Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Тяжело в лечении, легко в гробу

На эмблеме российского здравоохранения змею над чашей надо заменить на змеевик самогонного аппарата. Так будет вернее.

На эмблеме российского здравоохранения змею над чашей надо заменить на змеевик самогонного аппарата. Так будет вернее.

Главному врачу сельской участковой больницы в Дальнереченском районе бабушки носят растения в горшках.

- Бери, милок, это хирург, только без ножа. Дождешься цвету, настоишь на самогонке, и любой нарыв тут же прорвется...

Сегодня самогонка и без этого растения на селе первый врач. Ее пациенты приносят в бутылочках из-под тоника и оставляют в процедурном кабинете. Запахи там стоят - закачаешься. И надо сказать - тьфу-тьфу - пока никаких абсцессов, никаких заражений, действует не хуже медицинского спирта.

Травки, которые бабули предлагают врачам, соблазнительны, но пользовать их пока еще не решаются, не выветрился из головы старый врачебный принцип - не навреди. В самом деле, для того, чтобы любое бабушкино средство ввести в процесс лечения, врач должен иметь по крайней мере какие-то официальные рекомендации. Вот и разводит он дома оранжерею - тут и хирург без ножа, и загадочный семицвет, который, говорят, от язвы помогает. Это если седьмую почку на стебле оторвать и опять же на самогонке настоять, и алоэ, и каланхоэ...

А в больнице между тем осталось 2-3 наименования лекарств, присланных по гуманитарным каналам. Одно из них называется рифампицин. Это единственный на сегодняшний день антибиотик, доступный таежным селам Дальнереченского района бесплатно. Дают его всем подряд, поскольку в районе уже есть случаи смерти от воспаления легких среди пациентов, не имеющих денег на нужные антибиотики. Следовательно, лучше уж перестраховаться. Хотя противопоказаний у рифампицина, по-моему, больше, чем показаний. После его приема у больных “возможны желудочно-кишечные расстройства (тошнота, рвота, понос, желтуха), головная боль, аллергические реакции (кожный зуд, сыпи, крапивница) и некоторые другие осложнения”. Берешь в рот этакую капсулу и ждешь - не взорвется ли в животе...

Конечно, больные, посмотрев на цены в аптеках, вспоминают про малиновые листья, зверобой, мяту, березовые почки. Но, по наблюдениям врачей, все эти старинные рецепты уже не действуют на пациентов, сызмальства привыкших к антибиотикам, другим сильным лекарственным средствам. К тому же травы надо собирать и сушить в определенное время, хранить особо, настаивать по правилам. Ну а мы народ не только живучий, но и сообразительный. Все настаиваем на самогонке, и лечение всегда в радость.

Вот вам мой собственный рецепт. У меня пониженное давление, близорукость и вечные простуды. С осени я собираю горький красный перец и настаиваю его, ну, конечно, на самогонке, такой, чтобы горела. Настойка через месяц становится красной, и я ее пью. Столовую ложку, не запивая ничем и не закусывая. Первое ощущение - словно паяльной лампой внутри прошлись. Потом отдышишься, и все приобретает иной вид. Врачи говорят - сосуды расширяются. Не знаю, но очень хорошо организму!

Хороша и настойка из свежей мяты. Она успокаивает, действует как снотворное. Правда, на тех, кто еще не увлекался диапамом и прочими химическими средствами. Моя подруга с осени выкашивает мяту, набивает ее в банку и заливает. Угадали, все той же самогонкой. Столовой ложки хватает, чтобы уснуть и увидеть хорошие сны. А цвет у настойки изумрудно-зеленый. Зимой одно это уже вселяет надежду на улучшение хотя бы погоды к весне.

Однако, дорогой читатель, признаться честно, все эти средства годны для относительно здоровых людей. По-настоящему больному человеку в деревне просто нечего делать. До больницы, которая располагает хотя бы минимумом диагностических средств, надо доехать, а денег у большинства селян нет. Здесь давно уже процветает натуральное хозяйство. А доехав, больной узнает, что лекарств на первый курс лечения ему надо купить как минимум на 3-4 сотни рублей. Повздыхает селянин, почешет в голове и вернется к излюбленным средствам (смотри выше).

