Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Всем ветрам назло

В мире не так уж много городов, всем известных своими уникальными природными особенностями. Лондон, например, самый туманный, Верхоянск - самый морозный, Ташкент - самый солнечный, а Владивосток, несомненно, самый ветреный. Порой мне кажется, что ветер здесь дует всегда. Может, потому, что живу на вершине одной из сопок. Но почему тогда все, кого я знаю, как минимум месяцев 5 в году клянут это гиблое место и умников, построивших на нем город, в котором зимой не то что погулять, а даже по необходимости - на работу или за хлебом не хочется выходить? Но деваться некуда, и мы живем здесь, с трудом привыкая и приспосабливаясь к этому извечному дискомфорту, который, оказывается, нами же самими и был в свое время спровоцирован. Город-то строился без учета климатических особенностей. Вот природа и мстит теперь, обрушивая на нас с высотных домов ураганы и устраивая из улиц аэродинамические трубы. Так что не стоит на нее обижаться, а лучше обратиться к одной малоизвестной, но очень древней науке - архитектурной климатологии, которая способна не только объяснить, откуда дует ветер, но и помочь значительно улучшить уличную среду обитания даже, казалось бы, в безнадежно “испорченных” городах вроде Владивостока. Об этом наш разговор с кандидатом архитектуры, доцентом Архитектурного института ДВГТУ Павлом КАЗАНЦЕВЫМ.

В мире не так уж много городов, всем известных своими уникальными природными особенностями. Лондон, например, самый туманный, Верхоянск - самый морозный, Ташкент - самый солнечный, а Владивосток, несомненно, самый ветреный. Порой мне кажется, что ветер здесь дует всегда. Может, потому, что живу на вершине одной из сопок. Но почему тогда все, кого я знаю, как минимум месяцев 5 в году клянут это гиблое место и умников, построивших на нем город, в котором зимой не то что погулять, а даже по необходимости - на работу или за хлебом не хочется выходить? Но деваться некуда, и мы живем здесь, с трудом привыкая и приспосабливаясь к этому извечному дискомфорту, который, оказывается, нами же самими и был в свое время спровоцирован. Город-то строился без учета климатических особенностей. Вот природа и мстит теперь, обрушивая на нас с высотных домов ураганы и устраивая из улиц аэродинамические трубы. Так что не стоит на нее обижаться, а лучше обратиться к одной малоизвестной, но очень древней науке - архитектурной климатологии, которая способна не только объяснить, откуда дует ветер, но и помочь значительно улучшить уличную среду обитания даже, казалось бы, в безнадежно “испорченных” городах вроде Владивостока. Об этом наш разговор с кандидатом архитектуры, доцентом Архитектурного института ДВГТУ Павлом КАЗАНЦЕВЫМ.

- Человечество всегда стремилось жить в комфорте, и за свою тысячелетнюю историю выработало определенные традиции размещения и устройства жилья. В Дальневосточном регионе эти традиции в основном сводились к тому, чтобы зимой защищаться от холодных ветров, а летом - от сырости, максимально раскрывая свои дома солнцу. У коренных народов принципы обустройства жилища органически переплетались с национальными традициями, религиозными верованиями и даже становились предметом тайных знаний.

Например, у наших соседей - северных китайцев и маньчжуров, живущих в таких же, как у нас, условиях муссонного климата, есть учение Фэн Шуй - о ветре и воде, а по сути - о выборе места для строительства дома. Идеальным вариантом считается южный склон, имеющий подковообразную форму, с востока прикрытый высокой горой - Лазурного дракона, а с запада - вершиной чуть пониже - горой Белого тигра.

Когда начинаешь разбираться, то оказывается, что это сплошная климатология. Южный склон закрывает от зимнего ветра, амфитеатр эту закрытость усиливает. А гора Лазурного дракона должна быть более высокой, чтобы защищать от летних юго-восточных ветров, несущих туманы и морось.

- То есть если бы Владивосток строился по китайским канонам, то у нас были бы освоены лишь 3-4 склона на Золотой Рог?

