Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Этот постоянный Наздратенко

Сегодня губернатору Приморского края Евгению Наздратенко исполняется 50 лет. Дата, с наступлением которой каждый задумывается о пройденном пути, сделанном и неосуществленном, осмысляет, совпало ли желаемое с действительным. “Земную жизнь пройдя до половины…” - итожил свой путь великий Данте.

Сегодня губернатору Приморского края Евгению Наздратенко исполняется 50 лет. Дата, с наступлением которой каждый задумывается о пройденном пути, сделанном и неосуществленном, осмысляет, совпало ли желаемое с действительным. “Земную жизнь пройдя до половины…” - итожил свой путь великий Данте.

50 – это не половина, это гораздо больше. И такие итоги каждый человек подводит наедине с собой и самыми близкими людьми и друзьями.

Мы не удивились, когда Евгений Наздратенко отказался давать какие-либо юбилейные интервью. “Чего я стою в свои 50, я знаю, чего я стою для других людей как губернатор, не мне оценивать”, - сказал Наздратенко. И тогда мы вспомнили, что на одной из первых пресс-конференций в 1993 году, когда Наздратенко еще не “обкатался” в коридорах власти, не был, как это сейчас говорят, раскручен, он говорил о вещах, которые можно считать программными для политика и человека. Прошло 5 лет, и у нас есть повод взглянуть – что удалось или не удалось Наздратенко-политику и в чем изменился за эти годы Наздратенко как человек?

Е. И. и гражданское согласие

“Кровь в своей стране не должна пролиться. Ордена за эти вещи не должны даваться в этой стране. Схлестываются интересы одних людей, а кровь проливают совсем другие. Вот что происходит на самом деле. Взгляды все должны иметь право на существование: и крайние, и демократы, и прочие. Но нельзя браться за оружие. Оружие – это уже страшно”.

(Напомним: до войны в Чечне еще 2 года. – Прим. ред.)

Е. И. и президент

“В 1990 году я познакомился с президентом Ельциным. Ехал на 1-й съезд Верховного cовета России я не сторонником президента в силу той информации, которая была в стране, – достаточно однобокой. Затем я увидел действия по отношению к нему, я увидел методы, которые к нему применяли, и я поддержал этого человека. Хотя я скажу, что по многим вещам моя позиция расходится с точкой зрения Бориса Николаевича. Но я думаю, что окружение вокруг на него больше действует, чем советы даже со стороны друзей”.

(Напомним: в 1993 году фамилий из “окружения” еще не знал никто, включая и глав субъектов федерации. – Прим. ред.).

Е. И. и правительство

“Меня обвиняют в шантаже правительства. Ну ничего себе! Кто-то считает, что у нас и топлива хватает, и средств хватает. А у нас находилось 87 министров, и один Наздратенко их зашантажировал, и было подписано это известное постановление. Все это необходимо было сделать давным-давно, чтобы Приморье могло бы хотя бы на половину прожиточного минимума подтянуться – я уж не говорю, выйти в лидеры”.

Е. И. и Дальневосточная республика

“На той сессии краевого совета, где меня утверждали главой администрации, я категорически выступил против самой идеи ДВР! Столько депутатов в зале сидело, столько людей слышали мое выступление, что я против создания Дальневосточной республики, против даже референдума по этому вопросу. А кто-то уже в премьер-министры рвется. Я на всю Россию говорил, что не должно быть никакого дробления государства. Как можно об этом говорить?! Даже думать?!”

Е. И. и реформы

“Хлеб – дело святое. Я считаю, что такого повышения цен не должно было быть в Российской Федерации. Руководство страны должно было найти деньги, но зафиксировать цены на основные жизненные продукты. Мое глубокое убеждение – с этим играться нельзя. Я предупреждал, что не будет никакого богатства очень быстро. Еще годы и годы будем только пятиться под той разрухой, которая происходит. Это очень опасный процесс, когда все развалилось, приватизировалось. Хоть один магазин выполнил свое обещание при приватизации сохранить профиль? Мы сначала все отпустили, а теперь пытаемся наладить контроль. А нам говорят – нельзя, уже рынок. Да нет никакого рынка! Экономикой можно и нужно управлять, и не надо говорить, что рыночная экономика самоуправляется. Даже велосипед сам не едет без седока.