Тем статистикам, что учитывают наш прожиточный минимум, не грех бы заглянуть в карточки больных, где фельдшер сначала старательно выписывает лекарства, необходимые для лечения, а потом через неделю добавляет: “Больной лечения не прошел, нет денег”.

Острые болезни постепенно превращаются в хронические, а врачам все чаще и чаще приходится сталкиваться с запущенными случаями. Особенно у пациенток. Женщины попадают в больницу с маточными кровотечениями, причем большинство из них еще так молоды! Обычная ситуация - выписали из роддома, вовремя не показалась специалисту, через неделю-другую привозят обескровленную в участковую больницу, откуда срочно везут в город. Авось будут деньги, авось найдут лекарства, авось молодая мама вернется домой. Но по-настоящему здоровой она уже никогда не будет.

Да что там судьба молодой женщины! Судьба сельской медицины на волоске. В больнице нет медикаментов, следовательно, неплатежеспособные пациенты и не ложатся на лечение. Смысла нет. Значит, простаивают койки, что, по утверждению медстатистиков, ведет к тому, что сокращается коечный фонд. Зачем, мол, держать в больнице койки, если на них нет пациента? Сокращается коечный фонд, еще меньше становится поступление лекарств. Замкнутый круг. 10 лет назад в селе Ракитном, где расположена единственная больница на 16 деревень, было 80 коек, сейчас 30, грозят сократить еще 5. Больных между тем меньше не стало.

“Русский крест” - так называют сегодня ситуацию в России, при которой линии рождаемости и смертности перехлестнули друг друга. Рождаемость падает, смертность растет.

Умирают старики в тех полумертвых деревеньках, где нет фельдшеров. Умирают дети - у родителей нет денег на лекарства. Умирают люди в самом расцвете сил, потому что до больницы их надо везти 120 километров по разбитой дороге в неприспособленной машине. А те, кто еще жив, уповают на судьбу и настойку, которая хранится в чуланчике.

Автор : Елена МОСКВИЧЕВА, специально для "В", Вячеслав ВОЯКИН (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Дорожники без работы не останутся

Итоги дорожного строительства в крае за прошлый год и планы на текущий были обсуждены в комитете дорожного хозяйства администрации края.

Голый конец отопительного сезона

С 34 до 50 градусов подняли в ночь с понедельника на вторник температуру горячей воды во Владивостоке на большинстве городских теплоисточников. У жителей Фрунзенского, Первореченского, Советского и частично Ленинского районов появилась возможность помыться или постирать вещи.

Верь глазам своим

Мало кто знает, что в более чем 40 школах Владивостока накануне отопительного сезона были установлены приборы учета тепловой энергии. Однако показания с них сегодня не снимаются, расчеты с энергетиками идут по старинке. И не потому, что теплосчетчики плохи или невыгодны в эксплуатации. Совсем наоборот. Опыт их использования показывает, что фактическое потребление теплоэнергии кратно ниже того, которое нам предъявляют к оплате теплосети.

Контракт - тот же трудовой договор

Всего несколько лет назад мы все были наемными работниками. Нас защищал профсоюз, администрация не могла уволить нерадивого сотрудника, предварительно не объявив ему три выговора, и т. д. Потом появились всевозможные ООО, ИЧП, ТОО, предприятия стали акционироваться. И многие растерялись - подписывать ли контракт? не изменится ли мое положение к худшему? О том, чем отличается работа по найму от работы по контракту, рассказывает ассистент кафедры трудового права Юридического института ДВГУ Валерия СИНИЦЫНА.

В УВД края отработали 'самарский вариант'

В минувшую субботу прошли учения по отработке действий в случае возникновения пожара в здании управления внутренних дел Приморского края.

Последние номера