Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Самый теплый дом

До села Красный Яр путь не близок. От гострассы Владивосток - Хабаровск - 150 таежных километров. Лениво вползают они с увала на увал, а зимой кажутся еще и в два раза длиннее. Особенно когда попадешь на эту дорогу после снегопада да машина не раз побуксует на подъемах, непременно сползая в будто намагниченный кювет.

До села Красный Яр путь не близок. От гострассы Владивосток - Хабаровск - 150 таежных километров. Лениво вползают они с увала на увал, а зимой кажутся еще и в два раза длиннее. Особенно когда попадешь на эту дорогу после снегопада да машина не раз побуксует на подъемах, непременно сползая в будто намагниченный кювет.

Разные приходилось слышать версии о рождении названия этого села. И одна из них такая: будто первые устроители села, выбиравшие место для него, увидели с правого берега Бикина, что левобережная сторона с невысоким яром, густо поросшая молодым красноталом, словно алым пламенем объята в лучах утреннего солнца. И назвали это место Красным Яром.

Живут в этом селе преимущественно аборигены Дальнего Востока, потомственные охотники. Дети и внуки многих из них, кстати, давно уже перешли в “разряд” интеллигентов и стали учителями, врачами, учеными, писателями и художниками. Но есть еще одна примечательная особенность у села, о которой и в Пожарском районе до сих пор не каждый знает: три с половиной года тому назад открыт был здесь дом-интернат для людей престарелых, оставшихся на склоне лет без какого-либо попечительства родственников. Сейчас их здесь 10 человек, и все они местные жители. И для ухода за ними определены 8,5 штатных единицы - с поварами, санитарами-нянечками. Ни на минуту, одним словом, не остаются старички без заботливого надзора своих опекунов - работников дома-интерната.

Живут дружно, одной семьей. Вот ветеран войны Коко Сесанович Кимонко - ему уже далеко за 70. Его жене Надежде Либосановне Мартыновой - 91 год. Это самые старенькие, нуждающиеся в постоянном уходе и внимании. Другие - помоложе, способны даже поработать на всю семью. Павел Васильевич, например, специализируется на колке дров для баньки - тут она, во дворе, а Иван Петрович непременно воды наносит из колодца. Летом, можно сказать, все без исключения в собственном огородике копаются - выращивают на 8 сотках разные овощи, зелень, картошку. Трудотерапией в шутку называют эту работу для души. Но шутки шутками, а урожай самый лучший получают в селе - собственной картошки, например, до конца февраля хватит, только потом начнут прикупать у односельчан.

По важным делам и событиям обязательно собираются на общий совет - когда надо, допустим, обсудить подписку на газеты и журналы или меню завтраков, обедов, полдников и ужинов на предстоящую неделю. 3 года тому назад в повестке дня таких собраний в комнатке-столовой были вопросы и посложнее, потому что приходилось персоналу сталкиваться и со случаями воровства, пьянства, было немало обид друг на друга по разным другим поводам. Теперь всего этого давно уже нет, каждый заботится друг о друге, и за стол никто не сядет, если кто-то еще не проснулся, например.

Разными путями приходят сюда старики. Одно их объединяет: оказались они совсем одинокими и практически беспомощными. Вот Владимир Афанасьевич, например. Он здесь вроде бы самый молодой, нет еще и 60 лет, но с детства инвалид - болезнь Дауна. Да на склоне лет еще автомашина его сбила, и он потерял ногу. Кому такой нужен в обществе, где сами сейчас еле концы с концами сводят, добывая крохи для собственного пропитания? И попробуй сам проживи на мизерную пенсию. А здесь всегда сыт, обогрет, под присмотром врачей - больничка-то на противоположной стороне узкой сельской улочки. И телевизор цветной можно смотреть до последней точки в программе: в село всю зиму свет дают через день - не хватает дизельного топлива, а для больнички и дома-интерната электричество круглосуточно “крутит” собственный маленький дизель-генератор, для которого топливо всегда находится.

