Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Такой ли “дешевый” энерготариф для населения?

Говорить об электричестве сейчас вроде бы как и не стоит. Власти вроде все решили, энергетики вроде все дают без ограничений. В домах светло, может быть, и тепло. Однако энергетика Приморья сегодня - это до предела изношенное оборудование, постоянная нехватка твердого и жидкого топлива, огромные (триллионные) долги. И еще без устали дебатируемый вопрос о тарифах. Это действительно важный вопрос, и я его считаю главным. Ибо у каждого действия, события есть точка отсчета. В энергетике такая точка - тариф. К сожалению, говорят о нем в одной плоскости: повышать - не повышать и как это скажется на бюджете горожанина, финансах предприятий и т. д.

Говорить об электричестве сейчас вроде бы как и не стоит. Власти вроде все решили, энергетики вроде все дают без ограничений. В домах светло, может быть, и тепло. Однако энергетика Приморья сегодня - это до предела изношенное оборудование, постоянная нехватка твердого и жидкого топлива, огромные (триллионные) долги. И еще без устали дебатируемый вопрос о тарифах.

Это действительно важный вопрос, и я его считаю главным. Ибо у каждого действия, события есть точка отсчета. В энергетике такая точка - тариф. К сожалению, говорят о нем в одной плоскости: повышать - не повышать и как это скажется на бюджете горожанина, финансах предприятий и т. д.

Политика “прямых затрат”

Итак, исходная точка отсчета - себестоимость 1 кВт/часа, равная 400 руб. При такой себестоимости энергосистема края действует сейчас без нормы рентабельности, по так называемому “нулевому варианту”. То есть отрасль может существовать, но не развиваться. Поэтому себестоимость киловатта (она очень велика, и, с моей точки зрения, есть у энергетиков резервы снижения издержек производства) берем за данность. Далее берем “социальный аспект”. Для населения киловатт отпускается дешевле, для предприятия - дороже. На мой взгляд, это ненормально. Почему?

Возьмем пример, близкий каждому. Всю цену потребленной электроэнергии, например, хлебозавод включает в себестоимость продукции, 1 кВт/час предприятию стоит 566 рублей. В каждой буханке 15 процентов ее цены составляет стоимость электроэнергии. Покупая в магазине хлеб по 3100 рублей, мы каждый раз платим за потребляемое электричество 345. То есть оплачиваем более 1,5 кВт/часа по тарифу для бытовых потребителей. А если таких буханок в месяц на семью необходимо 30 или 40? Значит, за энергию, “заложенную” в хлебе насущном, мы платим от 10350 до 13800 рублей.

При такой стоимости энерготарифа хлебопеки неизбежно озабочены повышением цены на хлеб. Им надо удержаться на уровне 20-процентной рентабельности. Стремительный рост цены за энергию этому, конечно, не способствует. Следовательно, или хлеб обязательно будет дорожать, или хлебозавод разорится.

Такая же картина наблюдается и при производстве других продуктов и товаров повседневного спроса. Например, потребляя 5-6 килограммов колбасы в месяц, семья тратит 10-25 тысяч рублей только на электроэнергию, затраченную на ее изготовление. А если вам вдруг понадобился цемент для ремонта или строительства? Тогда смело от его розничной цены отнимайте свыше 20 процентов и получите сумму, которой вы оплачиваете электроэнергию в цементе. Экспертами подсчитано, что в условиях Приморья, только покупая продукты из так называемой “корзины минимальных потребностей”, один человек около 70 тысяч рублей затрачивает на оплату электроэнергии, в них заложенной. В пересчете на цену тарифа для бытовых потребителей это означает, что вместе с кефиром, хлебом и т. п. он “съедает” свыше 320 кВт/часов. Но ведь в квартире с обогревом, приготовлением пищи, просмотром всех любимых телепередач он тратит раза в 1,5-2 меньше.

В этом весь “фокус”. Дешевый тариф для населения и дорогой для промышленности - это антисоциальная политика, которая ведет к снижению уровня жизни населения.

