Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Елена Камбурова: На меня не действуют эпидемии

Певицу я нашел. Это была никому неизвестная тогда девочка, окончившая эстрадно-цирковое училище. Она любила петь песни Окуджавы и пела их хорошо.

Певицу я нашел. Это была никому неизвестная тогда девочка, окончившая эстрадно-цирковое училище. Она любила петь песни Окуджавы и пела их хорошо.

Я заставил Лену учиться нотной грамоте, которую она не знала, почему-то на эстрадном отделении этому не научили. Она занималась много. Человек она талантливый, очень искренний, неистовый. Ее минусы - она всегда, к сожалению, неточно интонировала, могла спеть фальшиво.

В какой-то момент Лена очень увлеклась Леонидом Енгибаровым - был такой замечательный клоун, совершенно необычный. Под влиянием Енгибарова она решила, что должна добавить к пению какое-то пластическое решение. При том, что она плохо двигалась. И когда начинала двигаться, забывала о голосе. Та же Алла Пугачева, которая вообще мало училась, всегда обладала фантастически чистой интонацией. По-моему, она так поет и по сей день”.

Так, вольно или невольно, Микаэл Таривердиев сравнил в своей книге воспоминаний двух певиц, далеких друг от друга, как противоположные полюса. Сравнение, как видим, не в пользу Елены Камбуровой. Но взыскательный композитор, в отличие от нас, сегодняшних, смотрел на процесс изнутри. И ему было не дано предугадать, чем его суровое слово отзовется, ну, скажем, двадцать лет спустя. Отозвалось - божественным искусством “падчерицы” и бурной лично-общественной деятельностью “любимицы”. Тишиной и эпатажем.

Что тут лучше, что хуже, как говорил Поэт, каждый выбирает для себя. Впрочем, Камбурова в отличие от Пугачевой на выборе в свою пользу не настаивает. Более того, бежит от популярности как черт от ладана. Дорожит не публикой, а Зрителем. Не потому ли на недавних гастролях в Америке газеты назвали ее “элитной звездой”?

На единственном концерте Елены Камбуровой во Владивостоке зал, как всегда, был полон. Ее голос то взлетал, то падал в каком-то фантастическом диапазоне.

Минимум движений и жестов самым невероятным образом - от песни к песне - складывался в яркие мини-спектакли. Как всегда, певица выходила на “бис”, а после выступления принимала в гримерке объяснения в любви. Журналисты стояли в очередь на интервью, ловили момент. Уже наутро певица улетала домой, в Москву.

- Мой первый прилет во Владивосток был давно. С тех пор я обожаю этот край.

Раньше можно было приехать на какое-то время, все посмотреть, отдохнуть. Я приезжала в город. А теперь - на площадку. Теперь как-то все грустней. Все так утилитарно, все подсчитывается. Даже просто доехать до вас сложно.

- Лена, а в каком времени вы чувствовали себя уютней, комфортней - когда начинали (ее первое выступление состоялось в 1966 году в Театре эстрады. - Н.О.) или сегодня?

- Время, когда я начинала, было благосклонно к поэзии, к тому, что вне быта. И целое поколение людей выросло в духе, в каком бы надо чтобы вырастал человек. Студенческие аудитории были совершенно другие. Молодые люди могли долго слушать поэта, просто читающего свои стихи, если это давало какую-то информацию душе. Но, конечно, и то время было не идеальным. Книги Солженицына люди переписывали от руки. И моя биография тоже связана с невозможностью петь то, что ты хочешь, по цензурным причинам. У меня была прекрасная возможность поехать по всей стране с самой первой концертной программой. Но ее посчитали антисоветской - и не пустили.

Кроме “упадочнических” Окуджавы и Матвеевой молодая певица включила тогда в свой репертуар “Орленка”, “Трубача” и “Гренаду”. Думала, выручат. Но ей сказали, что в ее насквозь пессимистическом исполнении даже трубач не зовет на борьбу, не дает уверенности в завтрашнем дне. В Москве не дышалось. И Лена поехала осваивать провинцию. В одном из интервью она сказала, что вся разница во временах заключается в том, что тогда главным был идеологический, а сейчас - финансовый доход.

- Времена меняются, а вы - нет. Несмотря ни на какие соблазны карьеры, известности, моды, Елена Камбурова остается верной себе и своему зрителю. Судя по всему, на сцене это удается далеко не каждому. Что вам помогает оставаться самой собой?

- Песни. Когда в них входишь неформально, по-настоящему, они становятся твоей нравственной школой. Благодаря им, климату, в который я попадаю, этой системе координат, этой школе невозможно меняться, быть флюгером, во всяком случае, в стране, которая называется “Песня”. Я как на островке, на нем и плыву все время. Меняется все вокруг, а он плывет. Это чудо, и оно существует. Я нахожусь внутри, и на меня не действуют эпидемии.

- Сложные, удивительные песни на стихи Блока, Мандельштама, Гарсиа Лорки, Высоцкого... А вам никогда не хотелось сделать шлягер, хотя бы на спор? Чтоб знала вся страна. Кстати, один я знаю - “Спи, моя радость, усни” из “Спокойной ночи, малыши”.

- А еще - песенка к “Ералашу”: “Девчонки и мальчишки, а также их родители...”

- Это - вы?!

- Да. А что касается того, чтоб спеть на спор, - нет, такого не было никогда.

