Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Главное

Как К-314 вспорола брюхо «Китти Хоку»

Столкновение советской подлодки с американским авианосцем только чудом не привело к ядерной катастрофе

Всему миру известно, как осенью 2000 года российские самолеты-разведчики и истребители, поднявшиеся с аэродромов в Приморье, дважды «надругались» в Японском море над американским авианосцем «Китти Хок» (Kitty Hawk): имитируя нападение, наши летчики низко пролетали над палубой корабля, а американские военные в панике даже прыгали за борт. С погон адмиралов 7-го флота США тогда сорвали звездочки, а приморским асам из 11-й армии ВВС раздали заслуженные ордена. Однако для «Китти Хока» это был отнюдь не первый позорный инцидент с участием наших военных.

Несколько лет назад корреспондент «В» встречался с очевидцами «атаки» 2000 года и подробно рассказал о ней на страницах нашей газеты. Но, оказывается, ранее вовсе не имитированный, а самый настоящий удар по «Китти Хоку» из глубин Японского моря нанесли советские подводники. Об этом «В» поведал бывший командир атомного подводного крейсера Тихоокеанского флота капитан 1-го ранга Николай Вальков.

Эта история произошла ровно 33 года назад, 21 марта 1984 года, у юго-восточного побережья Корейского полуострова. Участниками инцидента стали многоцелевая атомная подводная лодка К-314 проекта 671В «Ерш» (за красивые обводы и боевые возможности этот проект еще именовали «Черным принцем») и авианосец «Китти Хок» во главе авианосной ударной группировки США.

Сразу поясним, что наш собеседник лично участия в том конфликте не принимал. В начале марта 1984-го К-314 находилась на боевом дежурстве и стояла в ожидании приказа у причала в приморской бухте Павловского. При очередном приближении к нашим берегам американской авианосной группировки было решено незамедлительно отправить подводный крейсер на слежение за вероятным противником. В тот момент на борту не оказалось помощника командира корабля, а Николай Вальков в звании старшего лейтенанта как раз был в точно такой же должности и находился в штате резервного экипажа. По тревоге его вызвали на борт К-314. Однако в последний момент штатный помощник командира лодки вернулся на борт и отправился в боевой поход.

И все же Николаю Валькову довелось послужить на легендарной субмарине. На следующий год именно на К-314 он ушел на 10 месяцев на боевое дежурство в Тихом и Индийском океанах. Тесное общение с экипажем подлодки и позволило ему узнать все подробности случившегося годом ранее столкновения с «Китти Хоком».

Засада на глубине

В начале марта 1984 года группировка 7-го флота США совместно с кораблями ВМФ Южной Кореи начала учения под кодовым названием «Тим Спирит – 84» («Командный дух»). В связи с этим по приказу командира 26-й дивизии подлодок ТОФ контр-адмирала Алексея Белоусова К-314 под командованием капитана 2-го ранга Владимира Евсеенко загрузилась по боевому варианту «поиск и длительное слежение». На ее борту находилось ядерное оружие.

Лодка вышла с базы 10 марта и отправилась на юг Японского моря в подводном положении. Через четыре дня ей удалось обнаружить авианосную ударную группировку ВМС США, состоявшую из «Китти Хока», двух крейсеров, четырех эсминцев и нескольких кораблей сопровождения.

Наблюдение за авианосцем велось изнутри ордера (боевого или походного построения кораблей). То есть подлодка незаметно пробралась на глубине в самый центр американской группировки. Позднее янки утверждали, что несколько раз засекали К-314 радарами своих кораблей эскорта, но подтверждений этим голословным заявлениям ни разу не предъявили.

По окончании первой части учений вся эскадра зашла в территориальные воды Южной Кореи. Наша субмарина осталась в нейтральных водах ждать ее возвращения.

Через несколько дней «Китти Хок» и другие американские и южнокорейские корабли вернулись в ту же точку Японского моря. Однако на этот раз быстрое обнаружение группировки затруднил туман. Из-за этого 20 марта советский подводный крейсер был вынужден около часа находиться на перископной глубине, то есть близко к поверхности. Именно в это время американцы затаились и соблюдали полное радиомолчание. Возможно, они почуяли, что за ними следили из-под воды. На «Китти Хок» не работали даже приводные радиомаяки, а это значит, что на авианосце прекратили полеты.

Тем не менее утром 21 марта, когда туман рассеялся, экипаж К-314 уже визуально наблюдал за американскими кораблями. За насколько часов до всплытия наша подлодка в очередной раз поднырнула под ордер.

