Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Главное

Равнение на учителя

Кумир современных мальчишек – советский офицер
Равнение на учителя

До знакомства с Гарольдом Григорьевичем Кузнецовым я была уверена: такие вот хрестоматийные офицеры, коммунисты из старых советских фильмов (как, например, Алексей Трофимов из культовых «Офицеров»), строгие к себе и к окружающим, категоричные и принципиальные – не более чем литературный вымысел…

Когда на прошлой неделе из расписания школы № 60 временно убрали уроки ОБЖ и прекратились занятия по стрельбе, ученики, откровенно говоря, и испугались, и расстроились: вдруг Гарольд Григорьевич ушел на больничный? Слава богу, нет. Просто он в составе десанта российских ветеранов отправился в Китай по приглашению в честь очередной годовщины разгрома советскими войсками Квантунской армии. А вообще, бывший военрук, а нынче учитель ОБЖ Гарольд Григорьевич Кузнецов в 60-й школе вот уже 40 лет величина легендарная и постоянная.

Хотя сам Гарольд Григорьевич свою педагогическую деятельность отсчитывает с 1952 года – именно тогда после окончания училища началась его офицерская служба.

– Потому как офицер – он же обязательно педагог?

– Именно. У меня во взводе был солдат с Западной Украины. Принципиально не хотел служить, не хотел принимать присягу, не хотел в руки оружие брать. Долго пришлось убеждать, в результате чудесный пацан оказался – за все время службы ни разу не подвел. А тогда ведь не год – три года служили, срок для проверки немалый…

Минное поле, Берлинская стена и остров Даманский

География службы Гарольда Григорьевича – Эстония, Германия, Кавказ, Дальний Восток… И не смотрите на относительно спокойные регионы и мирное время в советские годы – без риска все равно не обошлось.

– Нет, поучаствовать в боевых событиях не удалось. Хотя за время службы пришлось побывать трижды в экстремальной ситуации. Во время службы в Эстонии нас посылали на разминирование в Новгородскую область – последствия Великой Отечественной.

– А ведь время вашей службы в Эстонии пришлось на период ликвидации так называемых лесных братьев…

– До 1954 года они в нас стреляли, и мы без оружия не ходили. Помню, ушел наш полк на ликвидацию бандитов, а я остался со взводом в карауле. Сижу, пишу письмо бабушке: «Здравствуй, дорогая Фекла Харитоновна…». И тут забегает часовой, тот самый парнишка-украинец:

– Товарищ лейтенант, на 7-м посту стрельба.

Мы потом там обнаружили лежку и пулевые гильзы made in USA. А вообще утверждать, что в республике к нам относились негативно, я не буду. У меня, например, друг хороший был – эстонец, командир взвода, мы с ним одно училище оканчивали.

Дальше – Германия. В августе 1961 года наша дивизия была поднята по тревоге, и кинули нас на Берлин. Наши танки за два часа совершили переход в 104 километра! Нас расставили с восточной стороны города по секторам, американцы стояли с западной – мы охраняли строительство Берлинской стены. Зачем? Чтобы обеспечить возможность немецкой стороне выполнить решение своего правительства. Чтобы мероприятие было максимально безопасным. Вы не забывайте: по обе стороны этой черты находились два разных типа государства – ГДР и ФРГ.

– Гарольд Григорьевич, вот скажите, какие вы, как очевидец возведения стены, испытывали ощущения, эмоции, когда спустя 30 лет эту стену сносили?

– Обиду! За предательство Советского Союза. С одной стороны, понятно, что немецкому народу нужно было объединение, но с другой – это ведь была сдача наших советских позиций. И сожаление. Нет, не в тот момент, не в 1991 году. А значительно позже, когда выяснилось, что мы-то ушли, вывели свои войска, а американцы оставили все (!) свои военные базы в неприкосновенности. И от того, что ФРГ буквально поглотила ГДР.

– А третья экстремальная ситуация?

