Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Деньги на ветер

Чтобы выяснить, почему у города Владивостока не хватает денег на содержание больниц и уборку мусора, весной этого года по поручению Министерства финансов Российской Федерации специальная комиссия проверила, как мэр В. Черепков распоряжается городской казной. Результаты проверки были отражены в акте, который с успехом можно использовать в качестве учебного пособия - как бросать деньги на ветер.

Чтобы выяснить, почему у города Владивостока не хватает денег на содержание больниц и уборку мусора, весной этого года по поручению Министерства финансов Российской Федерации специальная комиссия проверила, как мэр В. Черепков распоряжается городской казной. Результаты проверки были отражены в акте, который с успехом можно использовать в качестве учебного пособия - как бросать деньги на ветер.

Пример первый

Как уже сообщалось в газетах, в 1997 году мэрией Владивостока была приобретена квартира у журналиста Вознесенского М. Б. за 130 тысяч долларов США. По меркам Владивостока это очень круто. За такую цену можно приобрести фешенебельное жилье в новом доме. А если перевести эту сумму на язык социальный, то это месячный бюджет городской “Скорой помощи”, на которую у мэрии не находится денег. Более того, факт покупки этой квартиры беспрецедентен. Мэрия обычно не покупает квартиры у частных лиц.

Даже по прошествии времени факт покупки этой квартиры порождает массу вопросов у человека, не посвященного в тонкости квартирного бизнеса и большой политики. Но вопросы возникают не только у рядовых граждан. Вопросы возникли и у правоохранительных органов, которые возбудили уголовное дело.

Ежегодно во Владивостоке продается около двух тысяч квартир по цене от 10 до 70 тысяч долларов США. Почему же мэрия предпочла купить квартиру именно Вознесенского и именно за... 130 тысяч долларов?

Вряд ли надо представлять приморцам счастливого участника выгодной сделки. Вознесенский работал сначала собственным корреспондентом Российского телевидения, затем ОРТ, после писал для некоторых газет. Все его творчество, за некоторыми исключениями, пронизывает одна глобальная тема: какое жуткое место - Приморье.

Теперь продавец вместе с супругой А. Абоносимовой, на которую, кстати, и была оформлена проданная квартира, давно уже живет в городе Москве и называет свой переезд в столицу политической ссылкой. Мол, не поняли в родном отечестве. Помните, из истории ссылок - сам Ленин в Разливе жил в скромном шалашике, да и в Сибири у великого революционера на евроремонт средств явно не хватало. Так что до лика борца Михаил Борисович явно не дотягивает. Да и история его конфликта с губернатором мелковата для революционной легенды. Говорят, губернатор отказал Вознесенскому в средствах на открытие корпункта в Южной Корее. То есть губернатор отказался покупать квартиру для Вознесенского в Корее, а вот В. Черепков с готовностью выложил из городской казны двойную цену, равную 130 тысячам долларов.

Хотя окружение мэра пыталось намекнуть, что такая покупка - большая роскошь для небогатого городского бюджета и что за такие деньги можно даже через посредников купить три или четыре трехкомнатные квартиры такой же площади в разных микрорайонах города. Но сделка состоялась. В московский банк на имя А. В. Абоносимовой была перечислена в рублях сумма, эквивалентная 130 тысячам долларов США. Причем уплату налогов за покупку квартиры и расходы на перевод денег взяла на себя мэрия!

Тем временем факт покупки мэрией дорогой квартиры стал достоянием гласности среди жителей города. История обрастала нехорошими комментариями. Вот тут и началась вторая часть эпопеи с квартирой Вознесенских. И началась она с вопроса: кому эту квартиру отдать? Срочно, задним числом, была придумана версия, что квартира куплена для достойного человека - Героя Советского Союза, капитана 1-го ранга Виноградова. На его имя был срочно оформлен ордер, который мэр-благодетель должен был вручить ему на новогоднем благотворительном балу. Но вышел конфуз. Скромный по природе В. Т. Виноградов, увидев “еврохоромы”, которые ему собирались дарить, поехал в мэрию и отказался от такого “подарка”, мотивировав отказ тем, что живут они с женой вдвоем. Он попросил выделить ему жилье меньшей площади, поскромнее и чтобы квартирка была ближе к госпиталю, где он частенько лечится, пребывая в пенсионном возрасте. И вновь встал вопрос - кому отдать дорогую квартиру? Решить его совсем не сложно. В нашем городе достаточно честных и порядочных людей, чьи жилищные условия далеки от просто нормальных даже по нашим “совковым” меркам. А сколько у нас семей многодетных, проживающих порой просто в нечеловеческих условиях? Мэр-правозащитник свой выбор остановил на начальнике - художественном руководителе ансамбля песни и пляски ТОФ А. С. Калекине, который уже имел трехкомнатную квартиру, где и проживал с женой и двумя детьми.

