но и, что немаловажно, в “упаковке” и фурнитуре - одним словом, “орнаменте”. В элементарных пуговицах и заклепках. Словно и не 1999 год на дворе!

- Горожане по-прежнему воспринимают нас с некоторой иронией: “А, мол, “Заря”, - говорит художник-модельер фабрики Светлана Макуха. - А ведь самая главная наша проблема в том, что мы не можем приобретать дорогие качественные ткани. Поэтому вынуждены шить элитные вещи в единичном экземпляре - для “новых русских” и ценителей, а все остальное вы видите в магазинах. У нас одевается рабочий класс...

БОЛЬШОЕ АТЕЛЬЕ

- Мы бы, может, и выкарабкались, да как же оставим без работы и без заработка такой коллектив?! - еще один аргумент руководителей “Зари”.

Складывается впечатление, что здесь все еще действуют некоторые экономические “доктринки”, пришедшие в российский капитализм из советских времен. Одна из них: “Сохраним коллектив, несмотря ни на что”. Это, возможно, следует понимать так: пусть мы там где-то в конце тоннеля, главное - с голоду не умереть.

Вот и получается, что потенциальный производственный гигант превращается в подобие ателье.

ГДЕ ВЫ, БЕЛЫЕ ВОРОТНИЧКИ?

- Вон посмотрите, как поступил Лужков в Москве. Он дал некоторые налоговые льготы предприятиям легкой индустрии - для того, чтобы те пополнили свои оборотные средства, - рассказывает Елена Пилецкая. - Почему бы у нас так не сделать?

Здесь приводят массу примеров административной помощи в разных городах, говоря, что власти Владивостока и края не оказывают “Заре” даже моральной поддержки.

В комитете по промышленности краевой администрации, безусловно, знают о всех проблемах фабрики, но полагают, что “Заре” (да и не только) необходимо активнее самой осваивать законы рынка.

А вот мнение губернатора края Евгения Наздратенко:

- Возврат к старой форме собственности - государственной - уже невозможен. Из какого бюджета им можно выделить денег? У “Зари” классическая ситуация - непосильные тарифы, импортные пошлины, та же нехватка сырья... Я могу биться за более приемлемые энерготарифы, одним словом, внешне содействовать. Но очень многое “Заря” должна сделать со своей стороны. Работать над качественными моделями они могут без чьего-либо вмешательства. Не получается - обратитесь с просьбой написать бизнес-план в научно-исследовательский институт...

“РАБОТНИЦА” РАБОТАЕТ

...Эта блондинка привлекает внимание окружающих не только своей внешностью, но и стильным пальто... от уссурийской фабрики “Работница”.

- Покупала в Уссурийске, в фирменном магазине “Работницы”. Большие зеркала, громадный выбор и самое главное - низкие цены...

Пример уссурийской швейной фабрики “Работница” (ЗАО “Работница”) в этом смысле довольно показателен и свидетельствует о том, что не все так плохо.

Там умудряются увеличивать объемы производства, 1998-й завершили с прибылью. Чтобы выжить, тщательно работают над моделями, ассортиментом. Открыли ресторан, столовую, магазин. А “внимания властей особо и не надо, нам деньги нужны!”

После начала кризиса фабрика не упустила своего шанса. Верхняя одежда стала расходиться на ура - только успевай шить. Директор фабрики Сергей Зубков считает, что по качеству и ценам уссурийская одежда на порядок конкурентоспособнее соответствующей турецкой. Вот если бы все так думали...

Автор : Александр СЫРЦОВ, Армен ЗАХАРЬЯНЦ (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Славда” лучше всех

Несмотря на то, что рынок бытовой химии во Владивостоке оккупирован продукцией, завозимой из США, Бельгии, Южной Кореи и Китая, товары местного производства все больше завоевывают признание приморцев.

“Авгиевы конюшни” пора чистить

Начались аресты руководителей предприятий свободной экономической зоны “Находка”, которые брали деньги у административного комитета СЭЗ из выделяемых государством на развитие зоны кредитов, а возвращать их не торопились или не собирались вовсе.

Налог с продаж “осядет” в крае

Ставка этого налога установлена в размере 5 процентов. Сумма налога включается в цену товара. Уплата налога производится в денежной форме, взаимозачеты законом не предусматриваются. Юридические лица вносят его ежемесячно, индивидуальные предприниматели ежеквартально. Вся сумма налога остается в Приморье: 60 процентов налога с продаж поступит в местные бюджеты городов и районов Приморья, остальные деньги “осядут” в краевом бюджете.

Трудовые долги “Дальэнерго”

Представители 12-тысячного коллектива “Дальэнерго” на профсоюзной конференции утвердили условия трудового договора на 1999 год.

Нелегкое промышление

- Штаны у меня китайские, рубашки китайские, корейская куртка, свитер тоже, по-моему, китайский. Только носки остаются - вот они-то российского производства! - рассказывал о своей одежде Леня. Он - среднестатистический студент, а следовательно, человек, который не может себе позволить часто обновлять гардероб. Леня сидит в общежитии, где в это время по телевизору проходит “югославское” заседание Госдумы. Одна из депутатов яростно выступает в защиту российского производителя: “Надо запретить ввоз импортных товаров”. Сама, однако, в фирменном костюме...

Последние номера