Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экономика, финансы

Ликвидаторы

“Фактическая деятельность ТАФУ свелась лишь к “представлению интересов”. Отсутствует хоть сколько-нибудь системный подход в отношении предприятий различных отраслей, форм собственности, не учитывается градообразующий фактор предприятий. Отсутствие такого подхода, глубокого анализа всех социально-экономических последствий принятых г-ном А. Сажновым решений привело на грань гибели целые отрасли экономики Приморского края – такие, как прибрежное рыболовство, звероводство”. Эта уничтожающая критика содержится в одном из многочисленных писем администрации края в адрес Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, Приморское территориальное агентство которой и возглавляет Александр Сажнов. Он тоже не остался в долгу и тоже время от времени забрасывает столицу письмами. В одном из них он обвинил Евгения Наздратенко в том, что получил от него через вторые руки “последнее китайское предупреждение”. Словом, между краевыми властями и федеральной структурой не первый год идет затяжная война, конца которой не видно и от исхода которой зависят судьбы десятков тысяч приморцев. Но обратимся к фактам.

“Фактическая деятельность ТАФУ свелась лишь к “представлению интересов”. Отсутствует хоть сколько-нибудь системный подход в отношении предприятий различных отраслей, форм собственности, не учитывается градообразующий фактор предприятий. Отсутствие такого подхода, глубокого анализа всех социально-экономических последствий принятых г-ном А. Сажновым решений привело на грань гибели целые отрасли экономики Приморского края – такие, как прибрежное рыболовство, звероводство”. Эта уничтожающая критика содержится в одном из многочисленных писем администрации края в адрес Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, Приморское территориальное агентство которой и возглавляет Александр Сажнов. Он тоже не остался в долгу и тоже время от времени забрасывает столицу письмами. В одном из них он обвинил Евгения Наздратенко в том, что получил от него через вторые руки “последнее китайское предупреждение”. Словом, между краевыми властями и федеральной структурой не первый год идет затяжная война, конца которой не видно и от исхода которой зависят судьбы десятков тысяч приморцев. Но обратимся к фактам.

Ну... не получилось

В 1996 году лопнула Дальневосточная акционерная компания “Дальпушнина”, и там было введено внешнее управление. Но оно не помогло объединению зверосовхозов, наоборот, лишь усугубило, а может, и ускорило ее гибель, потому что не сумело восстановить платежеспособность компании. Не выполнен был ни один из 32 пунктов плана. Лишь пункт, связанный с расходами на внешнее управление, оказался перевыполненным - при планируемых 500 тысячах новых рублей истрачено 785840 рублей. Оно и неудивительно - ведь это главным образом зарплата тех, кого послали поднимать предприятие.

А кредиторская задолженность по заемным средствам увеличилась на 12 процентов, стоимость основных фондов уменьшилась на 97,3 тысячи рублей, картотека по обязательным платежам увеличилась на 3 миллиона рублей.

В августе 1997 года практически все норковое стадо приобрело ЗАО “Агропушнина”, использовавшее кредиты “СБС-АГРО”. Однако банк верно оценил результаты внешнего управления в звероводческой отрасли Приморья и, не видя перспектив, задержал ее кредитование. Скоро появился и результат: убыток от падежа норки ввиду бескормицы составил по фактической себестоимости 2,8 миллиона рублей, а убыток от снижения качества пушнины - 15,7 миллиона рублей. И это еще не все. Прошлой зимой недополучено выручки от реализации, из-за чего не ведутся платежи в бюджет и небюджетные фонды, не выплачивается зарплата. Словом, ЗАО “Агропушнина” тоже пострадало, а если говорить точнее, то очень может статься, что вскоре нам нужно будет забыть о такой отрасли, как звероводство.

А Владивостокский ликеро-водочный завод готовится к распродаже, что тоже является результатом внешнего управления, введенного здесь в октябре 1996 года. Вряд ли кто-либо купит завод целиком, а это значит, что, к примеру, внутризаводская железная дорога пойдет на металлолом в Китай, какие-то помещения кто-то будет использовать под склады - словом, своей “ликерки” в краевом центре не будет.

И это не только печально, но и смехотворно. Ведь по сложившимся законам мирового рынка банкротство терпят прежде всего те производства, которые выпускают продукцию, не пользующуюся спросом. У кого хватит смелости сказать, что владивостокскую водку не берут? Такого просто быть не может. На сегодняшний день ее реализационная цена на 3-4 рубля ниже уссурийской и на 6-7 рублей ниже спасской - основных конкурентов. К тому же ее отличают высокие потребительские качества - ведь готовится она на основе пензенского пшеничного спирта, а не китайского.