Эта история с квартирой еще не закончена. Как и не закончено следствие по этому делу.

Но если случай с квартирой больше показывает отношение Черепкова к окружающим его “нужным” людям, то случай с покупкой акций филиала “Внешторг-банка АТР” показывает мэра со стороны хозяйственной. Вернее - бесхозяйственной. Впрочем, судите сами, как Черепков пускал деньги на ветер.

Пример второй

Летом 1997 года мэр-борец нашел в нашем городе нового врага - “Спецавтохозяйство”. Решив избавиться от такой тяжелой и хлопотной обузы, а заодно и от руководителя “САХа”, Черепков, используя неразбериху в законодательстве, отказался финансировать “САХ”. Коллектив был вынужден объявить забастовку. Так началась знаменитая “мусорная война”. Она принесла горожанам немало неудобств и поставила Владивосток на грань эпидемиологической катастрофы. Многочисленные призывы к горожанам выйти на субботники с “лопатами и вилами” успеха не имели. Люди справедливо полагали, что уборкой мусора должны заниматься соответствующие службы под руководством мэрии.

И тут мэру пришла подмога в лице представителей некоей фирмы “Ноу-хау Центр” из г. Москвы. Посочувствовав мэру в его нелегкой борьбе, москвичи заявили, что с их помощью город можно избавить от такой напасти, как мусор, без особых проблем. Их фирма как раз разрабатывает программу производства энергетически чистых источников питания для городского хозяйства, в которых в качестве топлива используются бытовые отходы. Представители “Ноу-хау” быстро нашли общий язык с мэром, который согласился на их условие - деньги за участие в проекте перевести на счет “Внешторгбанка АТР”. Через несколько дней на встрече с банкирами Владивостока к Черепкову подошла управляющая банком г-жа Маркелова Г. Н. и выразила готовность оказать мэрии полное содействие со стороны банка. Она предложила приобрести акции банка по их номинальной стоимости, пообещав, что деньги будут эффективно использованы для развития проекта “Ноу-хау Центра” - во благо мэрии. Расчувствовавшийся мэр сразу же отдал приказ начальнику финотдела Кану М. Г. изыскать средства на приобретение акций “Внешторгбанка АТР”.

Опытный финансист М. Кан не торопился с поиском денег, а посоветовал Черепкову сначала навести справки об этом банке, а сам сделал запрос в фирму “Тайгер секьюритиз” о финансовом положении банка. Ответ пришел неутешительный. Акции банка на фондовом рынке не котировались, финансовое положение банка нестабильно. Такой ответ насторожил начальника финотдела, и он попытался объяснить мэру, что нельзя покупать акции банка. Реакция мэра на такой ответ была несколько неожиданна. Черепков вызвал в кабинет своего заместителя по экономике Г. Никандрова и приказал ему готовить проект постановления об увольнении Кана М. Г. за отказ переводить деньги в банк на покупку акций. Ошеломленный Никандров попытался доложить Черепкову, что комитет экономики мэрии тоже наводил справки по “Внешторгбанку АТР”. Вот выдержка из этой справки: “..положение “Внешторгбанка АТР” оценивается ведущими участниками финансового и фондового рынков как нестабильное. Последние два года операции по акциям данного банка не ведутся...”

Однако договор с банком был подписан, а с договором и платежное поручение на покупку 11240 акций “Внешторгбанка АТР” стоимостью 100 тысяч рублей каждая. Начальника ФИНО мэрии тогда не уволили. Господин Кан уволился сам, не желая отвечать за выходки мэра.

12.01.98 мэр приобрел еще 7065 акций этого банка по тому же курсу в 100 (деноминированных) рублей за акцию. А в мае 1998 года Центробанк России отозвал лицензию у “Внешторгбанка АТР”, и 19 мая арбитражный суд Приморского края вынес решение о выселении ЗАО “Внешторгбанк АТР” из занимаемого помещения.

Чем же обернулась эта авантюра для городской казны? В один миллион восемьсот тридцать тысяч пятьсот деноминированных рублей! В заключение можно сказать следующее: в ходе финансовой проверки, проводимой в мэрии сотрудниками КРУ, пакет акций “Внешторгбанка АТР” не был обнаружен. Выписка из реестра акционеров по результатам сделки отсутствовала (т.е. нет никаких подтверждений, что акции банка были закреплены за мэрией). Соответственно, и доходов от этих акций мэрия не получала.

Пример третий

Впрочем, было бы несправедливо утверждать, что мэр умеет только транжирить городские деньги. Он умеет еще и экономить. Например, на “Скорой помощи”, которую В. Черепков просто отказался финансировать, благодаря чему тысячи горожан фактически были лишены “неотложки”. Найдя лазейку в законодательстве о страховой медицине, он решил переложить всю ответственность за нищенское состояние городской “Скорой помощи” на губернатора края.

