Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Мегаполис

Уши “Зайки” растут из Владивостока

Жителям Владивостока вновь есть кем гордиться. Кто бы мог подумать, что автор проникновенных слов: “Зайка моя - я твой глазик, банька моя - я твой тазик”, душевно спетых Филиппом Киркоровым, - наш земляк!

Жителям Владивостока вновь есть кем гордиться. Кто бы мог подумать, что автор проникновенных слов: “Зайка моя - я твой глазик, банька моя - я твой тазик”, душевно спетых Филиппом Киркоровым, - наш земляк!Виктор Плотицын родился в Николаевске-на-Амуре. Во Владивосток приехал за знаниями, поступил в ДВГУ. Интересно, что на одном факультете с Плотицыным учились такие “зубры” нынешней московской журналистики, как Игорь Коц, Виктор Сунгоркин, Наталья Барабаш.

Сегодня Виктор живет в Петербурге. Третий год руководит юмористической газетой “Вокруг смеха”. Продолжает активно творить. Совсем недавно отдал клавир своей новой песни “Яблоки с морковью” Ларисе Долиной. Говорят, она уже спела ее в Израиле. Для Михаила Шуфутинского написал песенку полублатного стиля “Князь Серебряный”.

- Виктор, поделитесь, как рождаются шлягеры?

- Все от бедности. В тот год газета “Санкт-Петербургские ведомости” объявила конкурс пародийной песни. И первым призом шел цветной телевизор. Мы с моим другом и коллегой Андреем Мураем решили умереть, но выиграть. Поэтому написали штук двадцать легких пародийных песенок: хоть одна, да сработает. Дополнительно я решил обыграть идею вечного сюсюканья: ты моя лапа, киса, рыбка... Зайка моя!

Текст придумался сразу, на доработку, отшлифовку ушло несколько дней. В тот вечер, когда закончились творческие муки, таинственным образом позвонил мой старинный приятель и композитор Сергей Касторский. Когда-то мы вместе делали песню для Эдиты Пьехи “Все, что было”. У Сергея нашелся какой-то повод, и он позвал выпить водки. Сидим мы, празднуем, а он вдруг давай пенять. Мол, совсем меня забыл, не пишешь... Я обиделся, достал слова. Касторский сел за рояль и заиграл. Как у него это вышло, не знаю, но то первое сопровождение стало и окончательным вариантом. Он играет и постанывает: “Старик, это гениально...”

- Родные, друзья тоже твердили о вашей гениальности?

- Восторгались, конечно, многие. Поклонницы писали трогательные письма, на концертах дарили игрушечных зайцев. Кто-то кривился: “Витя, это пошло!” Другие не верили - приходилось доставать диск и демонстрировать свою фамилию. От дочери так комплиментов и не дождался, хотя, думаю, всем своим подружкам она уши прожужжала: мой папа самому Киркорову песню написал!

- Кстати, а как возник в качестве исполнителя Филипп?

- Как всегда, случайно. Я был уверен, что сотворил качественную “стебную” песенку. Для таких артистов, как Сергей Крылов, “академиков” Саши и Лолиты. О том, чтобы предложить “Зайку” Киркорову, и речи не было.

Скажу больше, в то время мы с Касторским писали для Филиппа совсем другой заказ - песню “Любимая”. Такая, знаете, сладкая и красивая, рассчитана специально для колоритного артиста. Вымучивали мы ее безумно долго и тяжко, но сделали. Затем записали на кассету и отвезли в Москву. Поскольку кассет в нашей профессии вечно не хватает, экономный Касторский умудрился дописать туда - чтобы не потерялась - и нашу пародийную “Зайку”.

Киркоров позвонил через неделю. “Любимую” петь отказался наотрез. Мы повесили носы, а он вдруг говорит: “Я тут прослушал вашу “Зайку”, мне понравилось. Если песня нигде не засвечена и ничья - беру”.

- Помню, какой ажиотаж она вызвала по стране. По-моему, в каждой семье тогда напевали “Зайка моя...”

- Киркоров не зря платит менеджерам! Песня пролежала у Филиппа в загашнике почти год. За это время команда артиста успела крутануться - записали компакт, питерский режиссер Олег Гусев снял шикарный клип (кстати, в Швейцарии он получил приз “Пальмовая ветвь” как один из лучших клипов года).

