Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Экономика, финансы

Когда весь мир становится зоной, Находка надеется обрести истинную свободу

Диалог с заместителем председателя административного комитета СЭЗ "Находка" Светланой Вихоревой.

Диалог с заместителем председателя административного комитета СЭЗ "Находка" Светланой Вихоревой.

- Светлана Юрьевна, несколько лет назад вокруг Находки было очень много политического шума, по которому трудно было понять, что же такое наша свободная экономическая зона - экономическая реальность или прожектерство. Что сейчас?

- Находка никогда не болела политикой. Мы хотели провести экономический эксперимент, на собственном примере выяснить, что сегодня необходимо сделать России, чтобы начали развиваться территории, понимая, что Находка - один из стратегических пунктов для России и для Дальнего Востока. Находка, как локомотив, может вытащить экономику региона. По крайней мере, помочь в этом.

Свободная экономическая зона - всегда геополитика. По сравнению с 1990 годом, когда мы начинали, многое изменилось. Тогда СЭЗ признавались вообще очень небольшой частью стран мира. Считалось, что это несправедливая конкуренция.

- С другой стороны, вся наша страна была готова стать огромной зоной. Свободной экономической...

- Хотя никто не понимал, что это такое. Все использовали это как механизм отделения от того беспредела, который творился в стране. Все считали, что если оставят им налоги, они начнут развиваться и будут жить лучше других. На самом деле это механизм значительно более серьезный и тонкий, требующий особого подхода со стороны каждой территории. Сегодня только в Соединенных Штатах Америки около 800 свободных экономических зон. Они работают в тех местах, где это действительно необходимо. Очень много зон, где отрабатывается импорт: почти готовую продукцию везут, например, из Японии или Китая, но какая-нибудь завершающая операция выполняется в Америке. Во-первых, это гарантированные рабочие места, во-вторых, более дешевое изделие, чем если бы оно производилось полностью в США. Очень много зон и в Европе. Но если раньше это были зоны экспортного производства, то теперь это комплексные образования, а это более высокий уровень экономики.

Говоря о свободной экономической зоне, надо прежде всего учитывать комплекс услуг, которые обязана обеспечить администрация. Это инфраструктура для того, чтобы развивать производство, это социальные программы. Та же Индонезия предоставляет сегодня первоклассные социальные услуги, чтобы менеджеры предприятий могли нормально жить и решать свои задачи. Это и законодательная база по оказанию услуг государством бизнесу, например, регистрации предприятий. Это и химчистки, которых в городе нет, это рестораны, где можно поесть, это места, где можно отдохнуть. Это школы, где дети менеджеров могут обучаться на родных языках. Эти проблемы нужно решать сегодня, но на них нет тех средств, которые были 9 лет назад.

Исходим из того, что есть - из геополитики, когда кризис поразил весь Азиатско-Тихоокеанский регион; из того, что наша продукция чаще всего неконкурентоспособна по цене; из падения производства и социальной сферы и экономического кризиса в стране. И тем не менее не падаем духом. Ждем результатов поездки Сысуева в Корею, когда будет назначена дата подписания документов по российско-корейскому промышленному комплексу, где ситуация тоже изменилась.

- Каковы здесь ваши интересы?

- Прямые. Оператором зоны является или совместное предприятие, или административный комитет. Об этом ведутся переговоры. Корейцы хотят прежде всего посадить здесь своего оператора, чтобы выйти на российский рынок. А дело делается для нас. И рабочие места будут тоже наши. Поэтому мы не делаем упор на экспортную продукцию, а все больше вовлекаемся в транспортные схемы транзитных перевозок и увеличения грузопотоков и считаем, что это старт для зоны транспортных услуг, которая раньше планировалась в порту Восточном, а сейчас комбинируется с Находкой. Уже больше года ведем с транспортными компаниями очень агрессивный маркетинг для привлечения грузопотоков. А это не только Находка, это и Транссибирская магистраль, и благополучие всего региона.