- Как максимально удобные - да. Но Фэн Шуй учит, что идеальных мест на земле крайне мало, однако на любой местности можно создать комфортные условия, и дает рекомендации. Которые, кстати, актуальны и сегодня. Китайцы - народ основательный, работящий, оседлый, вот и старались обустроиться где только можно. А гиляки, жившие на территории северного Приморья и Приамурья, опыт поколений использовали по-другому. Они постоянно переезжали - зимой жили под защитой леса или на южных склонах, а летом - на северных, где нет влажных юго-восточных ветров, имея соответственно зимние и летние деревни.

Русские, пришедшие сюда из европейской части России, в особенности местных условий, а тем более традиций аборигенов, не вдавались. Однако интуитивно стали строиться на южных склонах. Впрочем, чтобы это понять, достаточно было одной-двух зимовок здесь. Но генеральный план Владивостока 1906 года был все-таки составлен по классическим европейским стандартам - квартальная застройка, пересекающиеся под прямым углом улицы. Это считалось рациональным. С одной стороны, оно, может, и действительно удобно - получаются закрытые дворы, особенно если дома примерно одной высоты. Но поскольку улицы были ориентированы на север-юг, то они как бы раскрылись преобладающим ветрам, например, нынешние Океанский проспект и Алеутская.

Правда, в самих старых зданиях, если посмотреть, есть элементы учета местных условий. Дома по возможности максимально ориентированы на солнце, особенно на ул. Светланской. Северные стены как бы вкопаны в сопку, южные - значительно больше по площади, чтобы лучше прогревались. Классический пример - дом губернатора (впоследствии городской дом пионеров - на ост. “Лазо”). С улицы (северная сторона) у него 1 этаж, а с юга - 2 жилых и цокольный.

Кроме того, почти все фасады были богаты горизонтальными деталями - карнизами, выступами, которые защищали стены и окна от наших косых дождей. Так что это украшательство было очень функциональным.

- То-то во всех современных домах стены мокнут. Может, стоит вернуться к карнизам?

- Дело ведь не только и не столько в карнизах. Сырость и холод в наших квартирах в основном из-за тонких панелей и неправильной ориентации домов, сплошь и рядом принимающих на свои фасады, а то и дворы преобладающие ветра. Когда 35 лет назад началось массовое жилищное строительство, микрорайоны проектировались с учетом не микроклимата, а рельефа. Удобнее и дешевле было строить в распадках сопок и на пологих северных склонах.

- Но ведь и на северном склоне, как я поняла, дом можно поставить так, чтобы ветер его обтекал, а не выдавливал в нем стекла?

- Да. А на южном, наоборот, такой шквал можно устроить во дворе. Показательный пример - здание Ленинского загса. Место, по Фэн Шуй, - почти идеальное: склон амфитеатром на юг с востока прикрывается высокой горой Лазурного дракона (сопка Буссе), с запада - чуть пониже - Белого тигра, а во дворе дома зимой всегда холодно и ветрено. И все потому, что это высотное здание, как бы “выскакивающее” из ветровой тени амфитеатра, буквально ловит любой ветер и сбрасывает его вниз, многократно усиливая. Таких примеров по городу сколько угодно. Это издержки принятой когда-то концепции амфитеатровой застройки с осевым высотным зданием в ложбине. Смотрится это красиво, не спорю. Но об удобстве для жителей говорить не приходится.

- Но хоть одно идеально поставленное здание у нас есть?

- И не одно. Очень близки к понятию теплый, солнечный дом наши драмтеатр, краевой центр народной культуры. Кстати, в цирке даже кровля устроена так, что солнце падает на нее под прямым углом. К сожалению, жилых “солнечных” домов у нас крайне мало. С некоторой натяжкой, правда, можно в качестве примера привести жилмассив “1000 мелочей”. Он почти идеально изогнут, а плоские крыши гастронома, аптеки и других пристроек к северному фасаду принимают основной напор ветра, снижая его скорость на пешеходной платформе. А на Харьковской, наоборот, ухитрились поставить дома не вдоль или поперек преобладающих ветров, а по диагонали, и по законам аэродинамики они “работают” как усилители любого движения воздуха...

- В общем, очевидно, что Владивосток построен не лучшим образом. Но он уже построен, и что делать? Не взрывать же “неудачные” дома?