И никакие призывы о помощи не растопили сердце мэра, называющего себя “совестью России”. Вот один пример обращения к мэру главврача “Скорой”: “...администрация станции службы скорой медицинской помощи доводит до Вашего сведения, что на СМП сложилась критическая ситуация с бензином, машинам не с чем выезжать к больным и пострадавшим. Просим оплатить счета на бензин и авторезину...” Ответы на призывы главврача приходили не менее регулярно. Вот один из них, похожий на десятки остальных: “...на Ваш запрос...отвечаем, что финансирование по ст. 10 будет возможно при выделении краевой администрацией городу денег из перечисленных правительством РФ трансфертов...”. И ни слова о том, что при определении налоговой базы Владивостоку было предусмотрено, что часть налогов остается в городе для покрытия муниципальных расходов на медицину. Черепкову нужен был скандал. А на то, что будут страдать сотни людей, - плевать. Несмотря на критическую ситуацию, рядовые сотрудники “Скорой помощи” продолжали выполнять свой долг. Голодные водители и медработники на остатках бензина выезжали по вызовам, пытаясь оказать хоть какую-нибудь помощь нуждающимся. А ведь нуждающимися были в первую очередь пожилые люди, свято верящие в мудрого Виктора Ивановича, “...защитника стариков и детей”.

Наконец терпение работников “Скорой” лопнуло. 19 марта коллектив “Скорой” на общем собрании создал стачечный комитет, чтобы бороться за свои права. Людям надоело терпеть издевательства со стороны городских властей. Да и как можно нормально работать, не получая по три месяца зарплату, не имея элементарного комплекта лекарств для оказания первой помощи нуждающимся, на изношенных машинах?

10 июля на имя прокурора города и.о. главврача станции скорой помощи отправил телеграмму, в которой было сказано, что “... с 11 июля в связи с отсутствием финансирования мэрией закупок ГСМ для автотранспорта станция скорой помощи с 11 июля не сможет выезжать на вызов к больным и пострадавшим. В этой связи снимаем с себя всю ответственность за последствия...”

В орбиту конфликта мэрия - “Скорая” уже были вовлечены кроме мэрии дума Приморского края, краевая администрация, прокуратура города. Запутав и перессорив всех, Виктор Черепков добился главного. Своими демагогическими выступлениями по радио и на митингах он создал хаос и неразбериху там, где всегда был порядок.

В качестве заключения хочется привести мнение юристов, занимавшихся проблемой “Скорой помощи”. В обобщенном виде они указывают на главного виновника произошедшей трагедии: “...финансирование станции скорой и неотложной медицинской помощи должно осуществляться за счет средств городского бюджета: это развитие материально-технической базы, затраты на содержание автотранспорта, зарплата сотрудникам “Скорой помощи”, оплата коммунальных услуг и т.д. Территориальный фонд медицинского страхования обязан оплачивать только необходимые медикаменты и изделия медицинского назначения. Финансирование должно осуществляться пропорционально доле соответствующих видов текущих расходов”.

Этот невеселый рассказ о деяниях мэра можно было бы продолжать. И именно на выборах 27 сентября мы будем голосовать “за” или “против” продолжения подобных историй.

Автор : Виктор Суворов

comments powered by Disqus
В этом номере:
Банковской системе прописали процедуры

С некоторым облегчением восприняли во Владивостоке решение Центрального банка РФ взять под свой контроль с 18 сентября картотеку непроведенных клиентских платежей в банковской системе 5 крупнейших регионов России - Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Самаре и Екатеринбурге. Для банков, попавших в число счастливчиков, это означает начало процедуры максимального проведения клиентских платежей в пределах остатков средств на счете определенного банка. При их отсутствии на счете Центробанка РФ будут выдаваться суммы из фонда обязательных резервов регионального банка.

В Приморье начались выплаты по ГКО

В Приморье начались выплаты физическим лицам по государственным ценным бумагам со сроками погашения до 31 декабря 1999 года и выпущенных в обращение до 17 августа 1998 года.

Вкладчикам “ртб” дали по 10 лет

Продолжается развитие конфликта между бывшим руководством ТОО КБ “Российско-Тихоокеанский банк” (“РТБ”) и несколькими тысячами его вкладчиков, которых, увы, на сегодня можно считать обманутыми.

Мягкие места все элегантнее

Свое 30-летие Артемовская мебельная фабрика встретила обновленной - здесь установлены современные высокопроизводительные линии финской, германской, итальянской и японской фирм.

Первый “таможенник” на подушке

Над первым и пока единственным в России катером для таможенной службы “Петр Матвеев” взметнулся государственный флаг. Новый корабль, окрещенный в бухте Золотой Рог, предназначен для охраны морских рубежей и будет обеспечивать безопасность прибрежных вод в районе острова Сахалин.

Последние номера