Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Политика

Приморское противостояние

“Российская газета”

“Российская газета”

Будущее глазами “лидера пограничья”

И нынешний губернатор края Евгений Наздратенко, и мэр Владивостока Виктор Черепков, силой смещенный губернатором в 1994 г. и вернувшийся 3 октября 1996 года по указу президента РФ, - это два политика разных типов и мировоззрений.

В какой роли выступает ныне Е. Наздратенко? Производственник и частный предприниматель, сделавший карьеру на золотодобывающей ниве, он - типичный губернатор пограничья постсоветской эпохи. Выковался ныне такой тип - с присущим ему прагматизмом и тягой к общероссийским обобщениям. С приверженностью авторитарному стилю управления и детской патриотической риторикой.

Наздратенко часто указывает на соседние провинции Китая, где тамошние губернаторы - первые партийные секретари наделены властью поистине царской. И сравнивает их с собой: налоговая полиция мне не подчиняется, глава “Дальэнерго” назначается без моего участия, на акционерные собрания “Приморскугля” попадаю лишь по доверенности. Попытка вмешаться в работу акционированных предприятий или назначить их ревизию всегда вызывает бурю негодования. “Если вы спрашиваете за все с губернатора, то дайте ему все рычаги управления!” - убежден Евгений Иванович.

Человек он действительно жесткий. Силой выдворял из края десятки тысяч нелегально проживающих китайцев. Известна и его непримиримая позиция против передачи даже небольших участков территории России при идущей ныне демаркации границы с Китаем. Особенно - в бассейне реки Туманной.

До сих пор он без устали обличает приватизацию, то, как она проводилась, считая ее корнем множества бед. Дескать, только в одном крае она сделала “Дальэнерго” и “Приморскуголь” не согласованными друг с другом, бесконтрольными структурами. Достается от Наздратенко и либеральным экономистам: слишком поспешно отказались от государственного регулирования и теперь повторяют то, о чем в Приморье твердили давно. Например, о необходимости снижения энергетических тарифов.

Е. Наздратенко считает: перспективы Приморья зависят от хода российских реформ. Чтобы навсегда забыть об энергетическом кризисе, надо достроить Бурейский гидроузел на стыке Хабаровского края и Амурской области, начатый еще в бытность СССР. При вложении двух миллиардов долларов он обеспечит всех дальневосточников дешевыми киловаттами.

Средства же на этот проект государство должно взять за счет приватизации. Почему, мол, Госкомимущество РФ собирается продавать 8,5 процента акций огромной и уникальной “Единой энергосистемы” всего за 350 миллионов долларов? Почему, негодует губернатор, танкерную “эскадру” Приморского пароходства приватизировали по балансовой стоимости в 1 миллиард рублей, когда английские аудиторы оценили ее в миллиард долларов?

По мнению “пограничного лидера”, Приморье должно получать недорогую энергию и с ее помощью встраиваться в экономику Азиатско-Тихоокеанского региона. Даже сейчас центр, давая 591 миллиард рублей дотаций для удешевления дальневосточной электроэнергии, может получить от края 4 триллиона налогов. Ныне же, когда цена киловатта поднята в два раза, край перестанет быть донором России. Приморская энергия стала самой дорогой в этом районе Азии: 15 центов (за кВт/час) против 7,2 цента в Южной Корее, 4,5 цента в Китае и 6,5 цента в Японии. Экономический крах местной индустрии в конкурентной борьбе просто предрешен.

Наздратенко никогда не упустит случая раскритиковать коммунизм, но считает, что без планирования Приморью жить плохо. Горюя по поводу 1200 законсервированных в крае вагонов-холодильников, он спрашивает: что же сломалось после всеобщего акционирования, если теперь приморскую рыбу в Москву выгоднее везти через три океана и Германию, а не по Транссибу?

Городская революция приморского масштаба?

Виктор Черепков, военно-морской врач в прошлом, олицетворяет иную тенденцию. Поднявшийся на демократической волне, он в отличие от Е. Наздратенко как мэр Владивостока углублен в повседневные, конкретные проблемы - на уровне отдельных улиц, рынков или больниц. “Дела земные” Черепков сделал стержнем и своей умелой пропагандистской кампании, и программы будущего для Приморья, сплачивая вокруг себя довольно сильную команду хозяйственников, оппозиционных губернатору.

Мэр и его соратники считают: край криминализирован, в нем слишком много мафиозных посреднических структур, и все они ввергают регион в нищету, расхищая казенные средства и присваивая доходы местного бюджета. Слишком много посредников при “Дальэнерго”, при закупке топлива и выполнении строительных подрядов. Везде, мол, перерасход и утечка народных рублей в околоначальственные карманы, и оттого идет завышение цен на все. Оттого и киловатты дороги. По словам мэра, только посредники в энергетике съедают в год около 150 миллиардов рублей.