(- Давайте вернемся немного назад и посмотрим, что сделано за последние годы. Каковы ваши практические шаги?

- Мы остановились на трех направлениях. Законодательство, закон о свободных экономических зонах, который находится на рассмотрении президента и Совета федерации; российско-корейское межправительственное соглашение; краевая законодательная база - закон Приморского края о промышленных банках территории. Оказалось, что его можно применить и для действующих предприятий, для реструктуризации промышленности и привлечения инвестиций. Это финансовая схема для того, чтобы зона работала.

Раньше многие проблемы можно было решить на уровне взаимоотношений правительства и административного комитета СЭЗ, была высокая стоимость и ликвидность его активов, сегодня все иначе. Кредитные ресурсы, которые выделяются Находке, льготой уже не являются. А когда еще и бесконечно прыгает ставка рефинансирования Центробанка, долги наши растут. Мы вернули половину кредитов, однако вторую половину возвращать будет намного сложнее, потому что стоимость активов административного комитета с 1995 года снизилась почти в 3 раза.

И тем не менее мы прежде всего вкладываем деньги в водоснабжение, электроэнергию, дороги - те тяжелые объекты, которые принесут отдачу не раньше, чем через 10 лет. Мы не можем вернуть кредит через год, как это диктует нам правительство. А проценты за него платим ежеквартально. Однако мы вынесли эти вопросы на правительственный уровень и думаем, что они будут разрешены, когда будет подписано межправительственное соглашение, о котором я уже говорила. Тогда все сконцентрируется вокруг одного объекта, и правительством будут закреплены все направления его развития.

- Поговорим о тех проектах, которые вы осуществляете с участием Дальневосточной ассоциации экономического взаимодействия и рабочей группы комиссии по сотрудничеству между западным побережьем США и Дальним Востоком России.

- К проекту "Коридор Восток - Запад" мы шли 4 года. В 1995 году занимались проектом КЛИР-ПАК. Сначала это была идея предварительной таможенной очистки, организации таможенного брокерства и предварительного информирования таможни. Затем наступило затишье - такое, что даже зло взяло. На заседании в Портленде у нас был очень жесткий разговор с сопредседателем с американской стороны. Мы видели, что интереса у американцев к этому нет. Нужно было найти общие интересы для обеих сторон. Методика работы группы предусматривает, что проекты должны быть значимы для стран, а не только для регионов или компаний. И здесь мы представили, можно сказать, с большим напором возможность транзита в Китай для Соединенных Штатов. Наши прежние партнеры, которые занимались проектом КЛИР-ПАК и привели его к успеху, очень заинтересовались этим предложением, и когда руководитель административного комитета СЭЗ "Находка" Сергей Дудник был в Америке, они говорили уже о деталях. На последнем заседании в Такоме мы представили очень жесткий график реализации. Мне очень понравилась при этом реакция российской стороны, которая твердо заявила: мы денег не просим, мы обеспечиваем этот коридор, а дальше выбор за вами.

Разговор шел под знаменем этого графика, так называемого "business-like": вот вам наши расчеты и предложения, главное - решить вопросы упрощенного таможенного контроля с Китаем, как это сделано на Западе. И это решаемо. В июне мы вынесли на уровень российского и американского правительств саму идею, в июле - августе готовим демонстрационный проход контейнеров для того, чтобы выявить все трудности; ищем компанию, которая может обслужить контейнерный поток, проводим агрессивный маркетинг на китайской стороне, чтобы отвлечь часть грузопотоков на бухты Дальнего Востока. Уже в сентябре собираются 3 стороны. Если проект реален, создаем рабочую группу и прорабатываем его в деталях. Это первый этап.

Второй этап - коридор на Запад, в котором транспорт, минуя Пусан и Кобе, идет прямо на Владивосток или Восточный, затем на железную дорогу и в нормативные сроки доставляется на западную границу.