Проворный Филипп сумел также раскрутить под “Зайку” фирму по производству мягких игрушек “Либерти”. Для гастролей в Америке ему изготовили громадного - шесть метров ростом - плюшевого зайца. Кстати, во время концертов в России в фойе залов тоже продаются эти звери, конечно, меньшего размера. Покупают! Артисты умеют считать денежку.

- Говорят, авторы шлягеров “Макарена” и “Don’t worry, be happy” живут безбедно лишь с отчислений, получаемых за одну-единственную песню. “Зайка моя” оказалась для вас курицей, несущей золотые яйца?

- Бог с вами! Поначалу я думал, что ничего не получу, Филипп вообще не хотел платить. Но все уладилось. На сумму гонорара я наконец-то смог обменять свою однокомнатную на более приличную. Правда, к тем деньгам половину еще пришлось добавить... Да, еще диван купил! Теперь вот сижу на нем и творю.

- Из Владивостока вы уехали 15 лет назад. Но осталась закваска дальневосточного характера?

- Думаю, что миф о каком-то особом дальневосточном характере сильно преувеличен. Все люди разные, и я, например, совсем не пробивной. Скажу о другом. Пусть простят меня питерцы, но я считаю, что за Уралом люди легче. Душевнее, бескорыстнее. Там можно посидеть с человеком за столом, в глаза друг другу посмотреть, и он тебе поможет без всякого расчета на обратку. На Западе народ порасчетливей, пожлобливей. Помощь оказали - и сидят, ждут отдачи. Поэтому Владивосток я вспоминаю часто. Тем более что авторы владивостокские пишут к нам в газету. Ваш известный карикатурист Олег Полушин свои рисунки шлет.

Самое яркое впечатление, которое сохранилось от города - это лестница на фуникулере. Когда я учился в университете, наше общежитие находилось на Державина, на сопке. А фуникулер почему-то постоянно не работал. Студентам - и мне - приходилось рысью мчаться по ступенькам - вверх-вниз, вниз-вверх. Хотя, может, поэтому я до сих пор такой стройный.

А от приморских привычек осталась любовь к рыбе, морепродуктам. Обожаю кальмар! Причем готовлю только сам. Отвариваю тушку - до закипания. Затем чищу ее под холодной водой. И здесь есть два варианта. Либо порезать и залить майонезом, либо еще раз опустить в крутой кипяток и бросить на сковородку со сливочным маслом.

Ем и вспоминаю Владивосток...

Автор : Татьяна РОМАНОВА, специально для "В", Санкт-Петербург

В этом номере:
На праздник новогодний исполнили указ

Исполнение президентского указа подоспело аккурат к праздникам. Накануне Нового года Юрий Копылов наконец занял свое рабочее место на 10-м этаже здания администрации города. Тем самым головную свою проблему Владивосток успешно оставил в старом, уходящем году...

Кепка года

Это знак судьбы - мэром Владивостока (и. о.) стал Юрий Михайлович. Нет, не Лужков, а мэром Владивостока. Как в 1992 году Юрий Михайлович Лужков взвалил на свои плечи столицу и вывел Москву в число богатеших городов мира, так и в 1998 году Юрий Михайлович Копылов решил облагодетельствовать далекий, но нашенский город. И конечно нашему земляку нелегко без кепки.

“Посвящение года”

“В новом альбоме мировых звезд хард-рока - группы Nazareth есть песня, посвященная Владивостоку”, - так рекламировали Boogaloo (1998г.), новую пластинку шотландских ветеранов шоу-бизнеса, местные музыкальные магазины. В силу соблазна выдвинуть провинцию, продавцы, безусловно, несколько преувеличили. В песне Party in the Kremlin (“Вечеринка в Кремле”) приморская столица была только единожды упомянута. Как и Сибирь, Москва, Кремль, КГБ, иномарки, “танцующие медведи и президенты” и другие российские достопримечательности.

Прогноз года

Из всего большого астрологического прогноза на 1998 год, опубликованного в нашей газете в прошлом январе, который совпал не только в общем и целом, но и в деталях, для большей убедительности процитируем несколько вполне конкретных предсказаний Александра Ремпеля.

Телефон года

В этой “номинации” соискателей много, но мы выбрали троих. Телефон доверия краевой ГИБДД (бывшая ГАИ) - 310-681, телефон доверия Дальневосточной таможни 228-336 и такой же телефон госналогинспекции по Приморскому краю 412-044. Можно предположить, сколько в эти аппараты наговорили та-ко-го!

Последние номера