– В 1969 году в связи с Даманскими событиями было приказано сформировать танковый батальон для переброски на Дальний Восток для участия в советско-китайском конфликте. Тогда было приказано отправить на границу 11 танковых батальонов. Нас передали из Советской армии в погранвойска Комитета госбезопасности, и мы переоделись из черной танкистской формы в пограничную зеленую. В боях поучаствовать не удалось, но Дальний Восток стал моим конечным местом службы и постоянным местом жительства…

– Да, Владивосток он такой. Он затягивает…

– Ну, полк-то у меня стоял в Екатеринославке в Амурской области, где летом плюс сорок, а зимой минус сорок. Во Владивосток я попал уже к завершению службы. В декабре 1978 года ушел в отставку, и решили мы с супругой переезжать поближе к родственникам. Либо в Ростов (у нее там родители), либо в Донецк (у меня там брат), либо в Киев (у меня там друзья-сослуживцы). Срок себе выделили до весны: как раз сын первый класс окончит, дочка – университет… А тут жена (она работала заместителем секретаря парткома Дальприбора) попросила эти полгода поработать в их подшефной школе военруком, у них как раз учитель уволился. Весна пришла – мы не уехали. И больше даже разговоров не было о переезде.

А мы еще семейным туризмом занялись: на летних каникулах с женой и сыном взяли велосипеды и поехали в Преображение. 20 дней добирались! Обратно уже теплоходом возвращались (тогда между Владивостоком и Преображением, если кто помнит, ходила «Любовь Орлова»). И после этого похода я буквально прикипел к Приморью.

Он учит не сходить с дистанции

– Получается, что в следующем году исполнится 40 лет вашей работы в этой школе? Это же сколько через вас поколений учеников прошло?! Штампованный вопрос, но я его все же задам: заметны различия между поколениями и в чем они?

– Нравственная составляющая изменилась. В некоторых случаях она просто невероятно деформировалась! Знаете, во время подписания Парижского договора после окончания Крымской войны начальника русского Генштаба спросили: «Как вы воспитываете солдат?» На что он ответил: «Мы не воспитываем. С этим замечательно справляется русская патриархальная семья. Вот откуда наш патриотизм и стойкость». А сейчас вы просто ради интереса зайдите в любую школу, в любой класс и спросите: «Ребята, где вы предполагаете жить после окончания школы, университета?» Многие вам ответят, что планируют эмигрировать за границу. Откуда это идет? Только из семьи! И альтернатив здесь нет.

Нет, есть, бесспорно, великолепные дети, нравственно воспитанные, у которых родители стоят, если так можно выразиться, на советских позициях.

– Советские позиции – это какие?

– Имеющие в первую очередь идеологическую основу, построенные на любви к своей стране, ответственности за свою страну, за свой город, за то дело, которым ты занимаешься… Подразумевающие коллективизм, взаимовыручку, чувство товарищества.

А если кто-то хочет уехать из страны, пусть едет! Не надо его насильно держать. Вот только пусть выплатит те деньги, которые государство потратило на его образование (речь, конечно же, идет о высшем и бесплатном). Тем более что подобную практику некоторые страны уже используют, например Индия.

– Но нельзя сводить на нет влияние учителя на учеников!

– А я его и не отрицаю. Через год после того, как я пришел в школу, 19 мальчишек из выпуска поступили в военные училища. А всего за эти 39 лет около 200 человек стали офицерами. Среди них есть и капитаны I ранга, и полковники. Генералов пока только нет (смеется).

Да, я стараюсь по мере возможность выправлять их мировоззрение. В старших классах у меня урок начинается с краткого изложения тезисов Алена Даллеса о работе против Советского Союза от 1948 года. И не надо успокаивать себя относительно мифичности этих тезисов. Ребята начинают задумываться.

Мы спорим, дискутируем в том случае, если у оппонентов есть какая-то база за плечами. А ведь зачастую услышит ребенок мнение человека для него авторитетного и принимает его как аксиому. Лет 15 тому назад был случай: на уроке истории наших вооруженных сил я положительно оценил Сталина как полководца. Одна из учениц возмутилась: как вы можете так хорошо говорить о таком негодяе, как Сталин? Она транслировала позицию тогда очень модную. Надо сказать, однобокую позицию об этом человеке, которой почему-то придерживаются и учителя истории, которых профессия обязывает максимально объективно оценивать роль исторических личностей.

– А ты что-то о нем знаешь? – спрашиваю я у нее.

– Нет, – отвечает.

– Но придерживаешься своего мнения?

– Да.

