Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Экономика, финансы

РАСКУЛАЧИВАНИЕ

В приморской Лифляндии еще ничего не произошло. Арбитражному суду еще только предстоит признать или не признать ЗАО “Рыбопромышленная корпорация “Колхоз “Новый мир” банкротом, а страсти тут уже кипят нешуточные. Апогея они достигли на собрании, где, получив от руководства информацию о попытках территориального агентства федерального управления по делам о несостоятельности обанкротить предприятие, бывшие колхозники, а ныне акционеры пообещали любого назначенного временного управляющего “поднять на вилы”.

В приморской Лифляндии еще ничего не произошло. Арбитражному суду еще только предстоит признать или не признать ЗАО “Рыбопромышленная корпорация “Колхоз “Новый мир” банкротом, а страсти тут уже кипят нешуточные. Апогея они достигли на собрании, где, получив от руководства информацию о попытках территориального агентства федерального управления по делам о несостоятельности обанкротить предприятие, бывшие колхозники, а ныне акционеры пообещали любого назначенного временного управляющего “поднять на вилы”.

Кавалерийским наскоком попытались обанкротить ЗАО РПК “Колхоз “Новый мир”. Пока не удалось

Было б желание, причина всегда найдется

Такое ощущение, что ТАФУ свой бдительный взгляд на РПК обратило тогда, когда судьба некогда мощного “Приморрыбпрома” уже была решена. До этого уже канули в лету рыболовецкие колхозы “Огни”, имени Чапаева, “Моряк-рыболов”, и с их гибелью “Новый мир” да еще холдинговая компания “Дальморепродукт”, к которой тоже подбирается ТАФУ, остались в крае по сути единственными достаточно мощными рыбохозяйственными предприятиями, где основные фонды не только не растащены, но и позволяют исправно выполнять производственные программы. Правда, в РПК планы по объему уже не те, с какими предприятие справлялось, когда было знаменитейшим колхозом-миллионером. Однако сокращенные программы всех подразделений - и мехцеха, и цеха орудий лова, и рыбозавода, и флота, насчитывающего ныне 13 “боевых единиц”, - при затребованной необходимости можно и сейчас возобновить достаточно быстро.

Хотя правда и то, что к концу прошлого года корпорация задолжала Пенсионному фонду и бюджету. Отчасти это произошло потому, в 1996 году “Дальморепродукт” задолжал “Новому миру” 12 млрд. рублей и до сих пор до конца не рассчитался. Пришлось корпорации содержать и весь соцкультбыт, который формально в муниципальную собственность был передан еще в прошлом году, а фактически - лишь весной этого. Обошлось это в 9 млрд. рублей.

А еще ее генеральный директор Петр Чмиль поддался на уговоры и подарил ЗАТО Большой Камень, на территории которого располагается предприятие, рыбопродукции на 1,7 миллиарда рублей старыми. Предполагалось, что вырученные средства пойдут на подготовку города к зиме.

На эти цели они и были истрачены, однако существовала еще одна договоренность: при поступлении средств из федерального бюджета, на балансе которого и состоит ЗАТО, администрация начинает расплачиваться с Пенсионным фондом. И все было бы хорошо, если бы в Москве не придумали новое слово - секвестр, рубанувшее словно топор профессионального дровосека и бюджет города. Потому часть вырученных за рыбу денег пришлось отдать на погашение задолженности по зарплате бюджетникам. Естественно, свои обязательства перед РПК территория выполнить не смогла.

Традиционно в колхозе экипажам большая зарплата выплачивалась весной - именно к этому времени происходят накопления от реализации рыбопродукции. Не стал исключением и прошедший май. Это и явилось последней каплей в чаше терпения отделения Пенсионного фонда РФ по Приморью - оно начало оформлять документы в арбитражный суд. В ТАФУ только этого и ждали - как же, привалила работенка!

Однако Петру Чмилю удалось договориться с Пенсионным фондом о поэтапном погашении задолженности. И не потому, что у него красивые глазки. Просто Пенсионный фонд имеет горький опыт работы с внешними арбитражными управляющими, которые в 90 процентах из 100, приняв производство под свою опеку, “забывали” о необходимости рассчитываться с кредиторами, львиную долю выручки от продаж тратя на собственно внешнее управление.

