Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

В огонь - сломя голову

Рощинское авиаотделение, базирующееся в Красноармейском районе, и сейчас еще самое крупное среди 9 подразделений Приморской базы авиации охраны лесов. Обслуживает оно 3 миллиона 200 тысяч гектаров тайги в Красноармейском, Дальнереченском и Пожарском районах. Соседнее, Дальнереченское авиаотделение, кстати, охраняет 2 миллиона га, Арсеньевское - 1 миллион, Пограничное не добирает и до 400 тысяч.

Рощинское авиаотделение, базирующееся в Красноармейском районе, и сейчас еще самое крупное среди 9 подразделений Приморской базы авиации охраны лесов. Обслуживает оно 3 миллиона 200 тысяч гектаров тайги в Красноармейском, Дальнереченском и Пожарском районах. Соседнее, Дальнереченское авиаотделение, кстати, охраняет 2 миллиона га, Арсеньевское - 1 миллион, Пограничное не добирает и до 400 тысяч.

Прыжок с парашютом на горящую тайгу стоит чуть больше буханки хлеба. И даже эти крохи государству кажутся непосильными

Прежде ни одно тушение большого лесного пожара в Дальневосточном регионе не обходилось без рощинцев. Летали на Сахалин, в Якутию, в Сибирь. Сама профессия, сопряженная с риском, овеянная таежной романтикой, была престижной и сравнительно денежной. Сейчас оплата прыжка на горящий лес, по словам руководителя авиаотделения старшего летчика-наблюдателя Владимира Вегерина, равна стоимости буханки хлеба. И в отряде из 80 остался всего 31 человек: в том числе 7 парашютистов и 17 десантников - тех, кого с вертолетов на спецтросах спускают в горящую тайгу. Скоро, видно, еще человек 10 сократят - как раз этих самых десантников. Нет денег...

- Как это ни странно, - говорит Владимир Иванович, - я, патриот своего дела, все же против использования при тушении лесных пожаров парашютов. Слишком большой риск. Только за те 16 лет, что я здесь работаю, трое повредили себе позвоночник, а сколько переломов рук, ног, ребер, ключиц! Есть наставление по парашютно-десантной службе, согласно которому места десантирования подбираются в зависимости от густоты, состава леса, высоты деревьев, рельефа. Так вот согласно этому документу на 70 процентах нашей территории использовать парашюты нельзя. Говорим об экономии. Да, работа легкого самолета обходится в 25 тысяч рублей в день, а за вертолет “Ми-8” приходится выложить уже 50-60 тысяч. Но ведь и отдача несравненно выше у вертолета. “Ан-2” берет 5 парашютистов, а “Ми-8” - 10 десантников, имущество, емкости с водой. И скорость у него побольше. К тому же подобрать площадку для парашютистов рядом с местом работы зачастую не получается. Выкидываем их с самолета где-нибудь в пойме за 3 километра от пожара. Пока соберутся, пока дойдут с немалым грузом - а лезть приходится черт-те куда по нехоженым местам. Добрались работники уже никакие. На вертолете - другое дело. Прилетели, нашли пожар, выбрали рядом место. Потом забрали людей с водой и поточечно высадили их вдоль кромки огня. И лети за новой порцией воды.

Вот пришли бумаги из Владивостока - предупреждают о сокращении 10 десантников. И с профкомом никто не согласовывал. Людям стыдно в глаза смотреть. Кости ломали, горели, а теперь: “Все, ребята, вы не нужны!” Обидно. А взять наблюдателей. Они свои кости не ломают, но средняя продолжительность жизни у них чуть больше 50 лет - статистика. Потому что нет у них никакой санитарной нормы, как, допустим, у летчиков, вот и не выдерживает сердце перегрузок.

Подготовить “лесных пожарных” по нынешним временам бешеных денег стоит. Но угробить авиаохрану, которая существует уже 60 лет, - величайшая глупость. Мы уже 2 года не ведем патрулирование вообще, а это значит, не видим пожары на ранней стадии. Правда, и при социализме на охрану леса у нас тратили всего 16-20 копеек на гектар. А вот в США в то же время - 10 долларов. Наши были в Америке по обмену опытом, рассказывали. Платят лесопромышленники или власти штата. В пожароопасный период набирают людей на конкурсной основе - по 50 желающих на одно место. Идут главным образом студенты, основные требования - физическая подготовка. Все свободное время - тренировки. Пить, курить - строго запрещено. Зато заработки - по 30 тысяч долларов за сезон.

Когда создавали министерство по чрезвычайным ситуациям, я думал, мы уйдем под его крыло, на наших базах будут созданы местные отделения. Немного подучить, натренировать людей - и используй хоть при пожаре, хоть при наводнении, землетрясении и так далее. Этого не произошло - создали очередного монстра МЧС. Глупо гонять большегрузные транспортные самолеты через всю страну, зачастую без необходимости. Спасли, не спасли - зато треску на всю Россию. И берутся часто не за свое дело - пожары лесные с использованием “Ил-76” тушат. Разве это профессионально? Устойчивый низовой пожар водой с самолета не потушить. Нужна неделя дождей. Их может заменить вертолет. А поливать тайгу с большой высоты можно до бесконечности. И тратить зря большие деньги, которые пригодились бы в другом месте.

Если природоохранная служба, экологическое движение заинтересованы в сохранении дальневосточной тайги, если ЮНЕСКО объявило ее достоянием человечества, если на нашей территории имеются памятники природы, заказник, создается природный парк, а рядом давно существует Сихотэ-Алинский биосферный заповедник, значит, все это надо контролировать, охранять, в том числе и от пожаров. Мы готовы к сотрудничеству, есть желание встретиться с экологами, чтобы обсудить злободневные для нас вопросы. А в этом году, судя по прогнозам, больших пожаров не избежать.

Автор : Виктор ЗАЙКОВ, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Скрестить коня и трепетную лань

Соблюсти баланс между коммерческими проектами и фундаментальной наукой - вот современная задачка для ученых.

У авиастроителей “изъяли” госзаказ

Как известно, антикризисные меры российского правительства ликвидируют ту строку федерального бюджета, согласно которой авиастроителям Арсеньева выделялось 80 млн. рублей на достройку вертолетов госзаказа еще прошлого года. В ответ работники “Прогресса” обратились с протестом к ряду высших должностных лиц государства, первый адресат в этом обращении - генеральный прокурор России Юрий Скуратов.

“Аскольд” обещает удвоить производство товаров

Руководство АО “Аскольд” представило для защиты в Федеральной межведомственной комиссии по структурной перестройке оборонно-промышленного комплекса, работающей при министерстве экономики, 4 проекта наиболее перспективных направлений заводского производства.

Руководитель “Дальэнерго” перекладывает ответственность на других

Если в течение ближайшего месяца в “Дальэнерго” не будут возвращены долги из федерального и местного бюджетов, то зимний отопительный сезон в Приморье будет сорван. Таков лейтмотив выступления генерального директора АО Василия Полещука на пресс-конференции в конце прошлой недели.

Энергетикам никто не платит

С призывом о незамедлительной помощи обратились к председателю краевой думы Сергею Дуднику директора теплоэлектростанций и сетевых предприятий системы “Дальэнерго”. Они отметили, что основной проблемой при подготовке оборудования к работе в осенне-зимний максимум нагрузок и создании запасов топлива являются неплатежи.

Последние номера