- Бывает нетрудно "родить" идею. Трудно собрать команду, которая в нее поверит и доведет дело до победного результата. Судя по тому, что вы рассказываете, административный комитет - это такая команда.

- Я думаю, да. И здесь роль Сергея Дудника, бывшего председателя административного комитета и сопредседателя транспортной секции, а ныне председателя краевой думы, просто уникальна. Он всегда умел сосредоточиться не только на том, что нужно административному комитету, но подняться над этим и увидеть других. Может быть, поэтому в течение 5 лет существования транспортная секция комиссии по сотрудничеству все время что-нибудь придумывает. Но в данном случае очень важна и американская сторона. Мы начинали КЛИР-ПАК с Доном Майером, и следующая интересная идея пошла тоже с ним. Важен синтез интересов обеих сторон.

Вопрос создания команды действительно очень сложен. В течение последних 5 лет мы претерпели массу изменений. Сегодня из тех людей, которых мы обучили, остается очень немного. Кроме этого у нас есть часть команды в Москве. Это бывший председатель административного комитета Игорь Устинов, компания "Прогрессор", которая подготовила очень большой пакет документов и технико-экономическое обоснование по корейскому парку; московский институт, который занимался проработкой инфраструктуры проекта - это крепкая группа, которая не только проявила себя за 8 лет, но росла вместе с нами. Потому что проект зоны - это иной уровень мышления.

Да, я уверена: есть ядро команды, которое способно работать в меняющейся ситуации. Хотя и тяжело. Но кому сейчас не тяжело?

- Однако, как ни тяжело, а Амурский мост всем регионом построили. Может быть, и Находку все регионом поднимать, если вы считаете ее локомотивом для всей нашей экономики?

- А Находка не обижается на регион. К нам есть внимание, есть хорошее отношение. Я работаю в ассоциации экономического взаимодействия уже не первый год и чувствую поддержку. Проводя агрессивный маркетинг для Находки, мы делаем доброе дело и для региона. И если, допустим, Хабаровский край решится создать специальную экономическую зону, мы обязательно поможем. Нас поддерживают и губернаторы, и законодательная власть, потому что все понимают: если Находка прорвется, другим будет легче.

Автор : Любовь ЛАТЫПОВА, специально для "В"

В этом номере:
Конкуренты жмут на газ

Вчера во Владивостоке прошел семинар “Регион-Восток 98”, на котором обсуждались актуальные проблемы международных перевозок в Дальневосточном регионе РФ.

Спасет ли приморскую науку академик Осипов?

Четвертый день продолжается визит в Приморье президента Российской академии наук, академика Юрия Осипова. Главным образом поездка носит ознакомительный характер - за время своего президентства с 1991 года это первая встреча Осипова с дальневосточными коллегами на их территории. Некоторые наблюдатели высказывают мнение, что поводом для приезда главы академии стали слишком активные (с выходом на трассы) акции протеста дальневосточных ученых, за которые, между прочим, председателю ДВО РАН академику Георгию Елякову по служебной линии “погрозили пальцем” из столицы.

В торговле Приморья определился рост

В 1997 году, впервые за все время рыночных реформ, рост товарооборота в Приморье - этого важнейшего показателя деятельности торговли - достиг 4,4 процента в сопоставимых ценах и составил 10,7 млрд. деноминированных рублей при 3 процентах в целом по России. С начала этого года темп роста товарооборота несколько снизился, однако можно заключить, что спад преодолен и ситуация на потребительском рынке края, в частности в торговле и общественном питании, занимающих сейчас 3-е место по поступлению налогов в бюджет, практически стабилизировалась.

За 2 часа до ярмарки

В 5 часов утра, в утреннем мглистом тумане, начала оживать площадь Борцов за власть советов. Натягивались тенты, сгружался товар, устанавливались весы, лотки.

Белый аист летит...

В администрации края создана рабочая группа по координации сотрудничества между Приморьем и Республикой Беларусь.

Последние номера