Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Главное

Кто захватил у моджахедов «Стингеры»

Прототип героя фильма «Охотники за караванами» живет во Владивостоке
Кто захватил у моджахедов «Стингеры»

Как офицера-спецназовца представили к званию Героя Советского Союза, да не наградили

Семь лет назад на экраны кинотеатров страны вышел художественный фильм «Охотники за караванами», снятый по мотивам одноименного романа Александра Проханова. Картина, рассказывающая об операциях советского спецназа в Афганистане, была основана на реальных событиях 30-летней давности и вызвала неподдельный интерес у зрителей. 

В основе сюжета фильма – захват у моджахедов первого американского переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) «Стингер» спецгруппой под командованием майора Оковалкова (его роль исполнил Алексей Серебряков). Прототипом бравого майора стал главный герой реальной январской операции 1987 года, легенда российского спецназа Василий Чебоксаров. Все последние годы он живет во Владивостоке.

Пешком через Афган

В жизни полковник Чебоксаров совершенно не похож на удалого киношного рейнджера. Скромный, даже незаметный. И немногословный. Особенно по части признания собственных боевых заслуг. Но несколько орденов и медалей на груди не за выслугу лет, а за реальные боевые операции гораздо красноречивее всяких слов.

– Василий Агафонович, расскажите, как оказались участником афганской эпопеи.

– Я коренной сибиряк, родом из Омска. С детства мечтал о военной службе. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала Маргелова. И лейтенантом сразу же попал в Прикарпатский округ на формирование батальона спецназа на должность командира разведгруппы. Батальон вошел в состав формировавшейся тогда в казахстанском городке Капчагай 22-й отдельной бригады специального назначения Среднеазиатского военного округа. Бригада подчинялась непосредственно командованию 40-й общевойсковой армии, которая входила в состав ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан в период 1979–1989 годов. К слову, в СССР и России это единственное соединение, которое после Великой Отечественной войны получило звание гвардейского.

В Афган заходили в 1985 году одним усиленным батальоном. Перешли по мосту реку Пяндж и своим ходом через всю страну добрались до места постоянной дислокации в провинции Забуль на юго-востоке, у границы с Пакистаном.

– Чем именно приходилось заниматься вашему подразделению?

– В основном перекрывали тропы из Пакистана и брали караваны моджахедов. Однажды перехватили караван с американскими «Стингерами». Как сразу же выяснилось, это были первые захваченные советскими войсками в Афганистане новейшие и особо секретные тогда переносные ракетно-зенитные комплексы. Также накрывали и прочесывали кишлаки, выискивая духов и оружие. Один раз даже целую банду вместе с главарем ликвидировали. Сопровождали наши колонны. Вели войсковую разведку. Чаще всего действовали в провинции Забуль, но иногда приходилось воевать и на соседних территориях. И так два с лишним года.

Уникальный трофей

– Операция со взятием «Стингера», наверное, на всю жизнь запомнилась?

– Как не запомнить такое, меня даже представляли к званию Героя Советского Союза. Но не сложилось...

Пятого января 1987 года небольшое подразделение нашей бригады под командованием майора Евгения Сергеева из 186-го отдельного отряда спецназа ГРУ на двух вертолетах Ми-8 вылетело из городка Шахджоя с целью рекогносцировки местности для организации предстоящих засад. Я тогда летел командиром досмотровой группы на второй «вертушке». Еще два Ми-24 сопровождали нас для огневого прикрытия с воздуха.

Войдя на предельно малой высоте в Мельтанайское ущелье в районе кишлака Джилавур, внезапно столкнулись с душманами на мотоциклах. Ни мы, ни моджахеды друг друга увидеть не ожидали. Но мы сразу же вступили в бой. Силы были примерно равны, если не считать, что у нас имелось прикрытие с воздуха. Зато наш профессионализм оказался на голову выше. В нашей группе после боя даже трехсотых (на армейском сленге – раненых. – Прим. ред.) не было, в отличие от того, как это показали в фильме.

