Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Новости, события

Красный гроб в заснеженной тайге - знак бездорожья

Первый приличный снегопад в этом году в северных районах края пришелся на последнюю неделю января, и сразу же многие отдаленные таежные села оказались отрезанными от мира.

Первый приличный снегопад в этом году в северных районах края пришелся на последнюю неделю января, и сразу же многие отдаленные таежные села оказались отрезанными от мира.

Насколько это, мягко говоря, нехорошо, когда рыхлым снегом завалены дороги, в эти дни пришлось испытать многим, кто рискнул свернуть с гострассы в глубинку. Среди них, рисковых, пришлось оказаться работнику Пожарского районного отдела соцобеспечения Наталье Голубевой, сопровождавшей груз с гуманитарной помощью в четыре таежные села, и корреспонденту “В” вкупе с оператором местного ТВ “Энергия” Александром Лучинским. Наш брат журналист никогда не откажется воспользоваться бесплатной оказией, своих-то колес нет. Шофер райсобесовского фургончика-”уазика” Алексей Четверяков, или попросту Филиппыч, водитель с 40-летним стажем, к нападавшему за ночь снегу отнесся с удивительной прохладцей, видимо, по той причине, что к восьми утра проезжая часть улиц и многие пешеходные дорожки в Лучегорске, из которого мы выезжали, были уже очищены коммунальной службой.

Более или менее благополучно мы проехали за село Верхний Перевал - километров 90. На этом участке дороги, регулярно очищаемом грейдерами лесозаготовителей, пушистый снег лег практически на голое щебеночное дорожное покрытие, и наш “уазик” со своей узкой и жесткой резиной чувствовал себя относительно уверенно. Немного “покачать” машину пришлось только раз, когда, пропуская встречную, Филиппыч свернул с заснеженной колеи к обочине. Японский вседорожник, “обутый” в широкую и мягкую резину, лихо пролетел мимо нас, разметая снег. А мы, проводив его с некоторой завистью, впервые взялись за лопату. Потом проделывали это уже несчетное число раз - чуть ли не до полуночи: отрезок таежной дороги в 50-60 километров до сел Ясеневое и Красный Яр вообще не знал грейдера с начала зимы.

Перед первым же перевалом мы остановились и ждали, пока порожний

“КамАЗ”-самосвал с 6-7-й попытки взберется на самый верх, а потом пропустит нас вперед. На последнем перед Ясеневым перевале мы еле разминулись с другим

“КамАЗом” - в кузове его стоял гроб, обшитый красным: сын ехал в лучегорский морг за телом умершего отца. Еще мы узнали, перебросившись парой фраз с пассажирами встречной машины, что днем раньше, перед самым снегопадом, рейсовый автобус здесь несколько раз сползал в кювет, пропуская встречные лесовозы, и теперь вряд ли скоро его снова увидят в этих селах.

В Красный Яр мы приехали более чем через 5 часов, оставив позади 150 километров снежного пути - вернее, бездорожья. Хозяйка села Светлана Уза, недавно возглавившая сельскую администрацию, нас уже и не ждала, как и глава местного интерната для престарелых Татьяна Канчуга. Основательно пожурив нас за проявленную беспечность, они помогли всем нам довольно быстро справиться с намеченной работой. А тем временем хозяйки рассказали и о других прелестях таежной жизни. Оказывается, и электроэнергию в села Ясеневое и Красный Яр от дизель-электростанции в Соболином дают через день: сегодня в одно село, завтра - в другое. Автобус из райцентра, и только в погожие дни, ходит 3 раза в неделю, а почту возят 2 раза в неделю. В маленьких магазинах, которых здесь немало, довольно скудный набор продовольственных и промышленных товаров. И совсем не оказалось спиртного - первая ласточка госмонополии на торговлю этим “северным” товаром.

Выехали в обратный путь мы еще засветло, надеясь до сумерек взобраться на первый перевал и отказавшись от поездки в Соболиный - мы бы просто не взобрались на заснеженный крутой подъем. Но вползли на перевал уже ночью - на дороге было несколько заторов. Вытаскивали из снежного плена мы, вытаскивали нас. Шестиосный лесовоз, оставив прицеп с ясенем перед подъемом, ушел за помощью в село, а почти на самом верху загородил нам дорогу еще один такой же лесовоз с ясенем. По-прежнему лихо брали заснеженные подъемы японские 4wd, а мы на втором от Красного Яра перевале снова уткнулись в застрявший грузовик с красным гробом в кузове - он все еще “ехал” в Лучегорск, а у горемык, видно, время от времени взбадривавших себя спиртным, не оказалось даже лопаты. Мы помогли им откопаться...

Ехали ночью до Лучегорска так долго, что наш Филиппыч, глядя на встречающиеся переметы на дороге, уже засомневался, а точно ли мы возвращаемся домой и не едем ли в обратном направлении...

Автор : Виктор ХОЛЕНКО, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Сорочинск” в штормовых объятиях

Мощными порывами юго-восточного ветра, достигавшими 18-20 метров в секунду, около 5.30 утра 28 января был сорван с якоря и выброшен на мель около острова Кунашир траулер “Сорочинск”, сообщили корреспонденту “В” в региональной службе наблюдения за флотом.

Киллер поджидал жертву в арке

В среду около 23.00 в арке дома № 195а на улице Светланской убит начальник одного из отделов частной судоходной компании “Памела-Шиппинг” Павел Т.

Награды СССР ценятся в КНР

На пункте пограничного пропуска “Сосновая Падь” во время прохождения таможенного контроля при выезде из России задержан гражданин Китая, у которого изъято 4 награды Советского Союза и монеты царской чеканки.

Царская рыба “клюет” на границе

Таможенники Дальнего Востока продолжают радовать начальство и федеральный бюджет своими “находками”, чем сильно печалят нечестных участников внешнеэкономической деятельности.

Морвокзал в огне не пострадал

Вчера ночью с борта грузового судна “Скрыплев”, стоящего у причала № 2 Владивостокского торгового порта (район морского вокзала), поступил сигнал о пожаре.

Последние номера