Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Это был год штормовых бурь

Годом непрерывных штормовых бурь назвал уходящий 1996-й губернатор Приморья Евгений Наздратенко в одном из своих недавних телеинтервью. Думается, он выразил то, что чувствовали все приморцы. Суперэкстремальностью условий, в которые был поставлен край, нас словно испытывали на нравственную стойкость, твердость убеждений и просто-напросто выживаемость. И те из высоких “экспериментаторов”, кто в этом почему-то сомневался, убедился в очередной раз: Приморье ведет последовательную экономическую политику.

Годом непрерывных штормовых бурь назвал уходящий 1996-й губернатор Приморья Евгений Наздратенко в одном из своих недавних телеинтервью. Думается, он выразил то, что чувствовали все приморцы. Суперэкстремальностью условий, в которые был поставлен край, нас словно испытывали на нравственную стойкость, твердость убеждений и просто-напросто выживаемость. И те из высоких “экспериментаторов”, кто в этом почему-то сомневался, убедился в очередной раз: Приморье ведет последовательную экономическую политику.

Мы умеем смотреть вперед

Наши точки отсчета и наши горизонты четко показаны в концепции развития Приморья до 2015 года. Она была представлена в свете геостратегических интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На базе этой концепции в прошлом году сформирована и утверждена программа развития Дальнего Востока. Приморский край вошел в нее составной частью. Имеющий богатейшую территорию на стыке трех государств, край способен стать доходным регионом и для себя, и для всей России. Глубоко интегрируясь в экономику АТР, он должен превратиться в один из мировых центров самых современных технологий и стандартов образа жизни.

Но для того, чтобы подойти к этим широким перспективам, нашей территории нужен особый режим хозяйствования.

И первый камень преткновения, который требовалось устранить, - неоправданно взвинченные тарифы на тепловую и электрическую энергию. Они у нас значительно выше, чем среднероссийские, и на несколько порядков - чем в Иркутске, Красноярске, Татарии и других областях России. Расходы на электроэнергию составляют до 30 процентов себестоимости продукции. Никакой бы разумный руководитель такой продукции производить не стал: она не будет востребована. Именно это и наблюдается в Приморье сейчас.

А чудовищный рост тарифов на железнодорожную перевозку грузов?! Из-за них с учетом огромных расстояний стоимость любого сырья, доставляемого в край из других областей, просто астрономическая. По этой причине закупить готовую продукцию в странах АТР обходится намного дешевле, чем производить ее на месте, - идет ли речь о товарах для края или продуктах питания. Поистине “золотым”, к примеру, стал приморский сахар. И в таком положении находятся почти все предприятия, перерабатывающие сырье. Вздутые тарифы буквально отсекли Приморье от единого экономического пространства России.

Разговор о тарифах набил оскомину. Но это та реальность, которая сделала неконкурентоспособной продукцию наших предприятий.

Вспомним: сумев предвидеть такие последствия, Евгений Наздратенко и экономисты из его команды добились подписания премьером Виктором Черномырдиным осенью 1993 года известного правительственного 1001-го постановления. Оно спасло наши предприятия от уничтожения. Уже к середине 1995 года одними из немногих регионов мы не только приостановили спад производства, но даже прирастили его объемы. Вперед вышли рыбаки, горнохимическая, горнодобывающая отрасли и даже энергетика.

Тогда же правительство РФ согласилось и с тем, что для края, несущего тяжесть расходов на выполнение важнейших федеральных задач - внешнеэкономических, по сохранению мощи России, - необходимо продолжать практику трансфертов (дотаций). И он их получал.

А вот в 1996 году, когда мы рассчитывали и могли закрепить достигнутые в 1995-м успехи промышленных отраслей, нас вдруг этих дотаций лишили! Дескать, уже и без того доходный край.

