Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

И дух наш молот

Профессия кузнец ассоциируется прежде всего с тяжелым молотом и наковальней, жарко дышащим горном. И мало кому придет на ум, что именно этим молотом и делают замысловатые железные кружева, которые становятся неповторимыми черточками лика города - балконные решетки, ворота, перила. Что касается последних, то их число множится буквально на глазах: на днях закончена установка перил надземного перехода через проспект 100-летия в районе магазина “Новинка” во Владивостоке, радует глаз затейливая вязь на переходе на “Молодежной” и на Баляева. Эта красота - дело рук кузнеца Юрия МАЛЫШЕВА и его бригады.

Профессия кузнец ассоциируется прежде всего с тяжелым молотом и наковальней, жарко дышащим горном. И мало кому придет на ум, что именно этим молотом и делают замысловатые железные кружева, которые становятся неповторимыми черточками лика города - балконные решетки, ворота, перила. Что касается последних, то их число множится буквально на глазах: на днях закончена установка перил надземного перехода через проспект 100-летия в районе магазина “Новинка” во Владивостоке, радует глаз затейливая вязь на переходе на “Молодежной” и на Баляева. Эта красота - дело рук кузнеца Юрия МАЛЫШЕВА и его бригады.

- Вы выбирали профессию в те времена, когда спрос был на бухгалтеров, экономистов, переводчиков. Почему решили стать именно кузнецом?

- Отслужил армию, обзавелся семьей, нужно было думать о хлебе насущном. Тогда я жил в Анапе, там и познакомился с мастером художественной ковки, который имел свою мастерскую. Начал учиться у него, потом стали вместе работать. В те времена, 10 лет назад, Анапа была довольно популярным местом отдыха, и городские власти не жалели средств на благоустройство. Мы выполняли много заказов для города. Постепенно совершенствовались и мои навыки...

- А что позвало в наш город?

- Вернее позвал, Сергей Криворотов, он сегодня руководит производством и монтажом экспериментальных строительных конструкций при ДальНИИСе, под его началом работает и моя бригада. В Анапе он зашел в нашу мастерскую. Видимо, то, что мы делали, понравилось. И он пригласил меня во Владивосток оборудовать кузнечный цех. Я ответил в шутку: запросто. На том и разошлись, даже не познакомившись. А через некоторое время за мной приехал посланец с билетами. Отказаться было неудобно, так и прилетел во Владивосток. Позже сюда приехала и семья.

- Похоже на сказку... И прямо с первого дня встали к наковальне?

- Нет, конечно. Ее надо еще было приобрести. Пять лет назад я приехал на пустое место. Мне нужно было оборудовать цех, подобрать людей. Дали объявление в газете. Откликнулись те, кого кузнечному делу нужно было еще учить и учить. В России только одно училище в Санкт-Петербурге готовит мастеров художественной ковки.

- Но сами-то вы где-то учились? Или постигали профессию на практике?

- Специального образования у меня нет. Мастерство приходило с годами, а когда жил в Анапе, была возможность поездить по тем местам, где художественная ковка была распространена. Был в Санкт-Петербурге на Апраксином дворе, где куют и сегодня, в Таллине, в Каслях, но там больше, конечно, литья. Многому учился по книгам, рисункам. Был азарт - получится или нет, повторю образец или нет. Получалось...

- “Подковать” три перехода во Владивостоке всего за полгода - это серьезно...

- У нас подобрался очень хороший коллектив. Нас семеро, и нам по силам любой заказ, в том числе и творческая разработка эскиза. Узор решеток на переходах не повторяется, а эскизы заполнения вставок наши собственные.

- Вы используете какие-то современные инструменты или как 100 лет назад - горн, молот, наковальня?

- Ничего современного у нас нет. Горн и наковальня - обязательно, “ручник” - небольшой молот, зубило, набор штампов и полуштампов, сделанных своими же руками. Есть наработанные элементы ковки, по которым, кстати, можно определить почерк кузнеца. В общем, технический прогресс и компьютеризация нас не коснулись...