Часть душманов стала отстреливаться, другие начали удирать в ближайшую «зеленку» (лесной массив. – Прим. ред.), где их поддержала огнем группа прикрытия. Надо сказать, что бандиты стреляли из разного оружия и в числе прочего произвели два выстрела из неизвестных нам устройств, которые мы первоначально приняли за гранатометы. Как уже позже выяснилось, это были «Стингеры», но стреляли душманы наугад, без прицеливания и включения головок самонаведения. Так что ракеты не тронули наши вертолеты, пролетев над ними, возможно, и потому, что они шли на малой высоте. В ответ Ми-8 запустили неуправляемые ракеты и пошли на посадку.

Кого-то из бандитов мы успели зацепить еще с воздуха, а уже на земле в ходе короткого (менее 10 минут), но яростного боя добили остальных автоматными очередями и гранатами. Последнего убегавшего срезали одиночным выстрелом на расстоянии 200 метров.

На месте боя были обнаружены разбитые мотоциклы и почти полтора десятка трупов. К одному из них была привязана странная труба, обмотанная одеялом. Рядом с мертвым душманом лежала еще одна непонятная труба и кейс, в котором, как оказалось, были инструкции по использованию «Стингера».

Одного из раненых моджахедов мы взяли в плен. На обратном пути увидели еще трех духов, которые стали отстреливаться, их завалили уже из «вертушек»...

Переоценить значимость взятых нами трофеев было трудно. Готовый к бою «Стингер», инструкции к нему, включая характеристики с завода-изготовителя, наверняка дали отличную пищу для размышлений советским создателям переносных зенитно-ракетных комплексов. Захваченный в плен бандит также много интересного потом рассказал. А самое главное, когда мы поняли принцип действия этих ПЗРК, была разработана тактика защиты от них. Эта схема все еще остается действенной и многих наших ребят уберегла от гибели.

Ни дня без подвига

– У вас много наград, товарищ полковник. Расскажите о них.

– Приятно, конечно, что таким образом отмечается наш ратный труд. Но, поверьте, спецназ отправляется в самое пекло не ради орденов или внеочередных званий. Главное – выполнить поставленную командованием задачу, которая спасет жизни тысяч солдат в пехоте или штучных асов в авиации. Ну и самим надо вернуться живыми.

А что касается наград... Орден Красной Звезды получил за успешную ликвидацию нескольких подряд караванов с оружием и боеприпасами. Эти караваны передвигались не на верблюдах или ослах, там были джипы-вездеходы различного класса, включая немецкие «Мерседесы» и даже советские ГАЗ-69 и ЗиЛ-130, отбитые ранее бандитами у наших тыловых подразделений. А орден Боевого Красного Знамени мне вручили за уничтожение так называемого исламского комитета провинции Забуль и захват особо важных секретных документов о планах моджахедов в этом районе.

– А как сложилась ваша служба после Афганистана?

– Вначале отправили на Сахалин, в разведывательную часть окружного подчинения. Затем был отдельный батальон спецназа в Хабаровске, где получил звание капитана. После уже майором служил в Уссурийске в составе 14-й отдельной бригады специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба.

– Вам ведь еще пришлось повоевать во второй чеченской кампании?

– Да, был прикомандирован в 2003-м и 2004 годах к 102-й бригаде внутренних войск. Базировались в Гудермесе. Моя группа занималась сбором информации по расположению, численности, вооружению, планам бандитских группировок. Работать приходилось по всей Чечне, включая горные и лесистые районы. Особенно много времени уделяли так называемому Щедринскому лесу на границе с Дагестаном. Уж очень он притягивал к себе боевиков. С нашей подачи чеченский батальон спецназа «Восточный» успешно накрывал там цели. Помимо Чечни выезжали в дагестанские Кизляр и Хасавьюрт. И хотя тогда я был уже в звании подполковника, вместе с подчиненными ребятами основательно излазил всю тамошнюю «зеленку». Мою боевую командировку на Северный Кавказ оценили медалью Суворова...