А произошел крах “ВЛВЗ” потому, что планом внешнего управления, к примеру, было предусмотрено открыть 13 магазинов и получить прибыль 930 тысяч (в деноминированных рублях), а фактически открыты были лишь 3 магазина, один из которых тут же был отдан в аренду, и в 1996 году получен убыток в 1219 тысяч рублей, а в 1997 году и того больше - 3537 тысяч рублей. И это естественно. Не поедет же весь город за водкой на Народный проспект, где находятся завод и два его магазина. Будут брать в ближайшей торговой точке, пусть даже и более дорогую, и весьма сомнительного качества.

Последние три года рыбохозяйственный комплекс Приморья стабильно наращивал объемы производства. К уровню 1994 года он составил: по добыче - 145 процентов, по выпуску пищевой продукции - 125,1, по выпуску кормовой продукции 138 процентов. И столь же стабильно сокращали собственное производство предприятия, на которых было введено внешнее управление. К тому же уровню и по тем же показателям результаты таковы: 89,7, 34,3 и 7 процентов. Кредиторская задолженность на них не только не уменьшилась, но возросла.

Пример тому - судьба ОАО “Приморрыбпром”. Еще в самом начале процедуры с помощью ученых краевой администрацией был разработан план вывода этого монстра из кризиса. Его основная идея заключалась в том, чтобы дать полную юридическую самостоятельность всем рыбозаводам, другим структурам, обслуживающим производство, входившим в объединение, и помочь им выплыть. Если бы заводы захотели, они сами создали бы собственное объединение, аппарат которого подчинялся бы учредителям, а не наоборот. Именно по такому принципу в США создаются различные ассоциации, например производителей сои.

Однако ни ТАФУ, ни арбитражным судом такой план не был утвержден, и внешний управляющий пришел на предприятие с собственным, которым предусматривалось свертывание производственной деятельности и распродажа наиболее ценных активов для погашения задолженностей. Проще говоря, план уничтожения крупнейшего объединения, что сейчас с успехом и осуществляется.

Впрочем, через полтора года, когда срок внешнего управления подходил к концу и надо было обосновать продолжение управления, наконец началось движение именно в ту сторону, в которую указывали ученые и специалисты краевой администрации. Но было уже поздно. На момент окончания арбитражного управления, которое длилось почти два года, недоимка приросла по отношению к его началу на 52,6 процента. Была реализована наиболее ликвидная часть имущества - всего 47,8 процента активов общества, в том числе и суда добывающего флота. Причем эффективность реализации, по оценкам специалистов, составила не более 20 процентов, то есть ликвиды продавались по заниженным ценам.

Само собой разумеется, что основные производственные показатели упали вниз - по добыче рыбы до 74,9 процента, по выпуску пищевой продукции с консервами - до 31,3 процента, по выпуску рыбной муки - до 3 процентов. По всей вероятности, скоро в славной истории ОАО “Приморрыбпром” будет поставлена жирная точка, что неизбежно приведет к гибели и семи поселков края, где находятся рыбозаводы.

По официальной статистике, все вышеперечисленные тенденции характерны для 99 процентов предприятий, которым судьба “подарила” внешних управляющих. А значит, можно говорить об уже сформировавшейся системе, об уровне компетентности тех, кого ТАФУ посылает на прорыв. Вообще кто они, эти самые внешние управляющие - самый удивительный род управленцев нового времени, чем занимаются и за что отвечают? Ни за что не отвечают, ибо уже давно были бы известны случаи наказания конкретных персоналий за невыполнение плана управления. Ну… не получилось, говорят они в 99 случаях из ста, и проштрафившегося горе-антикризисника направляют на другое предприятие, как показывает практика, не поднимать с колен, а наоборот, класть на лопатки.

Растащиловка

Внешних управляющих назначает арбитражный суд с подачи ТАФУ, то есть его директора Александра Сажнова, и согласия кредиторов. Впрочем, мнение последних не всегда учитывается, к тому же Сажнов на собраниях кредиторов частенько в единственном лице голосует за все федеральные службы, например, за Пенсионный фонд. У него, таким образом, в кармане самый крупный “пакет” голосов. Попытки краевой администрации “протащить” свои кандидатуры успеха пока не имели. Ну и ладно бы, если бы хоть одна из кандидатур ТАФУ вывела из банкротства хоть одно предприятие. Нет, приходя на производство, не тем они озадачены. Чем? Лучше всего об этом говорят коллективные письма, пришедшие в краевую администрацию.