Льгота на льготный тариф

Весь опыт так называемых цивилизованных стран сводится к одному: население за потребляемую электроэнергию платит значительно дороже, чем промышленные и сельскохозяйственные предприятия. В частности, в США этот разрыв составляет более 1,5 раза, в Англии - 2, Дании - почти в 3 раза. В прочих государствах по-разному, но неизменно одно - именно население берет на себя основное бремя содержания энергетической отрасли. И даже более того. Однажды в бундестаге Германии был поставлен вопрос о снижении стоимости энерготарифа для граждан и повышении его для промышленности. Откликом были мощнейшие массовые демонстрации протеста бюргеров. Вопрос тут же закрыли.

Столь “загадочное” поведение обывателей в странах Запада объясняется просто. Они отлично понимают: повышение цены на энергию для промышленного и сельского производителя моментально скажется на семейном бюджете. Потому что тут же последует повышение цен на все товары. У нас все наоборот. Мы хотим, чтобы промышленность чуть ли не полностью оплачивала затраченную на производство электрическую и тепловую энергию, и с симпатией слушаем политиков - защитников обездоленных, которые страстно предлагают снизить и без того низкий энерготариф для населения. А о том, что это ведет к краху той же промышленности и всей энергосистемы, никто знать не хочет.

Мы не задумываемся, почему на “том Западе” работа электродрелью в течение часа на пирсе, где стоит частная моторная лодка, влетает в “копеечку”. Не задумываемся, потому что сами спокойно пользуемся электросваркой даже в быту. Благо, “дешевая” электроэнергия для населения это позволяет.

Разменная монета политических игр

“Дальнейшее повышение тарифа - смерть нашей индустрии. Ее продукция полностью потеряет конкурентоспособность. Население не сможет оплачивать услуги энергетиков. Поэтому единственная правильная политика - это сдерживание цен на электроэнергию”. Такие или подобные заявления с самых высоких трибун края мы слышим постоянно. В них все правильно... Кроме вывода. Не может быть “правильной” политика, которая направлена на разрушение энергетики. Потому что она - база любой индустрии. Ее здоровье или недомогание - это процветание либо смертельная болезнь всех прочих предприятий. Это очень убедительно было продемонстрировано в течение трехлетнего “эксперимента”, когда электроэнергия в Приморском крае отпускалась потребителям почти в 2 раза дешевле ее себестоимости.

Между тем “низкой цены” в рыночных отношениях не бывает. Есть цены только экономически обоснованные. А за “низкую” всегда приходится платить впоследствии втридорога.

Теперь мы пожинаем плоды экономически безграмотного, но политически беспроигрышного лозунга “низкой цены”. Тариф, и это было неизбежно, все же начал подниматься. Но сегодня уже многие десятки предприятий Приморья “сидят” на броне, то есть получают электроэнергии столько, чтобы только не произошла авария, о производстве как таковом речи не ведется. Платить за что-либо, в том числе и за потребленные киловатты, они не способны. Поэтому и долги энергетикам, несмотря на самые суровые распоряжения и постановления, возвращаются крайне плохо. Текущие платежи поступают лишь в половинном объеме. А население застыло в тревожном ожидании: замерзнем мы этой зимой в своих квартирах или нет?

Между тем обывателям, наверное, стоило бы задуматься: не лучше ли платить за потребляемую электроэнергию “напрямую”, то есть без всяких ее “составляющих” в любом товаре или услуге? Тогда, может быть, даже при тарифе в 500 рублей в семье получится экономия. Если так будет принято, то это будет первый шаг к достижению нужного социального эффекта в результате принятия не слишком низкого, не слишком высокого, а реального энерготарифа.

Второй шаг

Он в том, что человек должен получать достойную зарплату за свой труд. В условиях сегодняшнего Приморья это 2-4 миллиона рублей в месяц (со всеми коэффициентами и надбавками). Наши предприятия способны обеспечить своим работникам такой заработок, если... Если они будут платить за кВт/час не более 5 центов (около 300 рублей) и работать хотя бы на 70-80 процентов своей мощности, выпускать изделия, пользующиеся спросом внутри страны и за рубежом.