Одновременно в 1996-м вновь упорно стало навязываться повышение цен на тепловую и электрическую энергию. И совсем уж неподъемной для предприятий была осенняя прибавка цены киловатт-часа. Объем производства опять пошел на спад, предприятия останавливались, росла безработица. С большим напряжением работали в 1996 году предприятия базовых отраслей промышленности Приморья - горнорудной, горнохимической и химической, машиностроения и металлообработки, легкой промышленности.

Тяжелее всего, пожалуй, пришлось коллективам предприятий оборонной промышленности. Государство не рассчиталось с “оборонкой” за выполненный госзаказ. Значит, ее предприятия не в состоянии были закупить сырье для дальнейшего производства, не в состоянии выплатить зарплату, пополнить пенсионный фонд, фонд медицинского страхования и так далее.

Но ведь мы еще и край, охраняющий Россию. Расходы на содержание воинских частей раньше несла федерация. Теперь мы даем в долг уголь нашим доблестным войскам, в долг же - продукты питания. В долг снабжаем электроэнергией.

Все эти и многие другие расходы по статье “федеральные” истощали краевой бюджет. Федеральный долг еще 2 месяца назад составлял 1 триллион 800 миллиардов рублей (это более четверти бюджета края). В августе сумма федерального долга была еще больше и превышала 2 триллиона рублей. Он был признан наконец центром - с помощью комиссии контрольного управления аппарата президента России, которая, к слову, исключила наличие казнокрадов в аппарате краевой исполнительной власти. (О потоке информационной лжи в ее адрес придется еще сказать немножко позже.)

Если бы деньги из центра пришли к нам вовремя, у предприятий были бы оборотные средства, они бы начали производить продукцию, получать прибыль, отчисляли бы налоги, краевая казна пополнялась бы.

Вместо этого мы имеем то, что имеем, - туго завязанный узел неплатежей по всем четырем названным причинам (немыслимые энерго- и железнодорожные тарифы, отсутствие традиционного трансферта и колоссальный федеральный долг). Отсюда - невыплата детских пособий, задержки зарплаты работникам бюджетной сферы.

Вот в таких тисках оказался край в 1996-м.

За фасадом очевидных причин

Председатель комитета экономики администрации края Светлана Паринова считает, что в отношении нашего края целенаправленно делалось все, чтобы край задавить, поставить на колени.

- Из края берут все, что возможно, великолепно зная наш потенциал. Все пошлины, которые у нас в крае собираются, уходят в федеральные службы! Даже те 10 процентов, что предназначены для развития инфраструктуры внешнеэкономической деятельности, не оставляют. Не время-де для этого. Но ведь мы - транзитная станция. Вся Россия торгует, экспортирует товары за границу через нас. Мы несем расходы на содержание тех же переходов, тех же станций. Мы просили оставить нам таможенные пошлины, но нам отказали!

Мы просили: дайте нам право залога, чтобы мы могли привлечь инвестиции в край. Минэкономики признает, что Приморский край является самым перспективным и самым популярным для иностранных инвесторов. Как председатель комитета экономики, знаю это - часто бывают у нас представители иностранных государств, интересуются нашими инвестиционными проектами. Заинтересовавшись, сразу задают вопрос: чем можете гарантировать возврат кредитов, которые вы получите на развитие или создание такого-то производства? Гарантом может выступать или наш бюджет, а он очень незначительный в сравнении с теми инвестициями, которые мы могли бы получить под совместные проекты, или же наши природные богатства. Но леса - федеральная собственность. Минеральные запасы - тоже. Нам отказали в залоге - за подписью Анатолия Чубайса, ссылаясь на недоработку в этом вопросе федерального законодательства.

Распоряжение пошлинами, залоговое право - компоненты того самого проекта особого режима хозяйствования в Приморье, с которым администрация края обращалась в правительство. Ею были подготовлены специальные проекты указа президента и постановления правительства РФ. Такой режим основывается также на том, что мы должны пользоваться среднероссийскими тарифами на электроэнергию, на нас должно распространяться право компенсации транзитных расходов не только на рыбу и на отдельные виды продуктов питания, которые сюда везем.