Из письма депутата муниципального образования Ольгинского района Григория Жука:

“Убедительно прошу вас избавить АОЗТ “Туманово” от конкурсного управляющего Химичука А. П.

Еще будучи арбитражным управляющим, он вместо того, чтобы согласно закону заниматься оздоровлением производства, делал все, чтобы окончательно привести его к краху.

...13 мая он был назначен конкурсным управляющим и сразу же приступил к ликвидации. Продал магазин за чисто символическую цену - 28 тысяч рублей... Пригнал колонну машин из Дальнегорска, погрузил три пресс-подборщика, один из которых совершенно новый, закатали на нем 120 тонн сена. Сеялка, дизельная электростанция из кормоцеха - все увезено без оплаты. Говорит, есть договор, оплатят, когда будут деньги. Но ведь это прямое нарушение. Он обязан продавать на конкурсной основе: кто заплатит, тот и берет.

...Мы ему говорим: нельзя губить предприятие. Я дал ему список того, что обязательно входит в один лот, чтобы при смене хозяина сохранилось производство. Но он дал объявление в газетах о распродаже по частям...”

Из письма коллектива Дальневосточной базы по добыче и обработке морепродуктов (пос. Зарубино):

“...Полтора года наше предприятие находилось под арбитражным управлением Вонгая А. Л. Сейчас весь рыбопромысловый флот растащен по фирмам, а все деньги за аренду поступают на счета ООО “Зарубино”, находящегося во Владивостоке.

С базы вывозится все ценное. Дошло до того, что начали вывозить оборудование, закупленное в 1991 году для коптильного цеха, стоимостью 800 тысяч долларов, а это почти 5 млрд. рублей (в ценах 1997 года. - Авт.), что с избытком хватило бы для выплаты зарплаты всем рыбакам и рабочим, которую мы не получаем с 1995 года.

А ведь наши управляющие получают из кассы ежемесячно по 15 миллионов рублей, забывая платить подоходные налоги. После проверки налоговой инспекции “богатая” база должна выплатить за “бедного” арбитражного управляющего Вонгая А. Л. 70 млн. рублей подоходного налога (по непонятным причинам Вонгай не уплачивал подоходный налог с зарплаты. - Авт.).

...С нашим предприятием гибнет и поселок...”

Из письма коллектива звероводческого хозяйства “Тигровое”:

“...Затраты за 1997 год по арбитражному управлению ТОО “Тигровое” составляют около полумиллиарда неденоминированных рублей, при конкурсном управлении еще плюс 720 миллионов. При этом нужно учесть, что выпуском продукции ни внешнее, ни конкурсное управление не занимается. В поисках денежных средств на свое содержание управление распродает имущество, в том числе специальное, предназначенное для выращивания и содержания норок. К августу, когда цена лота станет реальной - а это 1200 млн. рублей, - затраты на конкурсное управление составят 800 млн. рублей. Таким образом, смысл конкурсного управления состоит в погашении собственного содержания, основные же кредиторы 3, 4 и 5 очередей останутся без удовлетворения.

...Создается впечатление, что ТАФУ и арбитражный суд умышленно создают определеннный круг людей, направляемых в звероводческие хозяйства для полного уничтожения отрасли...”

Подобные письма, сравнить которые можно лишь с сигналами SOS, пришли практически со всех предприятий, коллективы которых испытали на себе “деловые качества” внешних управляющих, получающих, кстати, весьма и весьма приличное вознаграждение. Тот же внешний управляющий ОАО “Приморрыбпром” А. Гордиенко ежемесячно получал свыше 20 тысяч рублей. За что? За то, что под его “чутким и компетентным” руководством крупнейшее рыбохозяйственное объединение практически приказало долго жить. За распродажу, то бишь обычную примитивную торговлю, а не созидательную деятельность.

К примеру, сравнительно недавно в свои заслуги он записал продажу склада готовой продукции с рыбозавода, что в бухте Светлой, а также совершенно новый, еще не смонтированный холодильник-тысячник, который погрузили с причала рыбозавода “Славянка” на плашкоут и увезли в неизвестном направлении. Ну где же здесь работа, которая оправдывала бы столь высокие зарплаты? И какая в таком случае разница между внешним управляющим и продавцом в коммерческом ларьке? Знай себе зазывай покупателей, да не забывай при этом себя. Тут и учиться не надо.

