Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Новости, события

Григорий Пасько изменял Родине... с газетой?

Верховный суд России готовится к рассмотрению частной жалобы, которая поступила в защиту Григория Пасько - военного журналиста, обвиняемого в шпионаже и измене Родине. Для начальника отдела газеты “Боевая вахта”, его друзей и близких появилась реальная надежда: дело наконец-то сдвинется с мертвой точки. Возможно, суд пересмотрит и меру пресечения - содержание Пасько под стражей (он томится за решеткой уже более года).

Верховный суд России готовится к рассмотрению частной жалобы, которая поступила в защиту Григория Пасько - военного журналиста, обвиняемого в шпионаже и измене Родине. Для начальника отдела газеты “Боевая вахта”, его друзей и близких появилась реальная надежда: дело наконец-то сдвинется с мертвой точки. Возможно, суд пересмотрит и меру пресечения - содержание Пасько под стражей (он томится за решеткой уже более года).

Об этом сообщил председатель Российского комитета адвокатов в защиту прав человека Юрий Шмидт. Специально для “В” он дал краткий комментарий к делу “шпиона” Пасько.

Кандидатура известного петербургского адвоката была выбрана не случайно. Юрий Маркович является экспертом общественного комитета в защиту Григория Пасько и уже четвертый год защищает другого “предателя Родины” - сотрудника норвежской экологической организации “Беллуна” Александра Никитина. Несколько лет назад бывший морской офицер переполошил всю военную контрразведку России, опубликовав свой доклад о проблеме утилизации ядерных отходов в северном регионе Европы. Чуть позже на Дальнем Востоке этими же вопросами заинтересовался офицер Тихоокеанского флота и журналист Григорий Пасько.

Сегодня “дело Никитина” занимает объем в 23 тома плотно напечатанных листов. И, по словам адвоката, практически выиграно. Дело его дальневосточного последователя Пасько умещается в 10 папках. И пока находится в подвешенном состоянии.

Юрий Маркович пояснил, что с документами по обвинению приморского журналиста знаком, правда, в сжатом виде. Поэтому каких-либо прогнозов и заключений делать не вправе. Но даже предоставленная информация его порядком озадачила: “В бумагах я увидел сплошные “белые пятна” и проколы. Их больше, чем истинных подтверждений вины Пасько”.

Как считает Шмидт, работа шпиона - тем более длительная - очень специфична. Она подразумевает явки, пароли, позывные, тайники и прочие “шпионские страсти”. О подобной атрибутике в деле нет ни слова. Остается загадкой и другой парадокс обвинения - полное отсутствие заказчика. В деле нет четкой формулировки, в чьих конкретных интересах и по чьему заданию действовал “иностранный агент” Пасько. Кто это был - ЦРУ, Моссад, японская разведка? “Согласитесь, глупо утверждать, будто журналист изменял Родине... с газетой! Да еще так непрофессионально - под собственной фамилией!” - говорит Шмидт.

По словам питерского адвоката, у Пасько есть веское преимущество - он журналист. Значит, волен проводить любое журналистское расследование. Но есть и серьезный минус - он действующий офицер. Значит, должен выполнять распоряжения своего командования.

На вопрос, где находится эта грань между профессиональным любопытством журналиста и долгом офицера, Юрий Маркович неожиданно сказал: “Совмещение двух этих профессий я вообще считаю профанацией закона о печати!” И добавил, что, по его мнению, Пасько ту узкую грань не перешел. В его материалах нет даже намека на разглашение какой-либо государственной тайны. Конечно, в том контексте, в котором трактует это понятие закон, а не военные ведомства, вешающие гриф “секретно” на все документы подряд. Понять тревогу начальников в погонах несложно: публикации Пасько в российской и зарубежной прессе содержат просто убийственные факты о потенциальной экологической катастрофе. Поэтому они не только не подлежат засекречиванию, но должны быть опубликованы в обязательном порядке - так сказано в Конституции.

В заключение Ю. Шмидт напомнил еще один, самый любопытный параграф закона. Тот самый, который предусматривает уголовную ответственность за сокрытие информации, ставящей под угрозу здоровье и жизнь людей. В первую очередь он обращен к должностным лицам. В данном случае - к руководству Тихоокеанского флота и министерства обороны.

Известный петербургский правовед считает, что высокое начальство ТОФ опасается именно таких последствий: “Представьте, если все материалы, которые сегодня инкриминируют Пасько, носят подобный обличительный характер? Да его обвинители тогда просто должны поменяться с ним местами!”

Автор : Татьяна РОМАНОВА, специально для "В", Санкт-Петербург

comments powered by Disqus
В этом номере:
Здоровый эгоизм: стоит позаботиться и о себе

Домой смертельно не хотелось. Игорь долго сидел на лавочке, курил. Уже в полночь поднялся домой, боли в сердце почти и не было. Просто упал, на мгновение потеряв сознание. Вышла мать... Сирена “скорой”. Палата. Врач сказал, что инфаркты у таких молодых уже не редкость. Стрессы...

Партизанск постарел на глазах

Представители местных властей южного Приморья собрались в Партизанске на встречу, которая была названа информационной.

Перезвоните насчет телефона

“В” выполняет свои обещания: 27 ноября по вашим многочисленным просьбам гостем редакционной “Прямой линии” вновь станет начальник Владивостокской городской телефонной станции Лилия Николаевна Нероденко.

Электронный “Владивосток” читают во всем мире

Завтра пользователи Интернета смогут увидеть на мониторах своих компьютеров пятисотый номер электронной версии газеты “Владивосток”.

“Ногу свело” немножко беременны

Сегодня в 18.30 во Владивостокском госцирке состоится единственный концерт группы “Ногу свело”.

Последние номера