Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Туризм

Почти китайский анекдот

Как особенности национальной бестолковости способны перечеркнуть даже продуманный до мелочей праздник

Иногда простая и где-то даже банальная, а для жителей Приморья в особенности, поездка в приграничный Китай на выходные может обернуться чередой незабываемых приключений. Незабываемых не из-за новых, неизведанных ранее впечатлений от Поднебесной, а из-за пресловутого человеческого фактора, способного испортить самые чудесные впечатления. Если, как говорится, повезет. Вот автору этих строк, увы, как раз «повезло».

Началось все с того, что в нашей небольшой группе из 20 человек, решивших навестить Хуньчунь в субботу-воскресенье, собрались буквально все те неудачные типажи, наличие которых в поездке гарантирует проблемы: въедливый дедушка, смекалистая бабушка, семья «хотели вдвоем, но пришлось с ребенком», а также молодой человек, чей внешний вид (и все прочее) идеально описывается строчкой из известной песни «из колхозной молодежи панковал один лишь я»…

На границе хмуро…

Первым свое соло отыграл въедливый дедушка. На традиционном инструктаже в Краскино руководитель группы объяснила: она выдаст список, согласно которому – и только в таком порядке! – туристы будут переходить китайскую границу (как известно, в Китай пускают строго в алфавитном порядке).

Обычно подобная процедура занимает около пяти-семи минут: нашел себя в списке, расписался напротив – и в путь. На беду, на этот раз список был напечатан на оборотной стороне стандартного договора между туристом и турфирмой. Въедливый дедушка впился глазами в договор, как бультерьер в горло. Он достал очки и стал наивнимательнейшим образом читать, шевеля губами. Затем вытащил карандаш и принялся подчеркивать какие-то фразы. На реплики типа «нельзя ли побыстрее, мы уже к границе подъезжаем» дедушка внимания не обращал. «Я просто так ни за что расписываться не стану! – заявил он. – Все договоры надо читать! У меня еще и вопросы есть!».

Примерно через полчаса коллективными усилиями список у дедушки удалось забрать. И даже удалось ему объяснить, что расписывается он не в договоре, а в списке на обратной стороне и что точно такой же договор он получил на руки, когда покупал путевку в Хуньчунь в турфирме. «Мне сын покупал!» – проворчал дедуля в ответ.

Непосредственно за пожилым человеком свою роль начал отыгрывать «колхозный панк» – юноша с давно немытым ирокезом на голове, в драной футболке, адидасовских трениках и пластиковых сланцах на босу ногу. Когда на китайской границе группа выстроилась в ряд по алфавиту (да-да, все по тому же списку), он заметался вдоль...

– Какой у вас номер по списку? – спрашивали его.

– Чего?

– Вы в списке расписались?

– Ну…

– Номер свой запомнили?

– Нет. А на фига?

– Какая у вас фамилия?

– А вам на фига?

– Вы должны по алфавиту встать в ряд…

– На фига?

Конечно, и этого персонажа в конце концов изрядно взмокшей руководительнице удалось устаканить. И границу мы таки прошли. И на два дня показалось, что все еще может быть хорошо…

Домой, домой, пора домой

Хуньчунь, как всегда, порадовал. Каждый в этом городе всегда может найти что-то для себя: кто-то просто бегает за мелкими или не очень мелкими покупками, кто-то вдумчиво прохаживается по разного рода едальням, кто-то успел съездить посмотреть на Будду в городе Дунхуа.

Меня на этот раз Хуньчунь поразил огромным количеством «домашних заготовок», находившихся буквально повсюду. По всему городу в ящиках, на кусках ткани или полиэтилена сушились грибы, креветки, рыба, трепанг. Гулять по улицам нужно было осторожно, глядя под ноги, того и гляди на чужие продукты наступишь…

Группа, собравшаяся к отъезду в холле одной из гостиниц Хуньчуня, была благодушна и весела. И тут настало время для соло смекалистой бабушки.

Она гордо шла к группе, таща весьма солидный баул, а за нею, причитая, неслась горничная.

Из последующего диалога выяснилось: смекалистая бабушка инструктаж на границе пропустила мимо ушей и то, что в гостинице все вещи, на которых прикреплены ценники, являются товаром (если вы ими пользовались, значит за них надо заплатить), не уяснила. Поэтому она с душевной простотой взяла в ванной скрепленные меж собой резиновые сланцы с крупным ценником «20 юаней», срезала крепление, принимала в оных сланцах душ, а потом поставила их на место.