Вскрыли, как консервный нож банку

Поздно вечером 21 марта К-314 с глубины 50 метров всплыла на перископную глубину для очередного сеанса связи. Боевой информационный пост доложил командиру лодки, что дистанция до главной цели, авианосца, 60–70 кабельтовых. Однако моряки ошиблись: на самом деле дистанция фактически была в пределах 10–15 кабельтовых. И расстояние быстро сокращалось. Ведь часть американских кораблей двигалась прямо по курсу навстречу советской субмарине. И ближайшим среди них был именно «Китти Хок». Но в темноте его было трудно разглядеть, а бортовые огни оказались вне зоны видимости из-за высоких бортов корабля.

Командир К-314 приказал «Срочное погружение!». На скорости шесть узлов лодка пошла на глубину. Но для безопасного погружения ей не хватило буквально одной минуты. Через несколько мгновений произошло столкновение. Подлодка своими винтами распорола толстый стальной корпус авианосца ниже ватерлинии. Грубо говоря, вскрыла его, как консервный нож банку...

Как стало известно из опубликованных позже воспоминаний американских моряков, находившихся тогда на «Китти Хоке», в момент столкновения они почувствовали сильный удар. Некоторые даже в шутку спорили между собой: «Интересно, с китом столкнулись или с субмариной?»

Они тогда и представить не могли, что авианосец получил подводную пробоину диаметром почти 40 метров! Причем дыра образовалась не где-нибудь, а в районе цистерны с авиационным топливом, в результате чего вытекло несколько тысяч тонн авиакеросина. Малейшая искра привела бы к непоправимой атомной катастрофе: «Китти Хок» нес на борту ядерные боеголовки, не считая обычных ракет, бомб и снарядов. Авианосец вспыхнул бы, как спичечный коробок. И спасения от огня не было бы никому, ведь заполыхало бы и море на несколько миль вокруг.

Кроме того, в результате утечки авиатоплива несколько десятков американских боевых самолетов и вертолетов, стоявших на палубе и в ангарах, лишились возможности заправки. По словам Николая Валькова, таким образом авиационное крыло американской ударной группировки превратилось в дорогостоящий металлолом.

И нашим мало не показалось

А что же К-314? Как рассказывает Николай Вальков, после удара первой мыслью у подводников было: снесло боевую рубку и распороло корпус лодки. Экипаж стал поочередно проверять выдвижные устройства: перископ, антенны. Все работало. Из отсеков доложили, что забортной воды нет и механизмы в полном порядке.

И вдруг новый удар – в правый борт! Опять поступил приказ осмотреться. На первый взгляд, и на этот раз все оставалось в норме. Однако стала резко падать скорость. Из кормового отсека доложили: наблюдается биение линии вала. Командир БЧ-5 бросился в кормовой отсек и осмотрел гребной вал. Действительно, наблюдалось сильное биение вала. Для сохранения турбины необходимо было остановить главный двигатель. Подлодка остановилась.

– Моряки пытались понять, что произошло, – рассказывает Николай Вальков. – Ясно, что по лодке проехался катком авианосец, что второй удар пришелся по винту. Самим не выгрести. Надо просить о помощи. Аварийное всплытие было неизбежным. Пришлось себя раскрывать перед эскадрой супостата...

В итоге К-314 всплыла прямо посреди множества кораблей вероятного противника. На берег, в штаб флота, полетела радиограмма: «Столкнулся с неизвестным объектом. Потерял ход...»

«Китти Хок» и другие корабли США тут же покинули этот район. Авианосец отправился в Йокосука, где располагалась база ВМФ Японии, для срочного ремонта...

Первым к потерявшей управление советской лодке подошел большой противолодочный корабль ТОФ «Адмирал Виноградов». Командир К-314 Владимир Евсеенко по УКВ-связи договорился с командиром БПК: «Я подниму корму, а вы посмотрите, что у нас с винтами». Затем лодка притопила нос и подняла корму, а с «Виноградова» ее осмотрели. «Ребята, да у вас мортира сломана! И лопасти винта погнуты», – сообщили с мостика БПК.

Через некоторое время к месту происшествия подошел буксир-спасатель «Машук» и утащил раненую лодку к родным берегам.

Разные судьбы

То, каким образом подводная лодка смогла подплыть незамеченной на столь близкое расстояние к флагману ударной группировки ВМС США, активно обсуждали во всем мире. Вину за этот инцидент американская сторона возложила на командира советской субмарины. Поэтому командира «Китти Хока» наказывать не стали. Зато своей должности лишился начальник противолодочной обороны 7-го флота США.