Совместно был составлен график погашения задолженности, который неукоснительно и выполнялся несколько месяцев подряд. Сотрудничество пошло столь успешно, что Пенсионный фонд 2 октября направил в ТАФУ и в управление по делам о несостоятельности администрации края письмо, последний абзац которого стоит процитировать: “Учитывая меры, принимаемые ЗАО РПК “Колхоз “Новый мир” к погашению задолженности по страховым взносам, отделение ПФР считает возможным на период действия соглашения приостановить дело о возбуждении процедуры банкротства”.

Можно было бы ставить точку в этой истории, если бы...

Мы, внешний управляющий, приказываем...

Лакомый кусок в виде основных фондов, вполне имеющих реальную стоимость, уходил. И это, видимо, никак не устраивало тех, кто положил глаз на собственность ЗАО РПК “Колхоз “Новый мир”. Реакция ТАФУ была прямо противоположной той, на которую рассчитывал Пенсионный фонд. Уже через три дня после письма, то есть 5 октября, директор ТАФУ А. Сажнов подписывает заявление в арбитражный суд о возбужении производства по делу о несостоятельности ЗАО “РПК “Колхоз “Новый мир”. И самое поразительное, что уже 9 октября арбитраж принял определение о подготовке к судебному разбирательству и применил “к должнику процедуру наблюдения”. Последнее особенно важно, потому что назначенный осуществлять эту процедуру С. Бурханов через некоторое время приехал в Лифляндию отнюдь не наблюдать.

Он привез с собой с десяток “специалистов”, которые под благовидным предлогом “обеспечения сохранности имущества и проведения финансового состояния должника” начали массированную проверку всего и вся. В отсутствие Петра Чмиля собрали руководителей подразделений и стали учить уму-разуму. Однозначно было сказано, что без подписи наблюдателя не должен выйти ни один документ. У участников столь “плодотворного собрания”, по их рассказам, сложилось впечатление, что они попали на крутую разборку. Тем более один из команды - отнюдь не назначенный судом Бурханов - назвал себя бригадиром (весьма популярная должность в криминальной среде).

Под прикрытием этой “бригады” он повел себя очень лихо. Сразу же началась работа по подготовке собрания кредиторов, среди которых развернулась весьма недвусмысленная пропаганда. К примеру, РПК задолжала районному узлу связу 5 тысяч рублей. Последнему и было предложено активно предъявить претензии на собрании, на что был получен ответ: мы как-нибудь сами тут разберемся. То же самое ему ответили и в коллективе цеха орудий лова, которому, как и другим колхозникам, было предложено выступить внутренним кредитором. При этом обещана выплата зарплаты, если будет поддержано введение внешнего управления.

И самое главное: партнерам корпорации, которые кредитовали ее материально-техническими ресурсами в счет будущих уловов, были разосланы письма, в которых объяснялось, что если они не предъявят претензии как кредиторы, то вообще ничего не получат. Те из них, которые сотрудничали с колхозом десяток и более лет, пока еще никак не отреагировали. А вот новых, вступивших в договорные отношения год-два назад, хватил мандраж.

Еще не введено внешнее управление, а ущерб РПК уже причинен, потому что в условиях рынка для любой компании нет большей беды, чем потеря собственной репутации.

Столь кипучая деятельность, уже начавшая мешать оперативному руководству предприятием, надоела Петру Чмилю, как и всем управленцам, и он в достаточно резкой форме потребовал от наблюдателя “присесть на свой шесток”. На что Бурханов незамедлительно откликнулся ходатайством в арбитражный суд об отстранении “руководителя должника от должности” и возложении его обязанностей на временного управляющего.

Пока суд никак не отреагировал на демарш своего протеже и поступил весьма разумно. Уже всем очевидно, что первый кавалерийский наскок не удался. И дело не только в нашумевшем на весь край собрании акционеров, где ликвидаторам недвусмысленно дали понять, что тут, в Южной Лифляндии, за здорово живешь им никто и ржавого гвоздя не даст. Здесь ТАФУ столкнулось с психологией собственника, появившейся не в результате приватизации, а переданной дедами и отцами ныне здесь работающих.

