Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Главное

Влюбленная в Россию

Фанни Ардан принюхалась к Владивостоку. И он ей понравился

Главной звездой «Меридианов Тихого» в этом году стала великолепная француженка Фанни Ардан. Элегантная и стильная, живое воплощение понятия «французский шарм», она прошла по звездной дорожке, улыбаясь зрителям (и кто бы подумал, что она прилетела во Владивосток только утром в день открытия фестиваля?), немного посмотрела город, дала пресс-конференцию и показала свой фильм «Диван Сталина», который сняла как режиссер.

Не разочароваться в идеале

– Вы часто приезжаете в Россию, показываете фильмы, спектакли, принимаете участие в фестивалях. Российский зритель особенный? Вам хочется именно ему представлять свое детище?

– Я не турист, не люблю приезжать в другие страны как зевака – посмотреть на достопримечательности и уехать. Мне интересны люди! И особенно русские. Я актриса, работаю в кино, так что как еще я могу показать себя людям и пообщаться с ними? Только через свое творчество.

Кстати, именно творчество, искусство познакомило меня с Россией. Я проводила каникулы у дедушки с бабушкой, которые очень любили русскую культуру. У них читала с юных лет русских классиков – Достоевского, Чехова, Пушкина, ходила на концерты русского балета и оперы, это все было во мне с младых ногтей и создало в моем воображении некую идеальную картинку России, представление об этой стране, ее людях. И мне всегда хотелось приехать в Россию, познакомиться с ее людьми. С молодости, когда со мной заговаривали о путешествиях, я стремилась на восток, на восток! Да, я понимала, что на самом деле все может быть совсем не так, как мне рисовалось, что между книгой, спектаклем и реальностью большая разница, но стремление приехать не уменьшалось.

Я начала ездить в Россию еще до Горбачева, до падения Берлинской стены. И не разочаровалась.

Помочь людям жить в темноте

– Когда вышел ваш первый режиссерский опыт – фильм «Навязчивые ритмы», про него говорили: если хотите узнать, что такое Фанни Ардан, посмотрите это кино. Что узнает о вас зритель, посмотрев «Диван Сталина»?

– Отличный вопрос! Когда я собиралась снимать кино, с самого начала понимала, что меня интересует не личность Сталина, не Сталин – человек, а то, что такое абсолютная власть, и то, как каждый человек поведет себя тогда, когда власть давит на него, превращает из личности в винтик системы, лишает души.

Сталин и по сей день в умах французов, в коллективной памяти нашей нации живет как некий символ тоталитаризма, с явным оттенком страха и опасности. И мне было интересно снять фильм именно на эту тему, фильм-метафору о власти, никак не документальное или архивное кино. Я не историк. Но какие-то детали, конечно, я использовала – то, про что читала в исторических источниках. Например, то, что Сталин разбавлял коньяк водой перед приемами, потому что хотел сохранять всегда свежую голову. Или что рисовал пули напротив фамилий тех, кто становился ему неугоден.

И что же можно узнать обо мне после просмотра «Дивана Сталина»? Наверное, то, что у меня большая проблема с властью, авторитетом и порядком! Мне кажется, что каждый из зрителей, кто посмотрит фильм, будет ассоциировать себя или с Даниловым, или с Варварой, или с Лидией… Я всегда читала много книг о России, но это всегда была только одна точка зрения – книги, написанные теми, кто сопротивлялся режиму, большевикам, советской власти, Сталину. А фильм мне захотелось снять как бы с другой стороны баррикады. И я не осуждаю никого из героев. Потому что, знаете, хорошо, посиживая в уютном салоне на диване, в XXI веке рассуждать, как бы ты был храбр и безрассуден в сталинскую эпоху и что надо было делать. Каждый из нас, столкнувшись с машиной тоталитарной власти, испытает страх, я уверена: страх потерять работу, любовь, жизнь…

И еще. Этой картиной я бы хотела еще отдать дань уважения и памяти Осипу Мандельштаму, почти как Христу.

– Вы любите Мандельштама?

– Это покажется странным, но я особо не люблю поэзию. Особенно просчитанную, скажем так, холодную, поэзию как набор рифм, где нет души.

Однако! Я люблю многих русских поэтов, начиная с Пушкина и заканчивая Маяковским. Потому что русские поэты всегда чуть больше, чем просто поэты, как будто их жизнь и творчество посвящены тому, чтобы помочь нам жить в темноте. Люблю людей, которые умеют сказать вслух то, что другие думают про себя.

– Кажется ли вам Россия сегодня свободной или все же немного тоталитарной страной?

– А абсолютной свободы просто нигде нет. Нигде. И нельзя просто взять, показать на какую-то страну пальцем и сказать: ай-яй-яй, как у них там все тоталитарно, бедные, они несвободны.

