Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Мегаполис

Вовка с рынка и Оксана из ДВГУ

Бытует мнение, что все русские на милосердие как бы запрограммированы. Но трудно в это поверить, когда знакомишься с жизнью 13-летнего Володи Усса.

Бытует мнение, что все русские на милосердие как бы запрограммированы. Но трудно в это поверить, когда знакомишься с жизнью 13-летнего Володи Усса.

Судьба у Вовки нерадостная и, возможно, уже типичная для нашего времени. Его семья живет в деревне Виноградовка Анучинского района. Родители пьют, отец избивает детей. “Я не могу и не хочу с ними жить”, - говорит мальчишка. Поэтому и убежал прошлым летом вместе со старшим братом из дома. Подались они сначала в Арсеньев, где познакомились с такими же пацанами из такой же пьющей семьи. Вместе подрабатывали - плату получали когда продуктами, а когда и деньгами. Ничего, жили не тужили. Но однажды попались в руки милиционеров. 16-летнего Гришу отправили домой, а Вовка умудрился сбежать. Сел в “поезд с дровами” и поехал куда глаза глядят. На одной из станций охрана его увидела, но юркий мальчишка, как колобок, и от них ушел. На попутной машине добрался до Уссурийска, оттуда электричкой во Владивосток.

Прохладным летним утром он вышел на Первой Речке. Голодный, озябший, грязный. Чтобы понять Вовкино состояние, нужно, наверное, взглянуть на своего ребенка, нежащегося в чистой постели в ожидании, пока мама, приготовив нехитрый завтрак, ласково потреплет за вихор: “Вставай, засоня!” В жизни Вовы Усса этого не было. Ему не о чем было вспоминать, поэтому, поеживаясь, он отправился прямиком на рынок. Дело уже привычное: машину разгрузил, деньги получил, поел - вот и хорошо. “Ящики для тебя все же тяжеловаты”, - сочувствую Вовке. Он как-то очень по-взрослому вздыхает: “Есть-то охота”.

Недели две ночевал в подвалах ближайших домов. Такой одинокий, такой никому не нужный человек. Ребенок. “Потом я познакомился со взрослыми пацанами, они рядом работали. Взяли меня в свою компанию, они квартиру на Столетии снимают. Классные пацаны!” Один из этих парней - Алексей - сам бывший детдомовец, тоже хлебнувший лиха в этой жизни. Наверное, поэтому и Вовку пожалел. Каждый день, без выходных, они приезжают на рынок к 8 утра и крутятся там до вечера. По пути домой “скидываются”, покупают продукты, по очереди готовят. Перед сном Вова любит почитать: “Мне приключения всякие нравятся. И фантастика”. “Не обижают тебя?” - осторожно интересуюсь у мальчишки, памятуя о наркоманах и педофилах. “Мы дружно-дружно живем”, - улыбается. И такие у него при этом лучистые глаза, что не поверить просто невозможно.

Этой зимой в жизни Володи Усса появилась Оксана Журбенко. Сама-то совсем юная, тоненькая, как манекенщица. Методист кафедры педагогики и психологии ДВГУ. “На нашей кафедре есть педагогический отряд “Исток”, - рассказывает она. - Мы занимаемся организацией детского отдыха. На каникулах работаем в лагерях - там у нас с утра до вечера каждый ребенок под присмотром”. Но Вовка-то как мог в лагерь попасть? Вот тут ему повезло. На рынке познакомился с Амерой, которая иногда приходит помогать маме. Амера полулегально привезла нового знакомого в лагерь на короткую зимнюю смену. “Он сначала очень дичился, трудно ему было влиться в детский коллектив”, - говорит Оксана. Однако мальчишка оказался просто замечательный, и бросить его на произвол судьбы Оксана уже не смогла. “Тебе бы учиться”, - сказала она Вовке. Надо было видеть, как загорелись у него глаза: “Я так хочу в школу! Мне математика нравится, “четверки” и “пятерки” по ней получал. А еще физру люблю”. Тогда, может быть, лучше в детский дом? Но тут Вовка был непреклонен: “Ни за что. Попробовал однажды. Там драться надо”.

Оксана пошла в вечернюю школу № 2. “Почему вы пришли в середине года? - спросили ее. - Почему вы им занимаетесь? И вообще - зачем вам этот ребенок?” Не приняли - нет свидетельства о рождении, личного дела, прописки во Владивостоке. В одном из отделов народного образования администрации города Оксану выслушали внимательно, но вердикт был суров - родители прав не лишены, мальчиком должны заниматься органы опеки Анучинского района, и документов у него нет. “Может быть, в порядке исключения вы позвоните в школу, чтобы его приняли? - спросила Оксана. - Как только сдам кандидатский минимум, сама съезжу к его родителям, заберу бумаги. Иначе он потеряется в этой жизни, а ведь может вырасти нормальным человеком”. Не удалось доказать...