А как делать правильно? Первое. На территории Приморского края не надо создавать московского психоза (речь идет об октябрьских событиях 1993 года. – Прим. ред.). Мы должны жить спокойно. Второе. Правительству России надо осуществить пусть небольшие, не глобальные, но 2-3 реформы, которые дошли бы до человека, чтобы он почувствовал – это улучшение жизни, а не ждать каких-то обещанных иллюзий, которые неизвестно когда придут. Третье. И администрация Приморского края обязана сделать то же самое в русле общегосударственной политики. Но мы просим – снизьте хотя бы на 50 процентов транспортные и энергетические тарифы, иначе мы становимся уже не географически - экономически отдаленными территориями”.

Е. И. и оппоненты

“Понятно, кто себя выставит на выборы очень скоро. Вы все знаете эти фамилии. И какую карту они будут разыгрывать: опять “ПАКТ”, опять администрация в черном свете, опять разграбление края. Как грабителем можно назвать меня?! Я только строил и создавал. Как разграбление можно приписать по тем действиям, когда мы попросили навести порядок и на таможне, и на бесконтрольном вывозе?! Как разграблением можно называть нашу просьбу повнимательнее взглянуть на процесс приватизации, что на предприятиях должна быть государственная доля?! Это же не доля Наздратенко, это доля управления Госкомимущества!”

Е. И. и Приморье

“Я не являюсь чьим-то ставленником. Я жил, живу и буду жить в Приморье. Приморье для меня не плацдарм, не запасной аэродром и не стартовая площадка. Я хочу спокойно ходить по улицам городов и поселков нашего края и смотреть людям в глаза, когда я оставлю кабинет главы администрации. Сейчас я служу Приморью и приморцам. Не промышленным и банковским группам, не чиновничьим группировкам из Москвы! Приморье – это моя родина и моя ответственность в полной мере”.

Человек у власти – всегда объект для критики. Наздратенко точно так же попадает под огонь, когда где-то рубанет сплеча, когда его подчиненные оказываются не на высоте, когда на краевую администрацию сыплются грехи других ветвей и уровней власти – кому хочется разбираться, кто на самом деле виноват; власть за все в ответе…

Но в одном нельзя обвинить Наздратенко – в таланте быть изворотливым, умении менять свои позиции и убеждения, сбрасывать кожу как змея и сегодня быть красным, а завтра серо-буро-малиновым. Столь любимое политиками слово “стабильность” имеет русский эквивалент “постоянство”. Наздратенко – из тех, кто постоянен.

Автор : Владимир Ощенко, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Над Уссурийской тайгой занесен безжалостный топор

На международной глобальной конференции в Коста-Рике заслушан приморский доклад.

Берингово море цветет и дурно пахнет

Что происходит с одной из крупнейших рыбных житниц Мирового океана?

Мыльный пузырь конверсии

Россия не сможет существовать как государство без мощной оборонной промышленности.

Заботы фермера

В конце прошлой недели состоялась краевая ежегодная конференция фермеров, входящих в АККОР “Приморская”. В ней приняли участие помимо фермеров специалисты различных ведомств, связанных с сельским хозяйством, перерабатывающей промышленностью, представители краевой власти, банкиры, ученые, предприниматели.

Вице-губернатор для воров - не авторитет

С персонального “Лендкруизера” с фирменными государственными номерами “о 005 оо” вынужден пересесть на обычную “разгонку” курирующий краевые финансы вице-губернатор Александр Кузич. Но сделано это не в целях экономии бюджета. Причина до банальности проста - впервые в новейшей истории Приморья у государственного чиновника столь высокого ранга угнан служебный автомобиль.

Последние номера