В СССР также провели расследование, итогом которого стало отстранение капитана 2-го ранга Владимира Евсеенко от командования АПЛ. Комиссия главного штаба ВМФ посчитала, что причиной столкновения стала неверно выбранная глубина поиска. Командира К-314 отправили в центр подготовки подводников, где он еще несколько лет учил будущие экипажи подводных кораблей. И даже был повышен в звании – до капитана 1-го ранга.

Судьбы «Китти Хока» и К-314 сложились по-разному.

Американский корабль заделал пробоину и пришел в военно-морскую базу Субик-Бей на Филиппинах для капитального ремонта. Американцы тогда заявили, что им пришлось удалять застрявший в корпусе винт советской подводной лодки. Но, по словам Николая Валькова, это полная чепуха.

Потом «Китти Хок» совершил еще несколько походов в Тихий и Индийский океаны. Затем случился позор осени 2000 года. Летом 2006-го авианосец, забыв, видимо, старые обиды, вновь зашел в Японское море и самоуверенно стал приближаться к берегам Приморья. На сей раз ему указали место противолодочные самолеты Ил-38 ВВС ТОФ, которые совершили несколько облетов наглого корабля. В настоящее время «Китти Хок» выведен в резерв ВМС США.

А вот на К-314 после возвращения в родную базу из очередного боевого дежурства в Индийском океане случилось ЧП. В ночь с 29 на 30 декабря 1985 года на лодке из-за ошибки оператора главной энергетической установки произошло неконтролируемое развитие аварийной ситуации – течь первого контура на ядерном реакторе. Фон превышал допустимые нормы (их можно сопоставить с показателями зоны Чернобыля). Ситуация оказалась крайне критической. Авария была быстро ликвидирована, но лодка в строй больше не вернулась и была отправлена на гвозди.

Кстати, позднее Николаю Валькову довелось-таки самому встретиться с «Китти Хоком» и ударной группировкой ВМС США (в нее входили еще два авианосца и корабли прикрытия и сопровождения) в Японском море. Случилось это в период службы Валькова на подлодке К-454 под командованием капитана 1-го ранга Владимира Качанова. Тогда К-454 вышла из-под ордера, дабы вновь не пропороть «Китти Хок», и осуществляла наблюдение со стороны...

Кстати

Ровно 65 лет назад в Японском море бесследно пропала советская дизель-электрическая торпедная подводная лодка Щ-117 проекта «Щука».

Щ-117 построили на «Балтийском заводе» в Ленинграде в 1932 году (в 1949-м ее переименовали в С-117). Во Владивосток доставили по железной дороге в разобранном виде. Собрали на Дальзаводе и спустили на воду в 1934-м. Во время Второй мировой войны Щ-117 совершила один боевой поход для поиска и уничтожения японских кораблей и транспортов.

В 1952 году подлодка, вооруженная 10 торпедами 533 мм, отправилась на учения в Японское море. Это был ее последний поход. На борту исчезнувшей субмарины находилось 52 члена экипажа, в том числе 12 офицеров.

Государственной комиссией рассматривались несколько рабочих версий гибели С-117: отказ дизелей в условиях шторма (через семь часов после выхода с базы у лодки отказал один из дизелей, но его отремонтировал сам экипаж), подрыв на плавучей мине, столкновение с надводным судном. В условиях «холодной войны» не исключалась также атака американской подводной лодкой.

Поиски велись вплоть до 1953 года, но результатов не дали. Причина и место гибели лодки до сих пор неизвестны.

 

Автор : Николай КУТЕНКИХ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Дальше Владивостока для туриста Приморья нет?
Дальше Владивостока для туриста Приморья нет?

Амбициозные планы по превращению края в туристическую Мекку разбиваются о реальность районной глубинки

Как К-314 вспорола брюхо «Китти Хоку»

Столкновение советской подлодки с американским авианосцем только чудом не привело к ядерной катастрофе

Если игуана зеленеет, значит у нее все хорошо
Если игуана зеленеет, значит у нее все хорошо

В Приморском океанариуме, как сообщила пресс-служба учреждения, перестроили террариум для игуан – оборудовали бассейн на 500 литров, изменили покрытие пола. Прежний был посыпан мелким гравием, и специалисты опасались, что игуаны начнут его глотать.

МФЦ Владивостока удлиняет рабочую неделю

Работа муниципального казенного учреждения «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг города Владивостока» продолжает совершенствоваться, сообщает пресс-служба мэрии.

Подсадные утки готовы к встрече с настоящими

Сезон весенней охоты на водоплавающую дичь на территории Приморья начинается 25 марта.

Последние номера
газета
газета
газета
газета