Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Партия Приморья

Приморье - осажденная земля. Военная терминология кажется наиболее уместной, здесь действительно идет скрытая война. Нас недаром учили, что самые страшные диверсии - идеологические. Против Приморья идет информационно-идеологическая агрессия. Нас недаром учили, что все решает экономика, - экономика Приморья искусственно поставлена в ситуацию тотального кризиса. Нам хорошо объяснили, что политическое господство - завершающая стадия покорения, без которой экономическое господство неполноценно, - в Приморье идет срежиссированная борьба за власть. В России немного регионов, где подобная борьба шла с таким напряжением и переменным успехом. Интуитивно состояние войны ощущают все. Важно национально осмыслить ее истоки и возможный финал.

Приморье - осажденная земля. Военная терминология кажется наиболее уместной, здесь действительно идет скрытая война. Нас недаром учили, что самые страшные диверсии - идеологические. Против Приморья идет информационно-идеологическая агрессия. Нас недаром учили, что все решает экономика, - экономика Приморья искусственно поставлена в ситуацию тотального кризиса. Нам хорошо объяснили, что политическое господство - завершающая стадия покорения, без которой экономическое господство неполноценно, - в Приморье идет срежиссированная борьба за власть. В России немного регионов, где подобная борьба шла с таким напряжением и переменным успехом. Интуитивно состояние войны ощущают все. Важно национально осмыслить ее истоки и возможный финал.

До начала 90-х годов Приморье оставалось той редкой курицей в хозяйстве территориально-великой страны, которая продолжала нести золотые яйца. Попросту говоря, Приморье было регионом-донором, кормящим бедных родственников - обнищавшие города центральной России. На это были свои весомые основания: крупнейшие порты во Владивостоке и Находке, экспорт леса и нефти, рыболовецкий флот, крупнейшие пароходства, Транссиб, наконец, возникшая при поддержке главы Находки Гнездилова свободная экономическая зона. Люди, заброшенные сюда, привыкли действительно работать: девственная земля окраин требовала напряженного, постоянного освоения. Здесь можно было надеяться только на себя. Борьба со стихией закаляла характер. Несколько раз автору приходилось наблюдать, как ломались здесь изнеженные жители столицы, не выдержав жестких ритмов местной жизни. Недаром административными лидерами Приморья становились коренные дальневосточники - Наздратенко, Гнездилов, Литвинов. По сути, их задачей до сих пор остается расчистка пространства для дальнейшего существования населения края. Эти свойства местной жизни создали у приморцев ощущение своего единства, своей уникальной общности, выраженной в словах “мы, дальневосточники...”.

С 90-х годов в стране началась эра великого эксперимента под авторством Гайдара и “тонкого” экономиста Чубайса. Мы воздержимся от какой-либо оценки реформ тех лет. Но если оценивать ситуацию в Приморье по объективным экономическим показателям, то здесь наступила катастрофа, экономический тайфун.

Телеграфным стилем передаем динамику упадка: приватизация - скупка за бесценок стратегически важных для края предприятий, залоговые аукционы, промышленность продается “с молотка”; освобожденные от административного регулирования цены взрывают кредитно-финансовую систему; новая система энерготарифов раскручивает маховик промышленного спада до 30 процентов в месяц, безумное подорожание железнодорожных перевозок и, соответственно, падение в сотни раз объема перевозок (это имело последствия, конечно, не только для железнодорожников). Для лесной, деревообрабатывающей и строительной промышленности наступило предынфарктное состояние, на грани остановки металлургические и химические предприятия. Кризис неплатежей больнее всего ударил по окраинам - сюда деньги стали доходить в последнюю очередь. К 93-му году Приморский край оказался на 56-м месте среди регионов России по уровню производства.

К чести нашей земли, Дальний Восток нашел силы постоять за себя, по крайней мере, не сдаваться без боя. Неожиданно для себя Москва оказалась перед фактом присутствия в Приморье строптивого, непослушного губернатора. Наздратенко оказался политиком, способным идти на открытое противостояние с центром. Начала формироваться партия Приморья.

...Пока организм борется, он живет. Это же правило распространяется на организмы социальные. Приморский край начал бороться и, значит, ожил. Москва скоро осознала, что здесь ее воздействие начало наталкиваться на упругую невидимую стену сопротивления, что ее директивный стиль управления утрачивает здесь свою обязательность. Напору центра стала противостоять внутренняя организованность в регионе. Условно этой организованности можно дать название Партия Приморья. Что такое Партия Приморья? Естественно, это не политическая организация со своим генсеком, идейной платформой и ЦК. Партия Приморья - это группа единомышленников, занимающих ключевые посты в администрации городов и экономике края, объединенная одним интересом - отстаиванием интересов края перед центром. Из всего разнообразия политических партий в современной России здесь эта партия вне конкуренции, хоть и не имеет ни рабочего органа, ни четко оформленной структуры. С момента ее создания развернулась скрытая, а затем явная борьба за контроль над Приморьем. Борьба, которая и по сей день идет в крайне обостренной форме.

