Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Чья смерть остановит забастовку “Скорой”?

Вчера работники городской станции скорой медицинской помощи, инфекционной и психиатрической больниц пикетировали “Белый дом”. Бесконечно измотанные люди, долгие месяцы лишенные даже своей копеечной зарплаты, живущие в вечных долгах, на унизительно скудном пайке, вынужденные работать в немыслимых условиях - без самых необходимых медикаментов, оборудования, средств на развитие, - в который раз пришли к местным чиновникам, чтобы потребовать справедливости.

Вчера работники городской станции скорой медицинской помощи, инфекционной и психиатрической больниц пикетировали “Белый дом”. Бесконечно измотанные люди, долгие месяцы лишенные даже своей копеечной зарплаты, живущие в вечных долгах, на унизительно скудном пайке, вынужденные работать в немыслимых условиях - без самых необходимых медикаментов, оборудования, средств на развитие, - в который раз пришли к местным чиновникам, чтобы потребовать справедливости.

Между "Серым" и "Белым" домами

Дикая беспрецедентная ситуация: краевые и городские власти никак не могут разобраться, кто все-таки должен финансировать муниципальные учреждения здравоохранения. Обе стороны оправдывают свое равнодушие многочисленными законами, подзаконными актами, постановлениями и какими-то другими очень серьезными документами. Но какое дело до этих документов работникам “Скорой”?! Они честно выполняли свой профессиональный долг, в любое время выезжая к больным на разбитом вдрызг транспорте, с тощим набором лекарств... И при этом ухитрялись отвоевывать пациентов у смерти.

“А сегодня мы совершаем преступление, - едва сдерживая слезы, сказала одна из работниц “Скорой”. - Вы не представляете, сколько летальных исходов за эти 3 недели! Не дождавшись врача, умирают “хроники” - наши постоянные пациенты, страдающие хроническими заболеваниями... Господи, ну как нам теперь жить?! Ведь это все на нашей совести!”

Однако часть докторов придерживается иного взгляда: преступники те, кто толкнул врачей на этот последний шаг. Страшная, не укладывающаяся в рамки здравого смысла забастовка “Скорой” - отчаянный протест против циничного безразличия властей. Истощенная, исчерпавшая все силы даже не жить, но и выживать, медицина решилась на забастовку.

Выждав, как хорошие актеры, длительную паузу, на исходе 3-й недели чиновники зашевелились. После представления городской прокуратуры мэрия Владивостока выделила “Скорой” ссуду на погашение 50 процентов зарплаты за апрель-май, 60 тысяч рублей на бензин для дышащего на ладан транспорта. Получили деньги городской дом ребенка - 398 тысяч рублей, инфекционная больница - 371 тыс. руб., психиатрическая больница, противотуберкулезный и кожно-венерологический диспансеры...

Все эти медучреждения одинаково мечутся между городом и краем, не зная, у кого же просить милостыни, хотя давно уже живут исключительно подаянием сердобольных горожан, чья разовая помощь, увы, не может подменить собой государственное содержание. Психбольница на Шепеткова словно сжалась в ожидании трагедии: мучимый голодом душевнобольной становится агрессивным и неуправляемым. Стакан кипятка и кусок хлеба - вот рацион “шепетковцев”, многие из которых признаны социально опасными. Доведенный до отчаяния, такой же голодный персонал больницы всерьез поговаривает о том, чтобы отпустить всех своих пациентов по домам. Или вывести на площадь. В пикеты.

Мы постепенно превращаемся в город сумасшедших. О каком здравомыслии можно говорить, если власти судятся-рядятся, завоевывая себе политический капитал в буквальном смысле на жизни людей? И не безумие ли - оставить без скорой НЕОТЛОЖНОЙ медицинской помоши целый город?

В минувшую пятницу департамент здравоохранения края наконец-то собрался выделить необходимые медикаменты (из гуманитарного набора) “Скорой” и другим городским больницам. Кроме того, решается вопрос об обеспечении владивостокской службы скорой помощи новыми автомобилями.

Но почему понадобилось тянуть бесконечно долгие 3 недели, чтобы принять это решение? И почему владивостокская “Скорая” не дождалась новеньких “Круизеров”, которые пришли в наш край в прошлом году? Уже тогда транспорт “Скорой” разваливался на части. Был случай, доктор выпала из вдруг распахнувшейся двери, сломала ногу. Итог - инвалидность. Подобных фактов, правда, не столь трагичных, не счесть... Но “Круизеры” Владивостоку не достались - пусть, дескать, городские власти сами о себе позаботятся. Не в этом ли вся суть нынешнего затянувшегося конфликта? Край и город ведут непримиримую борьбу, проигравшими в которой оказываются простые горожане. Те, кто не имеет возможности “заказать” сотрудников центра медицины катастроф, среди ночи вызвать знакомого доктора, чтобы определить: куда везти смертельно занедужившего родственника - в кардиологию, онкологию, токсикологию или в реанимацию?

Как сообщил прокурор Владивостока Юрий Мельников, проводится бюджетно-правовая экспертиза, которая наконец определит виновных в затянувшемся конфликте. По результам экспертизы будет предъявлено обвинение должностным лицам, оставившим муниципальные медицинские учреждения без средств к существованию.

Кроме того, прокуратурой проводится расследование по факту смерти жителя Владивостока, по мнению родных, погибшего из-за отказа “Скорой” прибыть по вызову.

Вот он, жуткий исход забастовки, который вряд ли искупят не только власти, но и и медики. Что там ни говори, но даже невыплаченная зарплата не может стать основанием для нарушения клятвы Гиппократа.

Автор : Марина ПОПОВА, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Денежки отрыли в резервном фонде Центробанка

Поле чудес, на котором зарыли свои денежки вкладчики скандально известного банка “Находка”, дало маленький росток надежды. Его посеял Центробанк, выделив для компенсации вкладчикам из своего резервного фонда 13 миллионов 759 тысяч рублей.

Кому надоело “Птичье молоко”?

Психологический прессинг, кажется, дошел до предела. Автобус с броской надписью: “Покупаем акции “Приморского кондитера” целыми днями простаивает напротив ворот кондитерской фабрики. Незваные гости больше не ходят по домам акционеров, не названивают по телефонам, настойчиво убеждая продать акции: в скупочный пункт можно зайти по пути с работы. Подхожу и я: двое молодцев в камуфляже с упоением режутся в карты, третий любезно интересуется: “Хотите продать акции? Проходите в салон”. Забираться в тесное темное нутро автобуса не хочется, спрашиваю с улицы: “Почем?” - “По 160 рублей. Деньги сразу”. Обещаю подумать.

Флот вышел в море

Вчера корабли Тихоокеанского флота вышли в море для проведения очередных комплексных учений.

Бюджет в новом свете

Сегодня во Владивостоке открывается очередное заседание думы Приморского края.

Горькие проблемы беженцев

Завтра в гостинице “Экватор” начнется семинар по правовым проблемам беженцев, а также иностранцев и лиц без гражданства, прибывающих в Россию через пограничные пункты пропуска.

Последние номера