Однако политика постоянного роста энерготарифов для промышленности и в то же время их “замораживания” для населения привела первую фактически к краху. Предприятиям просто нечем платить за энергию, поскольку их продукцию стали сбывать с большим трудом. Энергосистема края в свою очередь, потеряв триллион рублей некомпенсированных затрат, попала в глубокий кризис. Вместе с ней отброшена назад и только начавшая набирать рыночные обороты промышленность.

Выход, на мой взгляд, в следующем: при дифференцированной плате за электроэнергию предприятиями и жестким контролем за себестоимостью и оптово-розничной ценой товаров, особенно продовольственной группы, должно последовать увеличение выпуска и ассортимента продукции наших заводов и фабрик.

И армия ревизоров не нужна

Говорят, чтобы с населения получить деньги в полном объеме за потребленную электроэнергию, нам потребуется армия ревизоров, содержание которой еще более увеличит тариф. Но она совершенно не нужна. Во всяком случае в цивилизованном мире без нее обходятся. Там неукоснительно действует только одно правило: задержал потребитель на 1 день оплату электричества - его жилье тут же отключается.

Могут возразить, что у них используется спецоборудование, которое, если его закупать за валюту, окончательно разорит энергетику края. Но вот сообщение, опубликованное в “Комсомольской правде” 5 ноября: “Новосибирская научно-производственная фирма “Радио- и микроэлектроника” разработала систему, которая автоматически высчитывает расход энергии каждым потребителем с учетом действующих тарифов, времени суток и дней недели. Она же осуществляет контроль, регистрацию и режим “мягкого отключения” при превышении потребления или неуплате за электроэнергию”...

Вот такую систему приобрести и применить в крае необходимо. Ведь эта экономия обещает быть скорой и большой. И дело не только в своевременном и полном сборе средств за энергию. Новая система предохранит от неучтенных потерь и воровства. А они составляют для Приморья от 15 до 30 процентов всей электроэнергии, вырабатываемой станциями края. Значит, можно будет в конечном счете снизить и себестоимость кВт/часа.

Это путь, который способен разорвать круг кризисных явлений. По этому пути надо идти самостоятельно, не дожидаясь указаний из центра. Это путь грамотного “подключения” энергии рынка к решению проблем региональной энергетики. Все прочие мечтания об “усредненном” низком тарифе - от лукавого.

Автор : Александр ЛУГОВЕЦ, член-корреспондент инженерной академии России

comments powered by Disqus
В этом номере:
Окончен бал, погасли свечи...

Отшумел очередной предвыборный марафон, завершен очередной передел власти. У сотен матерых и вновь испеченных чиновников вырвался вздох облегчения (удовлетворения, разочарования, отчаяния и т. д.). Безмолвствует электорат.

Снежное безумие на пути из Находки во Владивосток

Отправиться 2 января из Находки во Владивосток нас заставило только чувство ответственности - 3-го нужно быть на работе. Решили так: сможем проехать “американский” перевал - поедем дальше, нет - вернемся обратно. Но зря мы боялись перевала. Аккуратно посыпанный песочком и расчищенный аж до асфальта, этот отрезок пути не представлял никакой опасности. Но что началось дальше!

Год больших обещаний

Русский народ всегда верил в лучшее - даже в самые тяжкие времена. Вот и сейчас, когда государство проводит над своими гражданами эксперимент на выживание, не выплачивая месяцами зарплату и пенсию, народ бастует, голодает, выходит на площади - но терпит. И верит даже своему президенту, который в очередной раз обещает навести в российском государстве порядок. Но верит ли в это сам президент?

Происшествия

В первые 2 дня нового года совершено 171 преступление, 106 из которых удалось раскрыть по горячим следам. К сожалению, новый год принес и ряд тяжких преступлений - 1 убийство, 4 изнасилования, 7 грабежей. Было отмечено и первое ДТП со смертельным исходом.

Циклон в Новый год. С грозой и снежными завалами

Сильный циклон потрепал в праздничные дни южное Приморье. По данным метеорологов, циклон определялся столкновением теплых и холодных воздушных масс, что вызвало сильные электрические разряды. Циклон, сопровождавшийся громом и молнией, двигался по восточному побережью на север края, к Золотому мысу, далее через Татарский пролив на юг Сахалина и Хоккайдо.

Последние номера