Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Теперь зарплату берут измором

В прошлый понедельник, 25 января, в “Скорой помощи” Артема начал голодовку фельдшер Валентин Сон. Он требует одного - вернуть деньги, заработанные им за 7 месяцев прошлого года.

В прошлый понедельник, 25 января, в “Скорой помощи” Артема начал голодовку фельдшер Валентин Сон. Он требует одного - вернуть деньги, заработанные им за 7 месяцев прошлого года.

При виде цветастой занавески, отгораживающей в коридоре металлическую кровать, я вспомнила поговорку, популярную в сталинские времена: “Лес рубят - щепки летят”. Но, черт возьми, до каких же пор человек у нас будет “щепкой”? Униженным, бессильным, бесправным и даже голодным

В артемовской “Скорой помощи” в ноябре прошлого года двое уже голодали и соответственно зарплату свою получили. Теперь вот фельдшер Валентин Сон таким образом честным трудом заработанное за 7 месяцев “вылеживает”. Нормальный мужик, 23 года отдавший этой работе и спасший, думаю, не один десяток земляков, сейчас спасает свою семью. По-другому его поступок охарактеризовать не могу, потому что в тот день, когда Валентин Николаевич объявил голодовку, он оставил жену и 12-летнего сына с последней “пятеркой” на жизнь.

“После нескольких месяцев бесплатной работы, - рассказывает фельдшер, - я пошел в отпуск. Без отпускных. Потом заболел. Один бы как-нибудь еще выкрутился, но у меня жена - инвалид 2-й группы. Раньше диабетикам многие лекарства выдавались бесплатно. Сейчас - только инсулин. А им ведь еще и питание хорошее необходимо. В доме же, кроме картошки и квашеной капусты, ничего не осталось. Новый год встретили хлебом и бутылкой напитка. Я решил попросить лекарства в долг на работе. Когда отказали, терпение кончилось”.

Болит у Валентина Николаевича душа и за сына. А у кого сердце слезами не обливается, если нечем порадовать родного человечка? Если конфета для него праздником становится? Стыдно до сердечной боли. “Помните, - спросил Сон, - как-то Петросян сказал, что только в России интеллигенция может быть вшивой? Мы теперь именно к таким и относимся - кто-то в шампунях купается, а у нас на мыло денег не хватает”.

В своем печальном монологе вспомнил он и губернатора: “Наздратенко недавно по радио говорил, что задолженность по краю не превышает 4 месяцев. Кто ж его так в заблуждение вводит?” Сотрудники “Скорой” в январе получили зарплату за май(!) 98-го года. Хоть убейте, не могу понять, что едят эти люди, как детей одевают. Знаю, что нищие бюджетники на шее родителей-пенсионеров сидят, что и во Владивостоке есть врачи, которые совсем недавно вынуждены были вагоны разгружать. Так продержаться можно месяц, от силы два. Но больше полугода?!

Там же, в Артеме, врач “Скорой” Александр Меньшиков сказал: “У нас Сона все понимают. Он - профессионал, не из каприза голодает. Кто-то, возможно, к нему присоединится, только не я. Потому что это невероятно тяжело”. Конечно, тяжело. Ведь не просто на кровати, попивая минералку, Валентин Николаевич время проводит, а продолжает работать. Смена - 24 часа. Думаю, многие могут представить, каковы эти сутки для медиков.

Между прочим, о минеральной воде для Сона Галина Ермошина позаботилась, председатель крайкома профсоюзов работников здравоохранения. “Она меня по-настоящему поддержала, - сказал Валентин Николаевич при нашей беседе. - Вот только что звонила, пообещала, что и супруге постарается помочь”. С Галиной Петровной мы потом созвонились. “До чего же людей довели, - сокрушалась она. - Не чужое ведь требуют”. Согласен с ней и Александр Хомченко, председатель совета профсоюзов работников здравоохранения Артема: “Проблема эта серьезная. Знаю, что у Сона огромный долг. Как его выплатить? Я в таком же положении - за весь прошлый год получил примерно 5 тысяч, живу на деньги супруги. А если в семье другого кормильца нет? Мы все имеем право на собственным трудом заработанное”.

