Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Политика

Окончен бал, погасли свечи...

Отшумел очередной предвыборный марафон, завершен очередной передел власти. У сотен матерых и вновь испеченных чиновников вырвался вздох облегчения (удовлетворения, разочарования, отчаяния и т. д.). Безмолвствует электорат.

Отшумел очередной предвыборный марафон, завершен очередной передел власти. У сотен матерых и вновь испеченных чиновников вырвался вздох облегчения (удовлетворения, разочарования, отчаяния и т. д.). Безмолвствует электорат.

Безмолвствует, все отчетливее понимая: единственное отвалившееся ему от демократического пирога завоевание - право выбирать - с каждым разом все больше смахивает на постылую и пустую работу, за которую политики расплачиваться не собираются.

Как ни крути, закономерность вполне очевидна: уровень жизни законопослушного избирателя обратно пропорционален количеству всенародно избранных. А число самих выборов различного уровня не собирается переходить в качество жизни электората (а если и переходит, то вовсе не в то, которое было обещано предвыборными агитками). Отсюда - заметно снизившийся интерес населения к демократическому волеизъявлению. Явка на избирательные участки 22 декабря в среднем по краю составила около 30 процентов от общего числа обладающих конституционным правом избирать. Остальными 70 процентами электората право это востребовано не было.

Иное дело политики. Свое право быть избранными они пользуют на все сто процентов. Энтузиазм их можно понять: ну в какие, скажите, коммунистические времена был возможен головокружительный взлет на вершину государственной власти - без занудного протаскивания по всем ступенькам служебной и партийной иерархии, без бюрократических утверждений и согласований в бесчисленных властных кабинетах, без составления объективок и характеристик, в которых - не дай бог (!)... Образец демократии: из завлабов - в премьеры. Апогей - предстоящие выборы президента в Чечне: среди основных претендентов - находящийся в федеральном розыске террорист и бандит.

Так что политикам грех не воспользоваться своими демократическими завоеваниями и не оседлать волну всенародного плебисцита.

“Вершинки” местной исполнительной власти оказались не менее соблазнительны: наличие от 3 до 10 претендентов на одно кресло заставляет задуматься - а так ли уж оно жестко, как это пытаются представить его соискатели? Упорное нежелание прежних глав это “жесткое” кресло оставить подозрение усиливает. А разгоревшиеся не на шутку предвыборные схватки развеивают последние сомнения: чем-то, видимо, это кресло сродни одному из “12 стульев”, коль столь дружно в общем благополучные люди рванули в “слуги народа”.

Но дело даже не в личных притязаниях отдельных провинциальных политиков и дельцов - бог с ними. Как было уже замечено, муниципальные выборы завершают собой передел власти в общероссийском масштабе, закрепляя (по возможности) всю властную вертикаль. А это уже амбиции политиков не муниципального, а государственного масштаба.

Присутствие этих амбиций нельзя было не заметить на нынешних выборах: стыдливость и целомудрие, всегда отличавшие провинциальные плебисциты, на сей раз были отброшены, а обаятельная демократическая улыбка нередко оборачивалась неприятным оскалом, знакомым электорату по выборам президентским. Что ж удивительного: борьба шла за стратегически важные (с точки зрения политической) населенные пункты Приморья.

Когда центр утверждал, что не собирается пускать на самотек формирование местных органов власти, речь шла не только о губернаторском, но и о более скромном уровне выборов. Сегодня уже не секрет, что некоторых претендентов в предвыборном марафоне “вели” команды поддержки из первопрестольной. Их методы столь отличаются от менталитета аборигенов, что сразу “засвечивали” работу чужаков - талантливую, изощренную, напористую и зачастую бесстыдную. Раскрученные и профессионально натасканные во время беспрецедентной президентской кампании, владеющие самыми “современными” технологиями манипулирования электоратом, эти московские “мальчики-девочки” (специалисты по имиджу) и задали тон основным предвыборным схваткам - в Находке и в Уссурийске. Скандалы, интриги и провокации - весь этот испытанный на всероссийском уровне арсенал оружия был с успехом и без малейшей брезгливости испытан на нашем провинциальном электорате. Подметные листовки, подписанные от имени соперника, похабные и откровенно расистские надписи на заборах, организация “дезы” и утечка якобы достоверной компрометирующей информации, запуск “крутых” по квартирам электората, “советующих” населению, за кого отдать голос (естественно, от имени соперника)... С подобной массированной обработкой наша провинция не сталкивалась, здесь чувствовалась рука профессионалов. Причем, с одной стороны (как известно “В”), это были профессионалы от партии власти (предвыборный штаб президента), с другой - от народно-патриотического блока. Что подтверждает заинтересованность противоборствующих политических сил в распространении своего влияния не только на уровне региональном, но и на более низком - провинциальном уровне.

Их прямую корысть подтверждает и тот факт, что финансирование столичных десантов поддержки шло не через предвыборные кандидатские фонды (никаких местных фондов не хватило бы на оплату сногсшибательных по нашим меркам гонораров московских спецов), а непосредственно из центра. То есть сюда они приезжали как бы в командировку. (Кстати, о финансировании нынешних выборов в вышеуказанных населенных пунктах можно составить отдельный детективный роман. Как, например, чиновник, долгие годы сидящий на госокладе, мог враз чуть не полосами закупать популярнейшие центральные и местные издания. Или как другой кандидат, также чиновник на госокладе, смог выписать из Москвы популярную телезвезду для скандальных разоблачений соперника с экрана вполне захолустного телевидения - расценки столичных теледив исчисляются десятками тысяч долларов, как, впрочем, и появление провинциального политика в одной из популярнейших ежедневных программ ОРТ. Понятно, что оплата шла не из пустого кармана кандидата-чиновника, а со счета могущественного покровителя. И поддержку эту, как ни крути, экс-кандидатам предстоит отрабатывать - как победившим, так и не достигшим желанной цели).