– Я не буду платить, – причитала бабушка, – я же их не с собой забрала! И вообще, я всего два раза в них мылась, они совсем как новые. Пусть снова их скрепят, ценник заново приклеят, никто ничего и не поймет! Не буду платить!

Вытащить из смекалистой бабушки 20 юаней оказалось непросто…

В автобус с китайским водителем все загружались изрядно взведенными и накрученными. В воздухе витал дух ожидания продолжения банкета…

Когда мы прошли китайскую границу, как всегда быстро, уже погрузили вещи в багажник, открытый с двух сторон, и стали садиться в автобус, между нашим автобусом и соседним решил вклиниться еще один. Старый-престарый, с надписью «Славянка» на лобовом стекле. Без лишних предупреждений он деловито въехал в наш автобус, снеся себе зеркало, а нам – дверь багажника.

У водителя-китайца глаза сделались по пять рублей. У вылетевшего из «Славянки» дедули-водителя они были по червонцу.

Они попытались поставить дверь на место, но... Вскоре вокруг нашего автобуса собралась толпа, все понимали, что скорее всего мы никуда не поедем в ближайшие часы, а самое смешное – автобусов на китайской стороне стояло на выход десять, а наш должен был идти третьим. И пока наш не выйдет, остальные тоже будут куковать.

Вот тут проявилась разница менталитетов. У водилы «Славянки» нашлись какие-то проволочки, веревочки, молоток, домкрат и прочие шабашки, а у нашего китайца – ничего. В итоге с помощью всех этих и других причиндалов, а также при содействии такой-то матери мужики из нашего автобуса, водитель «Славянки» и прочие сочувствующие вернули кое-как дверь на место, попутно сломав ее окончательно, привязали ее изнутри к чему-то, разве что скотчем не залепили.

На все это ушло почти два часа. К тому моменту, как дверь присобачили, вокруг паслась уже куча народу, в том числе китайские товарищи, которые остались решать с водителем «Славянки» вопрос выплаты за ДТП. А мы поехали...

Поскольку между первым, вторым и нашим третьим автобусом прошла куча времени, российскую границу мы прошли в рекордно короткие сроки, но все равно сильно задержались и в Барабаш приехали уже в темноте. И полетели дальше...

Когда же китайский водитель автобуса, на котором мы возвращалась из Хуньчуня, деловито свернул перед Артемом на низководный мост, полгруппы взвыло, потому что они ехали... до Артема.

Китаец и ухом не повел. Ехал себе. В конце моста, у съезда на Седанку, его заставили остановиться. Началась перебранка, суть которой была проста: куда ехать сначала – на автовокзал Владивостока или в Артем.

Китаец по-русски ни бельмеса, но таки сумел объяснить, что он поедет в Артем, а потом в Славянку, и все тут. Или во Владивосток, но только туда. Никак не в Артем, а потом во Владивосток. Ни за что.

В итоге владивостокскую часть группы выгрузили с багажом на остановке «Амурский залив» в одиннадцать ночи. Когда автобус растаял в ночи, а за автором этих строк приехал на своей машине брат, оставалось только выдохнуть: да, круто на этот раз мы съездили в Китай…

  

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
​«Бук» вызвал шок. Культурный
​«Бук» вызвал шок. Культурный

Уникальная библиотека приглашает горожан в расширяющееся пространство

Что за важные птицы – Барыня и Княгиня?
Что за важные птицы – Барыня и Княгиня?

В гостях у «В» журнал «Сады и огороды Приморья»

Бабочка прикинулась птичкой

Осень, которая по календарю еще в разгаре, похоже, старается как можно быстрее уступить свое место зиме: в минувшие выходные в Приморье выпал первый снег, сообщил портал Примпогода. Пусть не во Владивостоке, но все же…

Экстремалов унесло на необитаемый остров

Тревожный звонок находкинским спасателям поступил в минувшее воскресенье: просили помощи двое мужчин, оказавшихся на острове Лисьем.

Тоннель Сталина подвел жителей пригорода

Горожане еще не привыкли к отмене электричек на Чуркин и зачастую опаздывают на работу.

Последние номера
газета
газета
газета