Команда Черепкова идет под лозунгами налаживания прямых связей и наведения порядка. Городские газеты полны примеров того, когда буханка хлеба, которая стоит в магазинах по 2700 рублей, закупается для больниц по 3600 “рэ”, а городские рынки и автостоянки приносят доход не Владивостоку, а преступным группировкам. Мэр изо всех сил убеждает, что все беды коренятся в разгуле коррупции и безответственности регионального чиновничества. “Кому перечислено 50 миллионов рублей из Фонда поддержки малого предпринимательства при назначенном Наздратенко градоначальнике? Фирме, которую возглавляет... помощник того самого градоначальника. И во всех районах края уйма казенных денег закачивается в фирмы родственников районного начальства!” - говорил он нам.

Первое, с чего начал мэр, вернувшись 3 октября, это ликвидация пяти городских районов со своими бюджетами. Черепков сводит все средства и власть в руки единого муниципалитета. Он объявил конкурс среди банков на размещение городской казны (до сих пор она, как и бюджет края, лежит в банке “Приморье”, учрежденном ОНЭКСИМбанком и администрацией региона). А вскоре провел успешные переговоры с ОНЭКСИМбанком о предоставлении Владивостоку вексельного кредита на закупку жидкого топлива к зиме на заводах Ангарска (у компании “СИДАНКО”, частью которой владеет банк-заимодавец). Мэр сулит разместить часть городской казны и в крупных столичных банках.

В. Черепков намерен наладить прямое снабжение Владивостока теплом и горючим. Организует антикризисную структуру в мэрии, поставки продовольствия по конкурсу (ради снижения цен), управление по реализации внешнеэкономических программ и структуру для защиты интересов города на всех уровнях.

Он сумел поставить под свои знамена довольно энергичных людей. Например, Юрия Копылова, экс-секретаря райкома КПСС, а ныне - управляющего городом. (Есть здесь такая уникальная должность.) Он вынашивает смелые планы превращения города в свободную экономическую зону, развития ветровой и малой атомной энергетики.

Постановлением мэра создан экономический совет города, в который вошли хозяйственные “генералы” - главы “Дальэнерго” и “Дальрыбы”, торгового и рыбного портов, “Приморлеспрома” и “Дальморепродукта”, базы тралового флота (ВБТРФ) и многие другие. Это они поддержали в 1993-м Наздратенко и организовали тогда концерн “ПАКТ”, который, увы, так и не сумел достичь своей цели - обеспечить приток инвестиций в индустрию края и ее подъем. Теперь Черепков обещает промышленникам свою помощь, налоговые льготы и связи в Москве ради воплощения перспективных программ.

Его трудно назвать чистым либералом, ибо мэр стремится сделать свою администрацию сильным “дирижером” городской экономики. Он, скажем, предлагает рыбакам из ВБТРФ открыть свои... бензоколонки, обещая, что нефтепереработчики Ангарска откроют в своем городе рыбные лавки. В таких схемах обмена, по мнению мэра, никому не надо брать кредитов в банках под сумасшедшие проценты, а значит, цены на товары упадут.

Неугомонный Черепков идет еще дальше, заявляя о намерении вычленить Владивосток из края и сделать его городом федерального значения, новым субъектом РФ. Резон? По мнению команды мэра, край доит город, отбирая у него две трети собираемых налогов. Совершенно ничего не делая для того, чтобы иные районы Приморья развивались и крепли. Дескать, нет никаких программ развития “малого рыболовства”, ремесел, угледобычи открытым способом и т. д. А Владивосток, став самостоятельным, начнет-де бурно развиваться и привлекать зарубежные инвестиции. На фоне прогрессирующего недовольства работников бюджетной сферы в городе, месяцами сидящих без зарплаты, эта программа “городской революции” (или “местного сепаратизма”) приобретает все больше сторонников.

Реактор идет в разгон

На загоревшейся в 1986 году у Бермуд нашей атомарине вышла из строя система управления реактором, и он начал неконтролируемо разгоняться, грозя тепловым взрывом, подобным чернобыльскому. Тогда Сергею Преминину ценой своей жизни удалось опустить в реактор поглощающие решетки. Но удастся ли опустить их в приморском “реакторе”, который уже пошел в разгон?

Мы ничуть не преувеличиваем. Ибо на местном уровне спасительные “решетки” не опустить. Е. Наздратенко избран до 2000 года. В. Черепков тоже обладает легитимным статусом. И они как два куска урана, соединяющиеся в критическую массу в региональном реакторе-бомбе.