Вовку никто не ищет. Знакомые из деревни, приезжающие торговать картошкой, уже не раз видели его на рынке. До родителей эта информация не могла не дойти. Но не то чтобы приехать за сыном - даже одежонку не передали мама с папой. Хорошо, торгующие на рынке женщины иногда кое-что дарят. Так что одет мальчишка нормально. А он, похоже, славный - на заработанные деньги купил Амере, своему первому помощнику, букет цветов к 8 Марта.

У каждого из нас своих забот достаточно. Но если находится человек, не жалеющий своего времени и сил, чтобы помочь мальчишке “без определенного места жительства”, неужели нельзя махнуть рукой на все правила? Уж такой во всей стране бардак, что маленькое нарушение инструкции вряд ли его усугубит. Сдается, что даже одного звонка директора рынка директору школы было бы достаточно. Поручиться только - будут эти проклятые документы.

Вовка не пьет (“Попробовал - не понравилось”), не курит (“Тоже не в кайф”), о наркотиках и спрашивать не стала - слишком уж ясные глаза у пацана. Ему очень хочется учиться. Но он ни за какие коврижки не вернется в семью, и в детдоме, даже самом распрекрасном, жить не будет. Он уже в состоянии выжить самостоятельно, ведь скоро год, как кормится своим трудом. Но при этом он все еще ребенок, которому нужна помощь. Совсем не трудно представить, что может случиться, если не протянуть ему руку. Если даже теперь, когда до конца учебного года осталось всего ничего, ему разрешат присутствовать на уроках, он будет счастлив и на следующий год с удовольствием пойдет не в 9-й, а в 8-й класс.

Сейчас все возможное для Вовки старается сделать Оксана. Но бюрократическую стену ей одной пробить не по силам. Мальчишка регулярно приходит на кафедру: “Оксана, что?” Услышав ответ, уходит, понурив голову. Ему так хочется в школу.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, Армен ЗАХАРЬЯНЦ (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
От налогов пропадает желание

Завтра, 1 апреля, истекает срок представления налогоплательщиками деклараций о доходах в 1998 году.

Ежей ловить будут по-новому

Комитет рыбного хозяйства администрации края начал прием заявок на промысел в 1999 году морского ежа.

"Востоктрансфлот" ко дну не пойдет

Совет директоров компании “Востоктрансфлот” поддерживает обеспокоенность губернатора Приморского края Евгения Наздратенко судьбой торгового и рыбопромыслового флота и предпринимаемые им меры по защите российского флага. Решение этих проблем является для нас стратегическим приоритетом номер один. Приоритетом, который реализуется делами. Ни для кого не секрет, что прежнее руководство оставило “Востоктрансфлот” идущим на дно и официально обращалось к губернатору с просьбой объявить компанию банкротом. Из 112 судов было продано 64. Из оставшихся еще 8 были переведены под иностранный флаг, 7 находились под арестом, 11 удерживались за долги. Долговая кабала составляла 96 миллионов долларов - более чем реальная угроза ареста в международных портах и распродажи всех судов с молотка за долги. Новому руководству удалось снять аресты и предотвратить судебную продажу флота. За полтора года вполовину сокращен внешний долг. Из управления иностранных компаний возвращено 27 судов. Были блокированы попытки американского судовладельца скупить контрольный пакет акций “Востоктрансфлота” и таким образом уничтожить конкурента.

Снаряды падают в одну воронку

Ровно через 5 лет после страшной трагедии на складах авиационного вооружения и боеприпасов ВВС ТОФ в поселке Новонежино на арсенале военно-воздушных сил в Шкотовском районе вновь раздался взрыв.

Мичмана Тимошенко “вытащил” генерал Шпигун

Когда на территории страны процветает почти узаконенная работорговля, а захват заложников является едва ли не нормой при решении политических вопросов, шокирующий любое цивилизованное общество факт похищения человека для “дорогих россиян” становится обыденным. В обстановке беспредела “в законе” в разряд сенсаций переходит другое - удачное возвращение из плена. Поэтому быстрое освобождение похищенного в Чечне мичмана Тихоокеанского флота Олега Тимошенко вызвало массу противоречивых комментариев.

Последние номера