- Раньше кузнецы были в каждой деревне, сегодня это профессия экзотическая. Вам не кажется, что она обречена на вымирание?

- Сегодня редко подковывают лошадей. Спрос на ковку определяется модой. Но сохранились же народные промыслы, думаю, останутся и кузнецы.

- Если бы не этот заказ мэрии, то как бы вы жили, ведь не каждому нужна каминная решетка или подсвечник ручной ковки?

- В общем-то спрос на наши изделия стабильный, хотя понимаем, что работаем для “богатеньких” - позволить себе решетку или ворота, квадратный метр которых стоит не одну сотню долларов, может не каждый. Но так было всегда.

- Наверное, и вас в таком случае можно причислить к высокооплачиваемому “пролетариату”?

- Дорогой заказ выполняется порой несколько месяцев, некоторые работы - почти ювелирное искусство, только выполненное молотом. Так что вряд ли у нас доходы, как у ювелиров. Например, личная машина из всей бригады у меня одного, да и та далеко “не крутая”. Квартира тоже самая обыкновенная...

- Ну уж и обыкновенная, не поверю, Юрий, что у вас дома нет собственных произведений кузнечного искусства.

- Для дома я сделал раму для зеркала, подсвечник, вешалку. Пожалуй, и все. Времени нет, даже для отдыха. Мы с женой все покупаем спальные мешки и палатки, но не пользуемся ими. Уехать куда-нибудь на недельку на отдых - мечта.

- Наверное, эта мечта не единственная?

- Хочу построить свой дом, где была бы мастерская, и что-то делать вместе с сыном. Пора приобщать его к делу. Сейчас ему 6 лет, и он пока только набивает железками карман, когда бывает у меня в цеху. Но я хочу, чтобы он овладел профессией по-настоящему, тогда он сможет своими руками заработать на хлеб - мужчина должен это уметь.

Автор : Ольга ЗОТОВА, "Семь дней в Приморье", Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
И дух наш молот

Профессия кузнец ассоциируется прежде всего с тяжелым молотом и наковальней, жарко дышащим горном. И мало кому придет на ум, что именно этим молотом и делают замысловатые железные кружева, которые становятся неповторимыми черточками лика города - балконные решетки, ворота, перила. Что касается последних, то их число множится буквально на глазах: на днях закончена установка перил надземного перехода через проспект 100-летия в районе магазина “Новинка” во Владивостоке, радует глаз затейливая вязь на переходе на “Молодежной” и на Баляева. Эта красота - дело рук кузнеца Юрия МАЛЫШЕВА и его бригады.

Зона несбывшихся надежд и исчезнувших миллиардов

8 лет назад Приморский край ликовал, а телеграфные агентства рассылали сообщения - “Правительство РСФСР дает старт проекту века, Находка становится первой советской экономической зоной”. На календаре было 23 ноября 1990 года. Постановление, давшее Находке статус СЭЗ и карты в руки местным властям, носило номер 504.

Фига для домушника

Сложите фигу. На что похожа? Правильно, на дверной замок. А теперь осмотритесь в своем доме. И прикиньте, что из более-менее ценных вещей войдет во вместительную сумку. Например, женские сапоги, цена которым от 2 до 4 тысяч рублей, шапка мужская или женская - от 600 руб. до 5 тыс., видик - 2 тыс., поттер - 1 тысяча, не дай бог, шуба - пусть 15 тысяч. В общем, на 30 “лимонов” старыми вас могут обчистить вмиг, если в своих надежных дверях не держите вы хорошую фигу - фирменный замок.

Праздник морской пехоты

Сегодня дивизия морской пехоты Тихоокеанского флота отмечает большое событие - 30 лет назад в соответствии с приказом министра обороны СССР маршала Гречко завершилось формирование этого прославленного ныне соединения.

Перезвоните насчет телефона

“В” выполняет свои обещания: сегодня по вашим многочисленным просьбам гостем редакционной “Прямой линии” вновь станет начальник Владивостокской городской телефонной станции Лилия Николаевна Нероденко.

Последние номера