Хирурги? Мясники?

А может, диверсанты?

Законодательством в обязанности территориальных агентств вменены разработка мероприятий, направленных на предотвращение банкротства предприятий и негативных социальных последствий при их ликвидации, разработка планов финансового оздоровления, системы критериев неплатежеспособности, представление интересов собственника и государства как кредитора при взыскании задолженности перед бюджетом, разработка методики проведения антикризисных процедур.

Словом, внешнее управление сравнимо с аккуратной, профессионально выполненной хирургической операцией. Приморское же ТАФУ похоже на плохого врача, к которому пришли с зубной болью, а он вместо того, чтобы вылечить зуб или удалить, достает топор и рубит голову. Из всех многообразных задач оно предпочитает решать самую легкую - ликвидацию.

Сначала внешний управляющий, находящийся в наивыгоднейших условиях хозяйствования (одна “заморозка” долгов позволяет предприятию расправить плечи), умудряется увеличить кредиторскую задолженность, словно ему поставлена задача все подготовить к окончательному банкротству, а потом он же, но уже в роли конкурсного управляющего распродает имущество - вот схема, если судить по фактам, по которой до сих пор наши предприятия, попавшие в сферу интересов Территориального агентства Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротству), целенаправленно и “профессионально” уничтожаются.

И вот с чем не согласны краевая администрация, администрации районов и городов, буквально завалившие своими обращениями по поводу несогласия с практикой работы ТАФУ и его управляющих и краевые инстанции, и столичные. Столь редкостное единодушие неудивительно. Руководители провинциальных территорий, в отличие от “антикризисников”, персонально отвечают за социальное благополучие населения. А какое благополучие может быть на островах Попова и Путятина, если рыбозаводы, находившиеся в ведении ОАО “Приморрыбпром”, под “чутким руководством” А. Гордиенко приказали долго жить? Или чем кормиться теперь жителям многочисленных сел, где некогда процветали зверосовхозы? Нечем. И они обращаются в местные и краевые органы власти, а те, являясь фактическими хозяевами территорий, совершенно не могут повлиять на политику, проводимую федеральной структурой.

Причем совершенно ясно, что эта политика проводится не в интересах ни самого предприятия, ни его трудового коллектива, ни акционеров, ни кредиторов, ни края, ни в целом государства.

Автор : Иван МИХАЙЛОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Анатолий Чубайс начинает помогать Приморью

Как уже сообщалось, на прошлой неделе в Москве состоялась встреча губернатора Евгения Наздратенко и председателя РАО “ЕЭС России” Анатолия Чубайса. По ее итогам подписано пятистороннее соглашение о разграничении полномочий в ТЭКе Приморского края.

Первая ласточка

132-метровый мостовой переход через речку Комаровку на объездной дороге под Уссурийском, являющейся составной частью гострассы Хабаровск-Владивосток, принят в эксплуатацию на прошлой неделе.

Ликвидаторы

“Фактическая деятельность ТАФУ свелась лишь к “представлению интересов”. Отсутствует хоть сколько-нибудь системный подход в отношении предприятий различных отраслей, форм собственности, не учитывается градообразующий фактор предприятий. Отсутствие такого подхода, глубокого анализа всех социально-экономических последствий принятых г-ном А. Сажновым решений привело на грань гибели целые отрасли экономики Приморского края – такие, как прибрежное рыболовство, звероводство”. Эта уничтожающая критика содержится в одном из многочисленных писем администрации края в адрес Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, Приморское территориальное агентство которой и возглавляет Александр Сажнов. Он тоже не остался в долгу и тоже время от времени забрасывает столицу письмами. В одном из них он обвинил Евгения Наздратенко в том, что получил от него через вторые руки “последнее китайское предупреждение”. Словом, между краевыми властями и федеральной структурой не первый год идет затяжная война, конца которой не видно и от исхода которой зависят судьбы десятков тысяч приморцев. Но обратимся к фактам.

Циклон прервал водяное перемирие

210-220 тысяч кубометров воды подается с 1 октября ежесуточно во Владивосток вместо необходимых городу 310-360 тысяч.

Наши джипы идут на Муданьцзян

Необычное ралли-рейд “Маньчжурия-98” по приграничным дорогам Китая впервые проведут в конце октября приморские джиперы и мотогонщики. Этот автопробег владельцев джипов и рейдовых мотоциклов любых марок посвящен 60-летию Приморского края.

Последние номера