И при самых либеральных, как нам кажется, правительствах всегда просят СМИ о чем-то помалкивать, что-то не замечать. В любой стране есть нарушение прав человека, и в США тоже. Один только их «Патриотический акт» чего стоит! Но это же США! Легенда, миф «страны свобод». И легенда требует, чтобы ее поддерживали.

Ну, конечно, для кого-то возможность умереть на улице от голода – это тоже «свободный выбор».

Дерево для битья

– Андрей Тарковский рассматривал вас как одну из претенденток на съемки в «Ностальгии». Почему не состоялась эта работа?

– Вы не поверите, но я по сей день готова просто убить того человека, который был моим агентом в то время. Потому что он просто отказал Тарковскому, даже не поставив меня в известность! Когда пришло предложение, агент лишь посмотрел мой график: ах, в это время у мадам Ардан съемка, спектакль, она будет занята. И все – ответил отказом.

Когда я узнала, я была в ярости! Ведь любые графики, любые съемки и спектакли можно чуть подвинуть, что-то изменить. Это же Тарковский!

Не сложилась у меня работа и с Алексеем Германом. Мы встречались в Каннах, в других городах, обсуждали возможность совместной работы. Но не срослось. А как меня изумил тот факт, что он снимал «Трудно быть богом» 15 лет и у исполнителя одной из главных ролей чуть ли не трое детей за это время родилось!

– Когда вы находитесь на съемочной площадке как режиссер, как вы общаетесь с актерами?

– О, я полна нежности! А потом ищу поодаль дерево потолще или каморку какую, захожу туда, бью кулаками, кричу, даю волю гневу… И выхожу оттуда, снова готовая нежно раздавать указания актерам, – смеется мадам Ардан.

– И Жерар Депардье доводил вас до бешенства?

– О, Жерар… Он перед началом съемок выносит на площадку стул, садится поудобнее и начинает язвительно комментировать происходящее – кто что делает. И это почти невыносимо! Но он при этом такой… такой особенный, как скрипка Страдивари среди обычных инструментов, что к нему нельзя подходить с обычными оценками. И поэтому его несносность хоть и невыносима, но все же всеми прощается.

Носить железки с гордостью

– Вы часто говорите о классике, а что-то из современного искусства любите?

– Очень люблю шлягеры, которые исполняют шансонье (не путать с русским лагерным шансоном. – Прим. ред.). Далида, Хулио Иглесиас, Леонард Коэн… В общем, все о жестокой любви.

В молодости, кстати, я обожала «Роллинг стоунз». Потому что они в музыке – как русские поэты – всегда творили чуть больше, чем просто мелодии и ритмы. Люблю современную архитектуру, моду. Много слушаю радио.

– Хип-хоп, например?

– А почему нет? Да!

– У вас на руках прекрасные кольца…

– Это простые железки. Знаете, когда-то у меня были прекрасные, великолепные, доставшиеся от бабушки драгоценности с бриллиантами. А потом их украли. И я приняла решение накупить множество дешевых колец, по евро за штуку. И носить с гордостью! Мало того, чуть позже у меня появилась традиция: в каждом городе, где я впервые, я покупаю такое кольцо – большое, яркое и недорогое. И обязательно куплю кольцо во Владивостоке!

– Вы успели взглянуть на наш город?

– Я мечтала побывать в этом городе! Правда! В детстве у меня был любимый пес с таким именем – Владивосток. Я знала, что ваш город очень, очень далеко от Парижа, и мне нравилось думать о нем как о несбыточной мечте. Потом стала читать о Владивостоке. Мне всегда казалось, что в этом городе есть нечто загадочное, авантюрное… И город не разочаровал! Он именно такой, как я думала. Знаете, на морской прогулке, в поездках по вашим улицам, во время общения с людьми я постоянно ощущала себя… собакой, которая взволнованно и восторженно принюхивается к новому, еще неизвестному ей месту. И это место будоражит ее, оно ей нравится!

Кстати

На церемонии открытия кинофестиваля один из партнеров «Меридианов Тихого» преподнес Фанни Ардан подарок – шикарное золотое колье с жемчугом. Так что недорогое колечко из Владивостока будет соседствовать с великолепным украшением с берегов Тихого океана.

  

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Правила политической игры меняются?
Правила политической игры меняются?

Кандидаты в депутаты растеряли активность, выборные технологии вернулись из 90-х

Неприступная крепость Уссурийск
Неприступная крепость Уссурийск

75 лет назад город приготовился дать отпор самураям

Влюбленная в Россию

Фанни Ардан принюхалась к Владивостоку. И он ей понравился

В гости к оленям и машинам

Социальный проект «Хрустальный мир», объединяющий детей с ограниченными возможностями и их здоровых сверстников, продолжает свою работу, сообщает пресс-служба мэрии.

Актер Жойдик ждет вас в «БУКе»

Творческая встреча с актером театра и кино Дмитрием Жойдиком пройдет в четверг, 14 сентября, в 19 часов в муниципальной библиотеке «БУК» (ул. Светланская, 55).

Последние номера
газета
газета
газета
газета