Чтобы взять верх, Черепкову надо добиться для Владивостока статуса субъекта федерации. Но в этом случае регион ждет экономическое крушение. Наздратенко говорит в интервью нам: налоги у нас платятся по месту регистрации предприятия. А вся индустриально-финансовая и добывающая сфера Приморья зарегистрирована во Владивостоке. Все - уголь, рыба, лес, флот. Получи он статус самостоятельного субъекта федерации - и быть ему этакой “оффшорной” зоной, центром “колониальной” эксплуатации края. Это может стать привлекательным для части “столпов бизнеса” Приморья. Однако такой поворот событий вызовет яростное противодействие губернатора, который неминуемо кинется за поддержкой к жителям других городов и районов области. И тогда неминуем выброс лозунга: “Зачем нам Москва, которая внедряет нам вирус раскола края?”

Но в центре Владивостоку вряд ли позволят стать отдельным субъектом РФ. Скорее, противоборство пойдет путем “бюджетной войны” и блокирования действий друг друга. С попытками перетянуть на свою сторону как можно больше представителей крупного бизнеса. И с привлечением каждым из двух оппонентов своих союзников в недрах федеральной власти. Здесь дело очень легко может соскользнуть к попыткам сыграть на недовольстве масс (“Глядите, Черепков (Наздратенко) пришел (остался) и довел город (край) до пучины бедствий!”), когда аргументами в споре станут продовольствие, транспорт, отопление, освещение и состояние жилых домов.

Но это на фоне новой волны энергокризиса, накатывающегося на Приморье, плохого финансирования центром огромной военно-морской сферы края и - давайте будем откровенными! - растущей неприязни местных жителей к Москве, давно уставших от череды кризисных лет. При громадном влиянии организованных преступных группировок, которые в Приморье давно внедрены в большой бизнес, который в свою очередь ведет их в большую политику. Ведь тут уже давно говорят о себе, как об отрезанном от России ломте. Энергетику приходится развивать свою. Приморье давно ест чужое продовольствие и ездит на чужих машинах. А еще, мол, Москва оборонных заказов не дает, флот почти не финансирует. Только за провиант военные моряки задолжали краю 50 миллиардов к концу октября. Зачем она нам?

Некоторые наблюдатели полагают:

В. Черепков играет роль “троянского коня”, который должен расчистить путь для нового губернатора края. Вместо Наздратенко, слишком тесно, мол, связанного с ушедшей “группировкой Коржакова”. Дабы получить под контроль “золотоносный” экспорт и импорт через порты и пограничные переходы, квоты на рыбодобычу и т. д. Но такие игры также могут выпустить из бутылки злого джинна сепаратизма.

И все же - Москва!

Разрядить эту опасную ситуацию и прекратить занимающуюся “холодную войну” можно только с помощью Москвы, ее полномочиями и возможностями. Осторожно и тщательно, как обезвреживают взведенную мину.

Прежде всего это относится к энергетическому кризису. Дороговизна тепла и электричества действительно заставляет бросить все средства на их оплату даже за счет заработков людей бюджетной сферы и подавляет промышленность края. Именно энергетический кризис порождает противостояние и нестабильность в регионе.

Если не обезвредить “энергетическую мину”, то край продолжит биться в кризисной лихорадке. И вот тут именно от Москвы зависит многое. Ведь приморские киловатты удорожаются еще и потому, что местные энергетики обязаны питать структуры военного флота, пограничников, оборонные заводы, системы ПВО и сухопутные войска. Именно им центр, как установили инспектора президентского Контрольного управления, задолжал 1,8 триллиона целковых.

Во-вторых, как заявил глава Федеральной энергетической комиссии Юрий Корсун, можно было, не тратясь, снизить электротарифы в Приморье на 30 процентов, стоило только решить вопрос с Иркутском (который, кстати, в Приморье кличут “энергетической Чечней”). Ведь иркутяне как бы “приватизировали” систему своих гидростанций, установив внутри области сверхнизкие тарифы, продавая энергию другим областям в десятки крат дороже. Творился дикий произвол: поскольку энергию иркутян брать не хотели из-за дороговизны, ГЭС сбрасывали “вхолостую” уровень накопленных вод из водохранилищ.

Но ведь не Иркутск строил эти ГЭС, а вся страна. И работать они должны на благо всех. Увы, Москва только сейчас принялась решать проблему этого “энергосепаратизма”, от которого страдает не одно лишь Приморье!

А в-третьих, у приморских шахт и электростанций есть хозяева - компания “Росуголь” и “Единая энергосистема России”. Рабочая группа первого вице-премьера Алексея Большакова, посетив регион в начале октября, впервые поставила вопрос об их ответственности за состояние дел на дочерних предприятиях - “Приморскугле” и “Дальэнерго”. И если последнее расплодило бесполезных посредников, то куда смотрели его московские начальники?