Но ведь мнение должно основываться на знаниях! На больших, огромных знаниях. Если у тебя нет знаний, то откуда мнение? А осознанное мнение я уважаю, даже если с ним не согласен. Я по-прежнему придерживаюсь позиции: эпоха советской власти была лучшей в истории нашей страны! И партбилет я не сдавал.

– Наверняка за почти 40 лет преподавания у вас выработались свои педагогические принципы…

– Был у меня в жизни эпизод. Как-то в Москве здоровается со мной парень. Я его не помню (и немудрено – через меня тысячи бойцов прошло), а он меня помнит. «Вы нас учили не сходить с дистанции. В моем случае тогда речь шла о марш-броске, но я ваш принцип использую всю свою жизнь». Этот эпизод случился задолго до моего учительства, но и со своими нынешними учениками я использую это же правило: не сходи с дистанции. Пример? Банально: выполнение домашнего задания. Английский язык – трудный предмет. Поэтому ты выучил лишь половину, а остальное оставил на авось (вдруг повезет и не спросят). Вот это и есть «сойти с дистанции».

Есть кодекс кадетской чести. Он не нами придуман, начал формироваться еще при Петре Первом, когда им же была создана школа математических и навигацких наук, в которой учились дети дворян, – прототип кадетских училищ. После этот список правил значительно разросся, и сейчас их порядка пятидесяти. Первое из них: помни, чье имя носишь. Это не пустые слова, и я разъясняю своим ребятам: ты носишь имя своего отца, своей матери, оно уходит далеко в историю, ты должен помнить об этом и не позорить свою фамилию. Ты должен помнить, что ты носишь имя ученика нашей школы, в которой учились тысячи ребят, которые впоследствии строили промышленность, развивали науку, экономику. Ты должен помнить, что ты не просто ученик, ты кадет... В числе этих правил есть и простые. Те, которые должен усвоить каждый: не лгать, не обижать слабых…

Человек-легенда

– Вот так мы плавно и перешли к кадетским классам. Насколько я знаю, это ваше детище…

– Идея создания кадетских классов появилась еще в 2007 году, но, как говорится, не срослось. И тут открывается президентское кадетское училище, куда стремятся попасть 700–800 мальчишек, а набор всего 80! Именно это стало и для администрации школы, и для городского управления образования аргументом для открытия в нашей школе кадетских классов. Сейчас у нас два кадетских класса – 5-й и 6-й. Кто попал? Скажем так, школьная элита. Учатся они по обычной школьной программе. Отличия же в распорядке, в наличии дополнительных занятий.

Ребята приходят за полчаса до начала уроков на построение. Далее: развод на занятия, исполнение гимна, осмотр внешнего вида. После занятий обед, потом полчаса на отдых, самоподготовка и дополнительные занятия: по понедельникам и средам хореография, по вторникам и четвергам самбо, в пятницу военная подготовка – строевая и огневая. В итоге в школе они проводят 14 часов. Со временем программа будет расширяться. Когда ребята освоят определенные элементы строя, мы будем вводить военную топографию, историю кадетских корпусов. У нас программа составлена на 7 лет.

Родители опасаются, что уйдет Гарольд Григорьевич на уже давно заслуженную пенсию. Ведь ему 86 лет.

– Я работаю, потому что влюбился в этих пацанов и уже жить без них не смогу.

– Судя по отзывам ребят, родителей, вы – человек-легенда, непререкаемый авторитет…

– Да, меня дети любят. Это я вам без ложной скромности говорю. И родители относятся с пиететом. За что? За справедливость. Я могу двойку поставить отличнику, если он не готов, и не буду трястись над его аттестатом… Дети все могут простить, если учитель справедлив. Справедливость заключается вот в чем: ты должен в своих суждениях быть предельно честен прежде всего перед самим собой.

Концлагерь за штык-нож

Гарольд Григорьевич, словно шкатулка с кучей тайников: чем дальше с ним разговариваешь, тем больше интересного узнаешь. Например, он стал одним из первых курсантов суворовского училища (эти учебные заведения были созданы во время войны) и даже в числе курсантов орловского суворовского участвовал в Параде Победы.

А еще он был узником концлагеря. Как такое случилось?