В то время - 1995 год, начало 1996-го - документ этот у нас не прошел. Нам его завернули: “Не так вам плохо, не одни вы такие в России. И не будет вам режима благоприятствования”.

Но осенью в крае побывал первый вице-премьер Алексей Большаков. И признал, что краю действительно нужен особый режим хозяйствования. В начале следующего, 1997 года мы должны вновь войти в правительство со всеми необходимыми документами, которые сейчас корректируются с учетом изменившихся за год экономических параметров.

Еще признание. Сейчас в правительстве, в Министерстве экономики, “созрели”. Раздаются голоса: хватит повышать тарифы на электроэнергию. Или российский оптовый рынок нужно вводить. Но об этом еще в октябре 1995 года шла речь, когда президент встретился с дальневосточниками и дал 19 поручений правительству для исполнения. Среди этих поручений как раз и было записано: вывести регионы Дальнего Востока на оптовый рынок электроэнергии, компенсировать транспортные расходы и прочее. Из этих 19 пунктов в отношении Приморского края выполнено только одно - “направить комиссию в Приморский край”.

- Светлана Тихоновна, как думаете, чем можно объяснить алогичность такого давления на край? Казалось бы, яснее ясного прямая связь: богаты регионы - богата Россия.

- Банальным субъективизмом. Все началось с того, когда Наздратенко сказал правду: “доприватизировались!”.

А мы же действительно доприватизировались. Мы были во главе России всей по приватизации. Огульной. Без разбору, что можно, но не сразу, а что и вовсе нельзя. Смотрите, у нас села остались без бытового обслуживания, где невозможно ни постричься, ни сшить одежку. Строили за счет государства комбинаты бытового обслуживания, приемные пункты. Приватизировали, продали, а получили от приватизации копейки.

А что сделали с потребкооперацией? Она обеспечивала село продуктами питания, товарами. Посмотрите, есть села, где ничего нет. Кроме спичек и соли. Потому что в далекое село коммерсанту невыгодно ехать.

А как можно было приватизировать энергетику! Раз акционерами стали, зачем просите у губернатора выплатить вам зарплату? Собирайте своих акционеров и добивайтесь, чтобы выплатили. Они ведь выкупили собственность, стали хозяевами ее. И также не по адресу шахтеры касками стучат. Люди не все до сих пор понимают, что произошло, кто за что отвечает.

И когда Евгений Наздратенко первый раз тогда приехал из Москвы и на заседании краевого совета сказал, что неразумно в этом деле действует правительство... Где-то втайне подумалось: ой, не надо бы этого говорить! Как аукнется критика? Не всем дано ее правильно воспринимать. А с другой стороны, порадовалась такой прямоте. В крае тогда что можно было исправить по ходу приватизации - исправили, не допустили массового банкротства приватизированных предприятий, приняли меры по социальной защите населения, в соответствии со специальным постановлением, которое в августе 1993-го подписал Наздратенко. Слава богу, сейчас открыто поддерживают мнение Наздратенко в этом вопросе. Совсем недавно, 8 октября, мэр Москвы Юрий Лужков в “Комсомолке” деятельность приватизаторов назвал так: “считаю, что это была грандиозная афера и поражение новой России в трансформации экономики и собственности в государстве”.

И уж по какому кругу приходится снова объяснять нашу позицию. “В рынок”! У нас были совершенно разные стартовые условия. Как можно сравнивать нас, Хабаровский край, Амурскую область с той же Курской областью, Ростовом-на-Дону, Краснодарским краем? Тем более, повторюсь, мы ориентированы охранять Россию, быть воротами во внешнеэкономический мир. Мы обеспечивали всю металлургию своим сырьем. И наши 30 процентов рыбы - мы кормили ею Россию. И испокон веков нам говорили: вы все это делайте, остальное мы вам завезем - и сырье для вашей обрабатывающей промышленности, и 50 процентов продуктов питания. Потому что мы были нужны России. Сейчас мы также нужны России. Но от нас отказались: мы, дескать, в рынке.