В том-то и дело, что государство должно многим, а на отчаянные поступки готовы единицы. Боже упаси, я не призываю к повальным голодовкам. Просто пытаюсь понять и самих голодающих, и их коллег. Никто, с кем удалось поговорить, Валентина Николаевича не осуждает. Кроме одного человека - непосредственного начальника, главного врача “Скорой помощи” Галины Полевой. “Ну кто сейчас зарплату вовремя получает? - возмущается она. - Однако больше ни один из наших сотрудников голодать не намерен”. Галина Николаевна очень душевно говорит о безработных, не имеющих медицинского полиса и соответственно возможности лечиться. О людях, вызывающих “скорую” для того, чтобы получить бесплатную консультацию. О долге врача, который, несмотря ни на что, приходит на помощь страждущему. И радовалось бы сердце за то, что таких душевных специалистов готовят в наших вузах. Если бы не знать, что заглянуть за цветастую занавеску и по душам поговорить с подчиненным у Галины Николаевны нет никакого желания. “Сон преследует свои личные интересы”, - коротко прокомментировала главврач. Что-то голодающих с глобальной целью мне пока видеть не доводилось.

Не дай бог, жить в эпоху перемен, гласит известная мудрость. Увы, бог дал. Теперь мы пожинаем плоды - голодаем, чтобы получить зарплату, со стыдом и болью смотрим в глаза детей. И самое страшное - иногда не находим понимания среди таких же нищих и униженных. Мы по-прежнему “щепки” на большом лесоповале.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, Вячеслав ВОЯКИН (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мы создали рабочие места в Шанхае

Вот лишь несколько строк из криминальной хроники прошлого года. Школьник пытался украсть многожильный кабель, бывший под высоким напряжением. Слесарь сорвался в глубокий ствол брошенной шахты, имея то же намерение - снять обесточенный кабель, уходивший под землю. Оба похитителя стали известны, потому что погибли на месте. А вот с мемориальной доски в райцентре украли бронзовую табличку весом 12 кг, и воры не обнаружены. Как, впрочем, не найдены сотни других, кто снимает провода со столбов, курочит кладбищенские оградки, разворовывает брошенные военные городки и списанные корабли.

За бортом “Комсомолии Калининграда” поднимается давление

Неожиданное продолжение получила история с задержанием во Владивостоке теплохода “Комсомолия Калининграда”. Законный владелец судна - ОАО “Востоктрансфлот” - начал испытывать странное давление со стороны группы работников правоохранительных органов.

Выигранный тендер нагрузил порт

В 1998 году порт Владивосток переработал 3 миллиона 332 тысячи тонн грузов, что на 1,5 процента больше, чем в прошлом году. Объемы экспортных и каботажных грузов возросли соответственно на 10 и 15 процентов. Несколько упали объемы импортных грузов, что связано с уменьшением количества контейнеров, поступающих из Южной Кореи.

Страховые страхи частного предпринимателя

Как только для индивидуальных предпринимателей близится очередной срок перечисления авансовых платежей страховых взносов в Пенсионный фонд, они снова пытаются ответить на извечный российский вопрос: “Что делать?” Беда в том, что до сегодняшнего дня не отрегулирована ставка, по которой следует исчислять эти взносы. Законодатели настолько запутали этот вопрос, что растерянность предпринимателей вполне понятна и объяснима.

Чубайс протрубил большой сбор

В столице состоялся большой сбор руководителей угольных бассейнов и энергетических комплексов Сибири и Дальнего Востока России. Инициаторами его созыва выступили шахтеры, недовольные расчетами за поставляемый на электростанции уголь. Они пригрозили, что оставят энергетические объекты без топлива, если положение не изменится.

Последние номера