Всегда интереснее было петь песни, которые не на слуху. Потратить 2 часа концерта на то, что человек никогда не слышал и не услышит, потому что этого нигде больше нет. Популярность такая вещь, которую трудно соединить с формой моего существования на сцене. С самого начала мне советовали: не надо, то, что ты делаешь, интересно одной студенческой аудитории. Выйдешь на большую сцену, увидишь, что это никому не нужно. Ну, хотя бы начни с чего-нибудь попроще, а потом... Но я, как первоклашка, хорошо выучила самый первый урок: если я говорю на этом языке, другого не нужно. Так получилось, что первая песня, которую я записала на радио, была по сути эстрадной. “Я тебя не люблю. С той поры, как ты в нашем поселке...” И сразу - масса писем, все хотят познакомиться, просят выслать фото. Я эту песню потом никогда на сцене не пела. И в эфире тоже. Это - совершенно другая история. Можно много такого было бы спеть, но тогда я оказалась бы на другом островке.

- Я где-то читала, что в детстве вы хотели быть укротительницей тигров...

- Да, я такую мечту имела. Но это не более чем детские фантазии, когда посмотрел фильм - и загорелся. А в принципе во мне этого нет - укрощать, заставлять. Я могу только просить, предлагать и надеяться, что меня поймут и сделают так, как я прошу. Это очень плохо, а в деле это просто ужасно. Я сегодня - руководитель театра, и мне надо проявлять жесткость в каких-то вещах. А я не могу проявить.

- Ваш Театр музыки и поэзии - это вы и два ваших музыканта: пианист Олег Синкин и гитарист Вячеслав Голиков?

- И молодые певцы, композиторы и актеры, которые с нами рядом. Сейчас они вырастают в солистов. И я очень надеюсь, что их увидят и во Владивостоке, и на телевидении. И хотела бы назвать их имена. Это Александр Лущик, Елена Фролова, Татьяна Алешина, Ульяна Бударных, Андрей Крамаренко, Инна Тудакова, Инна Разумихина, Ярослав Здоров, Ирина Евдокимова. Их много и их будет много. Обязательно.

- Долгое время ваш театр не имел помещения, и все выступления, на которые, как известно, трудно достать билетик, проходили в Школе современной пьесы на Трубной. Как сейчас обстоят дела?

- Правительство Москвы предоставило нам помещение, которое сейчас капитально ремонтируется. И мы хотим сделать зал не только для певческих вечеров, но чтоб там проходили спектакли - музыкальные, драматические. Такой чисто театральный зальчик.

Как сказала бы напоследок сама Лена (есть у нее любимая фраза): “Вот такая история”. Со счастливым как будто концом. Но что такое - счастливый? И конец ли? После концерта ее спросили, что такое счастье и добилась ли она всего, чего хотела, - как певица, как женщина.

- Счастье - в общении с людьми, которые прекрасны, - ответила она.

Был, кстати сказать, вечер дня всех влюбленных. Всех, кто любил и любит.

Расспросить бы ее, Елену Камбурову, о ее любимых. О Леониде Енгибарове, ушедшем так рано - в роковые 37 лет. Ведь все, что осталось о нем в памяти публики, - черное трико клоуна-мима, зонтик и тросточка. Хорошо было бы расспросить подробнее.

Или - о Фаине Георгиевне Раневской. Последние годы ее жизни они с Леной очень дружили - три новогодних праздника вместе.

Или - о любимом Окуджаве, который на вопрос, почему он давно не пишет, ответил гениально просто: “А я все написал”.

Или - о ней самой, о ее жизни, тайны которой оберегаются от глаз постороннего столь же свято, как и заповедник ее искусства. Может, вспомнила бы свое детство, как писала школьные сочинения в стихах, в одиночку лицедействовала на чердаке, как гордилась подарком пионерской дружины - книжкой с надписью “Лучшему чтецу-декламатору”...

Однажды была замужем. А дальше, как сама про себя говорит, - одинокий путник.

Если где и остановится, то это будет “Балаганчик”, но не “Балаган лимитед”.

И пусть ей иногда кажется, что она так же смешна, как человек, преподающий высшую математику в первом классе. Что ж, голубчик Петрушка - герой ее песни - тоже, наверное, кому-то смешон. Ничего. Главное, чтоб из него никогда не вырос Иванушка-inter-national.

Автор : Наталья Островская, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Айко-Кэн” до сих пор не получила денег

19 января 1999 года в материале “Моральное банкротство Василия Полещука”, опубликованном в газете “Владивосток”, говорилось о договоре уступки права требования кредитора, который был подписан между АО “Дальэнерго” и компанией “Айко-Кэн”, поставлявшей уголь для электростанций Приморского края.

И морскому ежу понятно

Любите ли вы мармелад? Конечно. А конфеты “Птичье молоко”? Ну кто же их не любит! Причем настоящие гурманы, конечно, замечают, что “Птичье молоко” из Москвы по вкусу значительно уступает владивостокскому, фабрики “Приморский кондитер”, хотя изготавливаются конфеты по одному рецепту. В чем секрет? В агаре.

'Соевая корова' на бобах не оставит

В Приморье есть 46 установок по переработке сои, на которых можно производить самые разнообразные продукты питания. К сожалению, многие из них пока простаивают, а вот в Большом Камне у предпринимателя Владимира Прометова работают две.

Дави масло, фермер

У “Аскольда” очередная новинка в выпуске товаров гражданского назначения - экструдер. Это малогабаритный агрегат для производства растительного масла из сои методом выдавливания, исключающий применение химических реактивов, дающий экологически чистый продукт.

“ПМП” принято в “Интертанко”

ОАО “Приморское морское пароходство” принято в престижную ассоциацию “Интертанко”. Это международная организация независимых владельцев танкеров, под эгидой которой числятся около 70 процентов всего мирового танкерного флота.

Последние номера