Мы опять пойдем в колхоз

У коллектива ЗАО РПК “Колхоз “Новый мир” появилась реальная возможность вновь реанимировать колхоз. Случилось это после того, как корпорация по собственной инициативе перешла под патронаж Минсельхозпродукта. Больше того, на известном собрании по этому поводу даже принято специальное решение, причем практически без обсуждения: для всех здесь работающих колхоз ближе безликого акционерного общества.

Так уж получилось, что в конце прошлого века переселенцы из нынешних Молдавии и Эстонии выбрали именно этот берег - между Большим Камнем и Подъяпольским. Образовалось два хутора: Бессарабия, жители которой преимущественно занимались земледелием; и Южная Лифляндия, населенная эстонцами, с молоком матери впитавшими в себя традиционное занятие населения коренной родины - рыболовство.

Леса в округе хватало, и потому лодки в дефиците не были. Их имели практически все семьи, которые и начали объединяться в рыболовецкие артели - по нынешнему в ассоциации частников. Вот эти-то артели и стали основой образованного в 1929 году колхоза “Лифляндец”, через два года переименованного в рыболовецкий колхоз “Новый мир”.

Этот небольшой исторический экскурс необходим для понимания основы будущих миллионов коллективного хозяйства. Их не государство дало. Высокие доходы будущего взяли начало из тех мизерных паев, с которыми вошли в артели, а затем и в колхоз лифляндцы и бессарабцы. Это они, первые здешние поселенцы и их дети, объединившись, на заработанные средства сами прямо здесь же, в Лифляндии, еще до войны стали строить кунгасы и сейнеры.

Вспоминает председатель совета ветеранов предприятия, уроженец Бессарабии в третьем поколении Виктор Гергиевич Батизат:

- Последний деревянный сейнер, построенный здесь в 1941 году и названный “Таллин”, оказался и самым удачным. С двигателем в 100 лошадиных сил он шел словно ласточка. И сделали его наши мастера. Судьба его печальна. В 1952 году его оставили на рейде, откуда он был выброшен штормом на берег... Но свое он честно отработал.

Конечно, жаль, что погибло судно, которое сейчас, бесспорно, представляло бы историческую ценность. Но прогресс есть прогресс: с 50-х пошли суда с металлическим корпусом.

Так колхоз наверняка и существовал бы, если бы не закон РФ 1991 года “О собственности”, в котором не нашлось места для колхозной собственности. Добило “Новый мир” вышедшее в 1992 году положение “О реорганизации колхозов”. Пришлось в срочном порядке трансформироваться в закрытое акционерное общество.

Психологически, однако, коллектив остался колхозным. Он до сих пор не может успокоиться, что пришлось передать в муниципальную собственность весь соцкультбыт вместе с инфраструктурой, оцененный, между прочим, в 89 миллионов новых рублей.

Что уж говорить о настроениях, воцарившихся здесь после того, как нависла угроза распродажи основных фондов. И что делать теперь, как не браться за вилы Герою социалистического труда Вольдемару Карловичу Гамсу, которому за труд в колхозе его предков-первопоселенцев и его личный 50-летний стаж причитается, согласитесь, немалый пай, в том числе и среди объектов соцкультбыта, уже безвозвратно утерянных.

Вот с какой психологией придется столкнуться ликвидаторам. В Южной Лифляндии живут настоящие собственники, воспитанные таковыми родителями. Их психологию не вытравила идеология времен социалистического изобилия, и самое удивительное, что именно она, эта психология, не пришлась ко двору и в рыночные времена.