- Ни в коем случае! Строительство города продолжается, пусть не так интенсивно, как 25 лет назад, но новостройками можно не только предотвратить воздействие негативных условий, а даже кое-что исправить. Если не ставить на резервных площадках среди 5-9-этажек высотных домов, способных нарушить ветровой баланс, то в целом в микрорайоне будет сохранен микроклимат. И вообще дома нужно не только правильно ориентировать, но и грамотно проектировать - с учетом местных условий. Показательный пример - наш “Белый дом”. Старожилы помнят, как с его постройкой на площадь буквально обрушились ветры, к которым мы все уже привыкли. С точки зрения архитектурной климатологии, место для него выбрано не самое удачное. Но если бы не было стилобата (цилиндра актового зала), то ситуация оказалась бы еще хуже. А так более низкая горизонтальная пристройка с плоской крышей частично снижает напор ветра.

- То есть типовые проекты домов сейчас нужно пересматривать. А если и ставить где-то, то разворачивать по ветру?

- Конечно, ориентацию зданий не мешало бы согласовывать со специалистами, ведь квартиры в оптимально поставленном доме могут оказаться на несколько градусов теплее, чем в таком же соседнем, но по-иному развернутом.

- Что ж теперь обитателям “неправильных” домов так и маяться всю жизнь, захлебываться ветром при выходе из подъездов?

- Ну если нет возможности перестроить город, то можно защитить его дома и дворы. И это не потребует больших затрат. Есть такая наука - ландшафтный дизайн, из всего арсенала которой для улучшения микроклимата используется в основном озеленение. И это вполне оправданно. Природа - она намного мудрее, потому что древнее человека. Она долго приспосабливалась к особенностям климата. Вспомните, при любой погоде в лесу всегда тихо. Ажурная сетка ветвей идеально гасит ветер. Но у деревьев есть один недостаток - они долго растут, требуют ухода. Поэтому, обратившись к опыту природы, архитекторы нашли более “быстрые” способы. Например, с помощью ажурных бетонных стен, поставленных на пути ветра перед подъездами, во дворах. Кстати, на детских площадках такую конструкцию можно сделать вдвойне функциональной, приспособив ее для лазания.

- Но в ней же дырки - какая это защита?

- Такая же, как под прикрытием ветвей, которые не разбрасывают, не направляют ветер в другую сторону, а гасят. И чем он сильнее, тем лучше гасится, практически не проникая сквозь ячейки. Правда, они должны быть определенной величины, но все это легко рассчитывается. И тогда ажурная стенка “работает” лучше сплошной, за которой при сильном ветре могут образовываться дополнительные вихри. Кстати, такая защита совсем не дорогое удовольствие. И с ее помощью в городе за короткое время можно было бы восстановить ветровой баланс, сделав нашу жизнь более приятной.

- Значит, наш город испорчен небезнадежно?

- Что вы! В силу уникальности своего рельефа он еще может стать очень даже комфортным. Был бы социальный заказ на это.

Автор : Людмила БРЫЗГАЛИНА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

В этом номере:
“Сорочинск” в штормовых объятиях

Мощными порывами юго-восточного ветра, достигавшими 18-20 метров в секунду, около 5.30 утра 28 января был сорван с якоря и выброшен на мель около острова Кунашир траулер “Сорочинск”, сообщили корреспонденту “В” в региональной службе наблюдения за флотом.

Киллер поджидал жертву в арке

В среду около 23.00 в арке дома № 195а на улице Светланской убит начальник одного из отделов частной судоходной компании “Памела-Шиппинг” Павел Т.

Награды СССР ценятся в КНР

На пункте пограничного пропуска “Сосновая Падь” во время прохождения таможенного контроля при выезде из России задержан гражданин Китая, у которого изъято 4 награды Советского Союза и монеты царской чеканки.

Царская рыба “клюет” на границе

Таможенники Дальнего Востока продолжают радовать начальство и федеральный бюджет своими “находками”, чем сильно печалят нечестных участников внешнеэкономической деятельности.

Морвокзал в огне не пострадал

Вчера ночью с борта грузового судна “Скрыплев”, стоящего у причала № 2 Владивостокского торгового порта (район морского вокзала), поступил сигнал о пожаре.

Последние номера