Однако будет неверным всю эту схватку объяснять лишь дележкой сфер влияния между московскими кланами, исключая при этом фигуру губернатора Приморского края. На самом деле она - одна из центральных во всех приморских предвыборных баталиях.

Приморскому губернатору повезло, он вовремя успел избраться - тогда, в 95-м, технология предвыборной обработки электората находилась в Приморье (да и в России, пожалуй) еще на первобытном уровне. Случись выборы губернатора края сегодня и задействуй московские доброжелатели весь накопленный ими во время президентской кампании арсенал.., как знать, может быть, и не пришлось бы им тратиться на мелкие провинциальные плебисциты в надежде создать противовесы непокорному губернатору? Фактически работа отдельных московских команд на выборах 22 декабря преследовала именно эту цель - создание в Приморье наряду с мятежным Владивостоком еще ряда центров сопротивления легитимному губернатору края. (Что, кстати, вовсе не означает наличия аналогичных целей у их “подопечных”, порой совершенно искренне симпатизирующих губернатору. Но предполагало последующую расплату с опекунами.)

Вполне логично и желание самого губернатора укрепить в крае свою чиновничью вертикаль. Взяв под личный контроль все муниципальные выборы, администрация благословила на выдвижение поголовно всех действующих глав - зачем получать “кота” в мешке непредсказуемого голосования, когда можно подстраховаться и двинуть людей проверенных? К чести краевых чиновников, “двигали” они достаточно деликатно, лишь единожды, в самом начале, засветившись с неприкрытой и противозаконной агитацией “за своих”. Впоследствии действия были более осмотрительны и ненавязчивы. И уж во всяком случае - всегда оправданные прямой служебной необходимостью, никоим образом не относящейся к предвыборным делам.

Результат совместных усилий местных и краевой администраций можно считать удовлетворительным - сменилась лишь треть низовых глав, основной костяк удержался у власти. Хотя... в дальнейшем их поведение уже не столь предсказуемо: известно, как самосознание “назначенного” отличается от самосознания всенародно избранного. Так что возможны различные вольности, но - в рамках разумного. Так как реальная и решающая власть все-таки остается в руках первого чиновника края. Исключение могут составить лишь местные чиновники, чувствующие за собой силу поболее губернаторской - как мэр краевого центра, к примеру. Подобной ситуации сумела, по-видимому, избежать Находка и не сумел Уссурийск (как было уже замечено, поддержку на выборах, в том числе и финансовую, придется все-таки отрабатывать).

Но в конечном счете результаты выборов 22 декабря не сулят каких-то серьезных политических потрясений в масштабах края. При условии, что московские альтернативные силы не попытаются охмурить одну треть “независимых” новых муниципальных глав, а также глав старых, многим обязанных администрации края.

Сумеет ли губернатор, державший в одной монолитной команде назначенных им же администраторов, удержать всенародно избранных - или продолжение передела власти - следует?..

А теперь о том, какое все происшедшее имеет отношение к основному объекту приложения титанических предвыборных усилий политиков - приморскому электорату? Скорее косвенное, чем прямое. 22 декабря и на ближайшие 4 года мы свою историческую роль отработали, дальше они будут разбираться без нас... Нам же все это время предстоит пожинать плоды своего мудрого выбора и ловить крохи со стола демократии по-российски.

Автор : Марина ЛОБОДА, “Владивосток”

В этом номере:
Окончен бал, погасли свечи...

Отшумел очередной предвыборный марафон, завершен очередной передел власти. У сотен матерых и вновь испеченных чиновников вырвался вздох облегчения (удовлетворения, разочарования, отчаяния и т. д.). Безмолвствует электорат.

Снежное безумие на пути из Находки во Владивосток

Отправиться 2 января из Находки во Владивосток нас заставило только чувство ответственности - 3-го нужно быть на работе. Решили так: сможем проехать “американский” перевал - поедем дальше, нет - вернемся обратно. Но зря мы боялись перевала. Аккуратно посыпанный песочком и расчищенный аж до асфальта, этот отрезок пути не представлял никакой опасности. Но что началось дальше!

Год больших обещаний

Русский народ всегда верил в лучшее - даже в самые тяжкие времена. Вот и сейчас, когда государство проводит над своими гражданами эксперимент на выживание, не выплачивая месяцами зарплату и пенсию, народ бастует, голодает, выходит на площади - но терпит. И верит даже своему президенту, который в очередной раз обещает навести в российском государстве порядок. Но верит ли в это сам президент?

Происшествия

В первые 2 дня нового года совершено 171 преступление, 106 из которых удалось раскрыть по горячим следам. К сожалению, новый год принес и ряд тяжких преступлений - 1 убийство, 4 изнасилования, 7 грабежей. Было отмечено и первое ДТП со смертельным исходом.

Циклон в Новый год. С грозой и снежными завалами

Сильный циклон потрепал в праздничные дни южное Приморье. По данным метеорологов, циклон определялся столкновением теплых и холодных воздушных масс, что вызвало сильные электрические разряды. Циклон, сопровождавшийся громом и молнией, двигался по восточному побережью на север края, к Золотому мысу, далее через Татарский пролив на юг Сахалина и Хоккайдо.

Последние номера