Последние годы службы Василия Чебоксарова прошли в Хабаровске. Сегодня полковник в отставке на заслуженном отдыхе, живет в столице Приморья, постоянно встречается с боевыми друзьями-афганцами. А еще он частый гость Владивостокского филиала Санкт-Петербургского нахимовского училища. Ему есть что рассказать будущим защитникам Отечества.

Справка «В»

Активно применять американский переносной зенитно-ракетный комплекс «Стингер» афганские моджахеды начали в 1986 году. Это было весьма эффективное оружие против наших вертолетов и самолетов. Авиация 40-й армии сразу понесла серьезные потери, только в 1986-м с помощью «Стингеров» было сбито 23 летательных аппарата. Необходимо было срочно найти «противоядие». Все советские разведывательные органы за рубежом получили приказ добыть образец ПЗРК. Увы, сколько ни бились наши резиденты, миссия оказалась невыполнимой. Тогда ее поручили спецназу, для которого, как известно, невыполнимых задач нет.

Именно в это время ЦРУ США планировало поставить в Афганистан около 500 «Стингеров». Безусловно, полное господство советской авиации в воздухе в случае попадания такого количества ракет в зону боевых действий было бы поставлено под угрозу. Поэтому по всем частям спецназа, действовавшим на территории Афганистана, была разослана шифрограмма за подписью министра обороны СССР Сергея Соколова. В ней сообщалось о готовящейся поставке ПЗРК и о том, что захвативших первый «Стингер» ждет высокая награда – Золотая Звезда Героя Советского Союза.

Первым, как мы уже знаем, оказался 186-й отдельный отряд спецназа ГРУ. Майор Евгений Сергеев тут же был направлен в Кабул, где доложил командующему 40-й армией генералу Борису Громову о проведенной операции. Трофеи незамедлительно отправили в Москву. Громов тепло поблагодарил командира и всю группу за удачно проведенную операцию и дал команду готовить документы на награждение.

В наградных документах, в частности, было написано: «Старший лейтенант Чебоксаров лично захватил 5 единиц стрелкового оружия и ПУ ПЗРК «Стингер» в сборе. За мужество и героизм, проявленные при исполнении интернационального долга, умелые действия по захвату секретного образца вооружения мятежников достоин присвоения звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина».

Представление на награждение направили на четверых офицеров, включая командира вертолета Ми-8. Но ни один из них звание Героя Советского Союза по неизвестным причинам не получил. Золотую звезду Героя дали только генералу из оперативной группы Минобороны СССР.

В 2012 году прославленному подполковнику ГРУ Евгению Сергееву присвоили звание Героя России (посмертно). Остальных офицеров, представленных к высшей награде страны, так и не вспомнили...

 

Автор : Николай КУТЕНКИХ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Со своим гектаром на чужой огород
Со своим гектаром на чужой огород

Бесплатная земля может преподнести неприятные сюрпризы

Кто захватил у моджахедов «Стингеры»
Кто захватил у моджахедов «Стингеры»

Прототип героя фильма «Охотники за караванами» живет во Владивостоке

Есть блин-компот  – будет сытным год
Есть блин-компот – будет сытным год

Вкусная и веселая Масленая неделя началась 20 февраля и продлится вплоть до воскресенья. В приморской столице Масленица по традиции празднуется ярко и массово – администрация Владивостока подготовила для жителей и гостей города театрализованный праздник.

На 1-й Морской не парковаться!

Запрет остановки и стоянки автомобилей введут во Владивостоке на улице 1-й Морской.

Броня крепка, и мотоциклы наши быстры

Знаменитого «брата» легендарной «Катюши» – «Андрюшу», хорошо знакомые многим выходцам из СССР советские милицейские авто и многое другое смогут увидеть посетители музея военно-патриотического клуба «Техника ХХ века в Приморском крае».

Последние номера
газета
газета
газета
газета