Так нам выгоднее здесь, в близлежащих странах, купить зерно для переработки, ту же ткань. И тогда нам: ах, вы хотите отделиться! Самостоятельности захотели! Да никто не хочет отделиться! Мы в России. Лишь создайте нам условия. Почему царь, сюда засылая население, давал ему компенсацию, оплачивал транспортные расходы - только осваивайте территорию! А у нас наоборот: вот вы далеко, вам тарифы дорогие, хлеб вам дороже и прочее. Вы посмотрите сообщения российского статуправления. У нас все самое дорогое. Вот такая политика недальновидная.

Первый вице-премьер Виктор Илюшин полетел в Омск, первый вице-премьер Владимир Потанин - в Кузбасс. Они увидели жизнь, что нельзя работать в таких условиях. Первый вице-премьер Алексей Большаков у нас воочию убедился и признал: да, условия очень сложные.

Перспективы

По традиции пристрастно, перед тем как шагнуть в Новый год, просматриваем “наши ряды”. Как же все-таки у нас насчет пороха в пороховницах?

Наиболее устойчивой в уходящем году, как и в 1995-м, была рыбная промышленность края. Она сработала с 10-процентной надбавкой к уровню прошлого года. В комитете администрации края, курирующем эту отрасль, кстати, менее всего зависящую от энерготарифной “погоды”, считают, что основой ее восходящей динамики стали ориентиры на регулируемое вхождение в рынок, заложенные еще в 1993 году.

О том, что сделано для сохранения ведущих предприятий других базовых отраслей промышленности, в первую очередь градообразующих, ответ дал председатель комитета по промышленности администрации края Сергей Куракин:

- Несмотря на то, что бюджет края был сверстан с дефицитом в 58 процентов и недовыполнялся по доходной части, предприятиям горнодобывающей и горнохимической промышленности предоставлялись налоговые льготы, оказывалась помощь топливно-энергетическими ресурсами. Горнохимики (“Бор”) дали даже 30 процентов прироста к объему производства 1995 года.

Принятие бюджета развития России на 1997 год позволит привлечь и инвестиции на горнодобывающие предприятия Приморья, подавшие материалы для включения их инвестиционных проектов в федеральную программу “Руда”. Это касается объединений “Дальполиметалл”, Ярославского и Приморского горно-обогатительных комбинатов, Лермонтовской горнорудной компании. Предусмотрены проектом бюджета и средства на свинцовый завод в поселке Рудная Пристань.

Определены меры по стабилизации ситуации в оборонном комплексе. Обозначен максимальный объем госзаказа для приморских предприятий, который позволит обеспечить сохранение оборонных технологий. В стадии завершения работа по организации экспорта вооружений и военной техники в рамках военно-технического сотрудничества.

Завершается создание финансово-промышленной группы (ФПГ), которая на основе кооперации приморских судоремонтных заводов будет выполнять региональную программу гражданского судостроения. На более отдаленное будущее хорошие перспективы сулит участие приморских предприятий “оборонки” (“Звезда”, “Дальзавод”, “Аскольд”) в реализации программы “Шельф-1” на Сахалине.

- Даже в таком положении, в котором мы оказались,- обобщила разговор Светлана Паринова,- я не могу назвать совершенно загубленные производства. Предприятия почти все в рабочем состоянии. Мощности не разбазарены. Если российский бюджет принимается и те ресурсы, которые заложили для Приморья на 1997 год, все-таки будут, и если активно продолжится возврат в край федерального долга - если все это будет, промышленность должна заработать! Очень надеемся, что 1997 год прибавит здравости по всей вертикали и станет началом стабильного улучшения в наших главных делах.