Все дело в очередном переделе собственности, полным ходом протекающем в России. Ведь всем понятно, что в итоге процедуры банкротства основные фонды не испарятся, поменяется хозяин, а вернее, хозяева. Растащатся по частным фирмам, но все так же будут добывать рыбу сейнеры, все так же будут действовать вспомогательные цеха, все так же будет течь валюта от продажи в Японию и Южную Корею рыбопродукции, но уже мимо государственного кармана... Не у дел останутся, как показывает опыт, лишь бюджеты всех уровней да прежние настоящие хозяева - лифляндцы. Вот почему по отношению к колхозникам всю эту процедуру иначе как раскулачиванием не назовешь.

* * *

Бесспорно, быть или не быть банкротству - простым голосованием не решить. Но очевидно, что бои предстоят далеко не местного значения. Не так легко, как на предприятиях “Дальпушнины” и “Приморрыбпрома”, внешнему управляющему, если такой в итоге судебного разбирательства появится, будет продать что-либо из имущества корпорации. Предполагаю, что рабочие будут ее сторожить на общественных началах.

И лишь одного жаль: только через какое-то время, а может, и годы все мы сможем узнать, кому надо было в срочном порядке банкротить вполне кредитоспособное предприятие и кто от этого получил или получил бы самый жирный кус.

Автор : Евгений ИЗЪЮРОВ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), "Владивосток"

В этом номере:
Время “Ч” для российских банков

Завтра истекает введенный 17 августа 90-дневный мораторий на выплату российскими банками их внешних обязательств. Зарубежная деловая пресса в эти дни активно обсуждает перспективы возврата долгов и вообще экономическую ситуацию в России.

Победа над бездорожьем

Не секрет, что Приморье - край неспокойный. Наш краевой центр, город Владивосток, сотрясают то мусорные, то водные, то энергетические войны. В целом же по всему краю идет другая война - с бездорожьем, и в ней одержана очередная победа.

“Варшавянка”: бой за нее святой и правый

Уникальный ремонт подводной лодки 877-го проекта (“Варшавянка”) заканчивают в нынешнем году специалисты “Дальзавода”. Старейшее судоремонтное предприятие Дальнего Востока готово сдать боевой корабль государственной комиссии и отправить его на службу в составе Тихоокеанского флота.

Телефон по облигациям

Ведущий оператор по предоставлению всех видов услуг связи в Приморье ОАО “Электросвязь” придерживается принципа, что не только спрос рождает предложение, но и предложение - спрос. Хотя только за последние годы более чем 200-тысячная очередь на установку телефона сократилась в крае почти наполовину, сегодня перед акционерным обществом стоит задача удовлетворить все заявки и обеспечить приморцев качественно новыми, современными видами услуг. А для этого требуется увеличить емкость местной телефонной сети на 150 тысяч номеров. Поэтому сегодня акционерное общество приобретает и монтирует самое современное оборудование ведущих фирм мира, таких как “Сименс”, “Самсунг” и др. Наряду с привычными “звонками, летящими по проводам”, ОАО “Электросвязь” в ближайшее время предложит жителям краевого центра установку стационарного беспроводного телефона с использованием стандарта CDMA. Осуществление данного проекта позволит обеспечить телефонной связью все районы Владивостока, а в дальнейшем - и другие города края, как это и предусматривается президентской программой “Российский народный телефон”. Для дальнейшей реализации программы ОАО “Электросвязь” приняло решение о выпуске ценных бумаг. В заседании “круглого стола”, организованном редакцией “В”, приняли участие ведущие специалисты акционерного общества “Электросвязь” Приморья: технический директор Александр Мальцев, руководители отдела электросвязи Олег Мамонтов и отдела ценных бумаг и инвестиций Валентина Кондратьева, а также начальник Владивостокской городской телефонной сети Лилия Нероденко.

РАСКУЛАЧИВАНИЕ

В приморской Лифляндии еще ничего не произошло. Арбитражному суду еще только предстоит признать или не признать ЗАО “Рыбопромышленная корпорация “Колхоз “Новый мир” банкротом, а страсти тут уже кипят нешуточные. Апогея они достигли на собрании, где, получив от руководства информацию о попытках территориального агентства федерального управления по делам о несостоятельности обанкротить предприятие, бывшие колхозники, а ныне акционеры пообещали любого назначенного временного управляющего “поднять на вилы”.

Последние номера