Давайте честно признаем: в стране пока нет четкой национальной политики ценового регулирования в энергетике. А она, вернее, отсутствие ее, и есть сердцевина нынешних приморских коллизий. Федеральная энергетическая комиссия так и не сформирована до конца, местные комиссии ей напрямую не подчиняются. А управляемость в РАО “Единая энергосистема” предстоит восстанавливать.

Дабы не допустить второй волны тьмы и холода в Приморье, необходимы организационные действия, суровый контроль и, увы, государственные кредиты. Иначе погрязшая в долгах энергетика региона снова “ляжет” на последнем издыхании. Да, это дорого. Но “холодная война” в Приморье обойдется куда дороже.

Нужен подеста?

И только убрав экономическую почву разворачивающейся в крае свары “губернаторство - мэрия стольного града”, можно приступать к политическому “разминированию” ситуации. Вспомним рецепт из средневековой итальянской истории.

Так, если в ином городе или крае противоборство двух политических лагерей доходило до крайней степени непримиримости, люди приглашали подесту - посредника (а то и правителя) со стороны, не замешанного в местные распри. Здесь тот самый случай. Ведь именно центр, сначала благословив незаконное, силовое смещение Черепкова губернатором, а потом “восстановив справедливость” два года спустя, и помог завариться нынешнему междоусобью.

Надеяться на то, что все уляжется само собой, не выходя за пределы края, значит не понимать ситуации. Слишком нетерпимы друг к другу команды Черепкова и Наздратенко, чересчур много личных обид примешано к их конфликту. (Наздратенко, скажем, считает Черепкова и его людей прожектерами и дилетантами, чьи эксперименты опасны для Приморья.)

Вмешательство высших властей в дела дальневосточные необходимо еще и потому, что и Наздратенко и Черепков правы. Оба - по-своему. Ведь администрация края (как и во многих других регионах) действительно не может уследить за порядком на самых нижних “этажах” социально-экономической жизни. И деятельность Черепкова по ликвидации паразитов-посредников да безобразий на уровне отдельных домов, рынков и больниц может органично дополнить работу губернатора. Ведь ныне ни один глава региона не может сам, без помощи снизу, побороть бич нашего времени - коррупцию, безответственность и расхищение казенных денег.

Впрочем, одно центр должен сделать бескомпромиссно: пресечь на корню даже разговоры о выходе Владивостока из состава края. Ведь такой “местный сепаратизм” может начаться и в других регионах. С не меньшими разрушительными последствиями!

В конце октября край посетил первый вице-премьер Виктор Илюшин. По его мнению, все следует делать в рамках закона. Ибо и мэр Владивостока, и губернатор Приморья законно избраны на свои посты. Искать согласия, идти на компромиссы - вот его мнение.

Однако Москва как бы остановилась на полпути, и ситуация в крае пущена на самотек. Подчас кажется, что все тут происходящее - дело рук некоего злого гения. Вот он умело ударил по экономическим “нервным узлам”, взорвал стабильность и теперь умело выстраивает двоевластный конфликт, манипулируя недовольством и амбициями. И один из самых стратегически важных регионов России становится словно опытной лабораторией.

Мне лично вспоминается такая же умелая игра “Москва - союзные республики” в 1989-1991 годах. Помните тысячи бед, что тогда вырвались на свободу? И если мы сегодня допустим подобное в Приморье, не придется ли завтра расхлебывать общероссийские последствия?

Автор : Губернатор Е. Наздратенко против мэра Владивостока В. Черепкова

В этом номере:
Приморье - опытная лаборатория Москвы?

“...И один из самых стратегически важных регионов России становится словно опытной лабораторией”, - предполагает Владимир Кучеренко в заключение своей большой и на удивление объективной для “Российской газеты” статьи о ситуации в Приморском крае. Он не рискует написать об этом утвердительно, хотя, скорее всего, знает, кто автор “сценария” приморского конфликта, для каких столичных политических и экономических сил Приморский край стал или научной лабораторией, или полем боя.

“Викторию” праздновали не все

Целую неделю Хабаровск был центром дальневосточного самбо. Сначала там прошел региональный турнир чемпионата страны, а затем традиционный, четвертый по счету международный турнир на призы спортклуба “Виктория”.

Чемпионат завершен - чемпионаты впереди

Завершился чемпионат Владивостока по мини-футболу, который одновременно являлся и зональным турниром чемпионата Приморского края.

Так где же набираться опыта?

В шахматном клубе ЦДЮТ (бывший Дворец пионеров) собрались сильнейшие команды школ по шахматам. От каждого района Владивостока в финале турнира “Белая ладья” играли по 2 команды. Состав команды: 4 мальчика и 1 девочка не старше 1983 года рождения.

Все чемпионы из Спасска

На недавно завершившемся в Биробиджане первенстве Дальнего Востока по тяжелой атлетике среди младших юношей (до 16 лет) первое общекомандное место заняла сборная Приморского края.

Последние номера