Помочь друг другу

Дальневосточный характер всегда отличает одна особенность - мы крепки своим единством, своим умением прийти друг другу на помощь, оказать содействие в любой беде и нужде. И эти качества во многом проявлялись и в минувшем, таком непростом году. Многие предприятия и организации в самые непростые минуты приходили на помощь администрации края. Подставляли свое плечо в решении проблем. Так было и когда необходимо было достраивать дом ветеранов в районе Седанки, а средств на это не было. С миру по нитке, образно говоря, собирали для этого деньги. Но основным исполнителем, взявшим на себя главный груз выполнения задачи, стало “Дальневосточное морское пароходство”. Этот коллектив, возглавляет который Виктор Миськов, не только выделил деньги, но и закупал строительные материалы, направлял рабочих. Дом ветеранов, подобного которому по комфорту и современным условиям проживания нет на всем Дальнем Востоке, принял в этом году своих жильцов. Виктор Миськов много внимания уделял и становлению морского арбитражного суда, который был создан в году уходящем в Приморье. Это второе подобное образование в России, которое позволяет разбирать спорные вопросы, возникающие между морскими предприятиями, здесь, в крае. Раньше для этого нужно было ехать в Москву.

Адреса добрых дел можно множить и множить. Большую помощь администрации края оказывает и холдинговая компания “Дальморепродукт”, руководит которой депутат краевой думы Юрий Диденко. Он всегда оказывает поддержку домам-интернатам, больницам, детским домам в снабжении их рыбопродукцией. И другие рыбодобывающие предприятия края участвовали в этих добрых в реализации социальной программы помощи малообеспеченным категориям населения, инвалидам, детям. В этот перечень добрых помощников можно включить АО “Уссурийский сахар”, “Приморскхлебопродукт”, “Дальрыбу”, Уссурийский масложиркомбинат, “Дальводстройхолдинг”, “Сумитомо корпорейшн”, которая вывозила детей-сирот на отдых в Японию совместно с Детским фондом и пароходством. И многие-многие другие коллективы - от малых до больших - участвовали в этих добрых делах. Чтобы тем, кому сейчас живется труднее всего, было легче переносить тяготы повседневности. И в этом - надежда, что приморцы, сплотившись, сумеют пережить трудные времена и возродить свой край.

Автор : Алла ПРОЗОРОВА, специально для “В”

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Рождественская роза” из Калифорнии расцвела во Владивостоке

У этой “розы” необыкновенно тонкий аромат, черная шелковистая “кожа”. И... сладкий, сочный, свежий вкус. “Рождественская роза” - прекрасный сорт калифорнийского винограда, который вызревает как раз к Новому году, а попал он во Владивосток благодаря ОАО “Енисейское”.

Миллион - несуразная цифра. Но взять его негде

Ну что такое нынче миллион? Если речь идет о деньгах, то громкая цифра и не более. Но тем не менее, если вас “прижало”, а прижимает сейчас почти абсолютно всех, где занять такую сумму? У знакомых, родственников? Что ж, попробуйте... Сколько приходится видеть такое: в автобусе, в трамвае ли - не прячась, глядя кондуктору прямо в глаза, говорят: “Извините, у меня нет денег”. И слишком часто сегодня звучит: “Не на что купить хлеб...” Самое тяжелое - невыдача зарплаты обретает массовый характер.

Задержаны покушавшиеся на жизнь известного бизнесмена

В среду, 26 декабря, было предъявлено обвинение преступникам, покушавшимся в 1994 году на жизнь известного владивостокского предпринимателя, генерального директора фирмы “Либерти” Владимира Шаяхметова. Преступники были задержаны в результате совместной операции, проведенной управлением по борьбе с организованной преступностью УВД края и приморским управлением ФСБ.

При “спорном отцовстве” споров нет

Впервые на территории Приморского края по судебным делам “спорное отцовство” были использованы результаты так называемой геномной экспертизы, которую проводило краевое бюро судебно-медицинской экспертизы.

Все о личной безопасности

16 декабря в библиотеке имени Чехова прошел тематический день информации “Защити себя сам: все о личной безопасности”.

Последние номера