– Одиннадцать лет мне было. Жили мы с младшим братом во время войны у бабушки на Донбассе. Отец на войне – командир полка, маму фашисты расстреляли – их в шахту скинули, 76 тысяч человек! Более чем на 300 метров немцы телами шахту заполнили. Сейчас она известна как шахта 4/4 бис…

А у нас было своего рода геройство: что-нибудь у немцев украсть. В тот раз штык-нож сперли. Вот только у нашего подвига свидетель оказался – сын старосты. И чтоб нас не схватили, решил я через линию фронта бежать. Вот там меня немецкая жандармерия и прихватила. Отвезли в полевой концлагерь. Пробыл я там, правда, недолго, недели 2-3. Встретил знакомого деда, он уговорил красноармейцев меня захватить, когда те бежать соберутся. В конце августа я вернулся домой, а в начале сентября нас освободили. Через военкомат нас отец нашел, и меня отправили в только что открывшееся суворовское училище…

Только-только Курская битва закончилась, а уже думали о будущем потенциале страны. 5 августа победа на Курской дуге, а 21 августа вышло постановление Сталина о мерах по восстановлению территорий, освобожденных от немецких захватчиков. В числе прочих мер было приказано создать девять суворовских училищ с полным гособеспечением и 30 ремесленных училищ для обучения детей рабочим специальностям. Даже в те суровые времена государство думало о детях, о будущем потенциале страны. Кто будет со мной спорить?

– И еще вопрос, Гарольд Григорьевич, не могу не затронуть эту тему. Помнится, вы после окончания службы в армии планировали переехать жить либо в Киев, либо в Донецк… В последние годы не появляется мысль: как хорошо, что я этого не сделал? С вашими принципами вам пришлось бы сейчас тяжело на Украине.

– Да, вы правы. Как-то так получилось, что расстроились отношения даже с однокурсниками-суворовцами, украинцами, которые остались или переехали на Украину. Люди просто забывают, как мы жили вместе. Так что, когда я думаю о возможном переезде в Киев, радуюсь, что этого не случилось. А вот по поводу Донецка сожалею. Если б я сейчас там был, я до конца смог бы выполнить свой долг перед Родиной.

Мнения

Екатерина Сукиасян, мама кадета школы № 60:

– Гарольд Григорьевич – человек, который в прямом смысле этого слова формирует дух нашей школы. Я это точно знаю: сама училась у него, сейчас мой сын учится… Я говорю не только про кадетские классы, но и про туристические слеты, они проходят тоже по его инициативе. Исходил с детьми практически все Приморье. Согласитесь, сейчас подобная инициатива от учителей – большая редкость. Этим же летом Гарольд Григорьевич со своим кадетским классом девять дней провел на острове Путятина – организовал там палаточный лагерь.

Да что говорить, он – один из самых любимых учителей уже нескольких поколений учеников.

Знаете, почему я отдала сына в кадетский класс? Во-первых, он и сам этого хотел. А во-вторых, здесь делается упор на общую самостоятельность (дети и уроки в школе делают, родители к этому процессу сейчас почти никакого отношения не имеют). При этом успеваемость растет. Но настоящая ценность наставничества Гарольда Григорьевича в другом: он дает такие базовые понятия, как честь, товарищество, совесть, порядочность, дружба. Согласитесь, сейчас редко, кто может прицельно воспитывать эти качества в детях…

Ксения Кодик, мама кадета:

– Это удивительно: в его возрасте иметь столько энергии, желания заниматься с детьми. И не просто заниматься, а прививать им ответственность, чувство патриотизма. Здоровья, терпения и сил ему…

       

Автор : Анжелина ШИЛАН

В этом номере:
Равнение на учителя
Равнение на учителя

Кумир современных мальчишек – советский офицер

Такие разные, но все-таки вместе
Такие разные, но все-таки вместе

Чем удивил горожан фестиваль «Меридиан дружбы»?

Контрабандисты попались. На учениях

Сотрудники специального отряда быстрого реагирования Дальневосточной оперативной таможни провели показательные тактико-специальные учения.

Международный конгресс рыбаков обещает стать особенным

XII Международный конгресс рыбаков пройдет во Владивостоке 5-6 октября. В этом году программа форума построена таким образом, чтобы мероприятия носили прикладной характер.

О чем расскажет волшебный лотос?

Во Владивостоке завершился прием заявок на второй международный конкурс сказок и детских рассказов «Сказки волшебного лотоса».

Последние номера
газета
газета
газета
газета