- У нас есть все необходимое, - подтверждает и директор интерната Татьяна Канчуга. - Хорошо помогают администрации села, района, отдел соц-обеспечения, некоторые предприниматели, просто жители. Вот Герман Ким из Уссурийска, генеральный директор ООО “Мир”. Раньше он в Красном Яре работал охотоведом, не забывает нас: в течение года 4 раза привозил одежду, медикаменты, фрукты, рис. Никогда не отказывает в помощи местный предприниматель Александр Козлов. Жители села хранят в своих подвалах наш картофель, а если и продают нам какую-то свою огородную продукцию или мясо, то по самым низким ценам. А вот недавно из Лучегорска автобусом передали коробку с четырьмя новенькими куртками. Кто, откуда? И фамилию отказались назвать свою... Нет, нас не обижают. Да сами посмотрите: у вас дома есть продукты 41 вида? У меня тоже нет. А здесь - пожалуйста. Мы не поленились, посчитали. Так что нашим поварам-кормильцам не приходится экономить при готовке самых разных блюд, в том числе национальных. Пельменей, например, по-нашенски...

Женщины здесь работают старательные, и с самого первого дня персонал не менялся. Повара классные: Лариса Адян - специалист дипломированный, а Галина Кукченко до этого несколько лет работала в детском саду. Все село знает, как они вкусно готовят. И директор Татьяна Канчуга здесь с первого дня, хотя за 24 года жизни в селе и в лесничестве работала, получив диплом в техникуме, и киномехаником, когда пришлось собственным детям побольше времени уделять, и социальным работником по уходу за престарелыми односельчанами. Жена охотника, месяцами пропадающего на отдаленном охотничьем участке, воспитала четверых детей.

- Трудно, - спрашиваю, - работать директором такого вот дома-интерната?

- Да нет, - пожимает плечами в некотором недоумении даже. - Я “моторная” по природе, не могу сидеть на месте. Так что эта работа мне по душе. Трудно было, когда я одна ухаживала за шестью престарелыми односельчанами. А теперь нас тут 7 работниц. Но обеспечить в таком маленьком интернате для престарелых настоящий семейный уют ненамного, наверное, легче, чем в крупных, где по 100 и более стариков живет...

Но тут же оговорилась, что сельский, пусть и домашний по сути быт не всех устраивает. За минувшие годы через дом-интернат в Красном Яре прошло уже 27 человек. Осталось 10, а остальные уехали в города, к более цивилизованным бытовым условиям. Правда, недавно Татьяна Павловна узнала, что один из таких бывших ее подопечных обратно просится: жил на Седанке, в Партизанске, в Пантелеймоновке и уже добрался до дома для престарелых в Дальнереченске. Да еще десятка два престарелых жителей района просятся в Красный Яр. Но мест пока нет. И заветная мечта Татьяны Павловны - найти спонсоров и с помощью властей пристроить во дворе кухоньку-столовую. Тогда в жилом доме можно будет устроить еще 2-3 спаленки и поселить сразу 6 человек. Да не находятся пока такие вот состоятельные деловые люди. Хотя, как считает все же Татьяна Павловна, они еще, наверное, не знают об этой ее мечте...

Автор : Виктор ХОЛЕНКО, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
20 тысяч - не потеря. А естественная убыль

Совершенно короткий инструктаж в микроавтобусе. Отрывочные фразы, абсолютно ничего не говорящие непосвященному фразы типа: “Берем сразу все...”, “По одному на ларек...”, “Отбирайте ключи и замки...”, “Не дайте закрыть и уйти...”. И бригада в гражданском стремительно веером рассыпалась по заранее обозначенным ларькам.

Эта водка уже не пахнет

Госналогинспекция по Приморскому краю совместно с правоохранительными органами продолжает работу по предотвращению незаконного оборота спирта и алкогольной продукции.

“Летающие танки” атакуют завод

На аэродроме авиакомпании “Прогресс” приземлилось второе звено боевых вертолетов “Ми-24” (“Летающие танки”). Таким образом, здесь уже находятся 6 геликоптеров, выпускавшихся на заводе в 70-80 годы и выслуживших свой моторесурс почти до предела.

Возвращение рыбьего жира

Мы надолго выключили из своего рациона до тошноты надоевший еще в детстве рыбий жир. И, как оказалось, совершенно напрасно.

Хлеб должен быть доступен каждому

Употребление хлеба в большом количестве - национальная черта русского человека. На Руси мясо не заменяло ржаной хлеб. Он был по значению своему ценнее. Поэтому в случае неурожая люди испытывали страшное бедствие, несмотря на изобилие мяса.

Последние номера