До последнего времени Наздратенко имел одно явное преимущество: его лагерь не был разобщен. За спиной губернатора стояли главы администраций ключевых для края городов - Владивостока и Находки, за его спиной была мощная промышленность и возможность регулировать проходящие через Приморье финансовые потоки. Более того, заинтересованность Ельцина в поддержке региональных лидеров во время президентской кампании вела к снятию противостояния. Время показало, что эти надежды перешли в ранг утраченных иллюзий.

Стратегия центра. Реакция Москвы на попытку Приморья проводить самостоятельную политику хорошо известна. Указы президента, ревизионные комиссии из Москвы, спланированная атака центральных средств массовой информации, выставлявшая Наздратенко в образе местного царька, самовольного и неподконтрольного, - все это было внешним оформлением, декором, цель которого - подготовить почву для установления полного контроля над Приморьем. Сроки мощного натиска на губернатора совпали с болезнью президента и началом работы Чубайса по установлению жесткой вертикали исполнительной власти. Пробным шаром стал Владивосток. После истории с Черепковым табло показало 1:0 в пользу центра.

Борьба идет за вполне конкретные вещи. Москву интересуют деньги. Выкачанные из одних регионов средства помогут как-то снять напряженность в других, помогут выиграть местные выборы и закрепить власть. Деньги в крае могут дать только Владивосток и Находка. И борьба за край оборачивается по сути борьбой за эти 2 города. Еще придет время оценить все последствия потери для Наздратенко города-резиденции, думается, не самые радужные для Приморья. Не надо быть особенно изощренным политологом, чтобы понять, чьей фигурой является нынешний мэр Черепков.

За кем останется Находка?

Центр выбрал наиболее простой и естественный путь: лишение губернатора финансовых рычагов влияния в крае. Для этого надо одно: вывести из-под контроля губернатора города, которые способны приносить реальный доход в краевой бюджет. Первая часть акции прошла вполне успешно для Москвы. У Наздратенко, впрочем, есть реальная возможность исправить положение: переместить движение капитала от Владивостока к Находке. Но для этого надо быть уверенным в том, что прежняя история не повторится. В том, что Находка имеет главу города, который до конца разделяет интересы губернатора, интересы края.

22 декабря в Находке выборы, за каждым из двух основных кандидатов стоят совершенно различные подходы к региональной политике.

Гнездилов. Можно уверенно назвать этого человека одной из первых фигур в Партии Приморья. Личная заинтересованность Гнездилова в союзе с Наздратенко достаточно очевидна. 9 лет управления городом показали, что без отстаивания интересов региона перед центром жители Находки, говоря вульгарным языком, попросту загнутся. Возьмем достаточно яркий и заметный в масштабах всей страны пример: демаркация границы, проект “Туманган”. Жесткая позиция Наздратенко по принципу “ни пяди родной земли” Китаю не сводится, понятно, к простой патриотической риторике. Наздратенко - жесткий прагматик, а Туманган - территория, которая после перехода к Китаю лишит Находку ее перспектив. Китай наверняка оттеснит Находку со всеми ее портами, свободной экономической зоной и будущей перспективой вообще. Фактически будет поставлен крест на проекте СЭЗ. Гнездилов уже по этой причине должен быть в одной упряжке с Наздратенко. Не случайно сразу после начала своей кампании Гнездилов объявил, что он и дальше собирается идти в одном русле с губернатором Приморья. Естественно, говорить о таких вопросах, как тарифы, налоги, обо всем, что в итоге перерастает в реальное тепло для домов, в свет, в пополнение городского бюджета, - только повторять сказанное уже много раз. Гнездилов готов опираться на нынешнего губернатора.

И Гнездилов, и Наздратенко - люди, прожившие здесь от рождения, пришедшие к власти от самых низов: Наздратенко из шахты, Гнездилов из слесарного цеха, сходные по своим убеждениям. В общем, люди из одного теста. На каждом - свое бремя ответственности, но оба прекрасно осознают важность принципа “один за всех и все за одного”. Проблемы, которые встали перед жителями - тарифы на электроэнергию и перевозки, налоги и перечисления средств, - не могут быть решены самостоятельно ни одним руководителем. Поэтому, как бы ни вертелся российский политический флюгер, Наздратенко и Гнездилов вместе. Поэтому московским политикам необходимо повторить владивостокский вариант - сместить через выборы в Находке прежнего мэра и поставить на его место свою нестроптивую кандидатуру.

Крецу. Небезызвестен жителям края благодаря своему регулярному появлению на местных телеэкранах и в радиоэфире, на страницах газет. В плане рекламной раскрутки - крупный специалист по созданию своего образа.

Связь Крецу с определенными структурами в центре, а конкретно с Чубайсом, прослеживается пунктирно, но при этом достаточно явно. Как заметил сам кандидат, он лично к главе администрации президента не вхож. “Чубайс - чиновник очень высокого ранга, и даже многие губернаторы мечтают попасть к нему в кабинет” (прозрачный намек на Наздратенко). Но между Крецу и Чубайсом может стоять ряд промежуточных звеньев (тот же Завадников, зампред комитета по ценным бумагам, выходец из Находки). Эти звенья играют роль передаточного механизма от заказчика к исполнителю. Для структур Чубайса продвижение Крецу имеет принципиальное значение: перед второй волной приватизации, перед новой распродажей собственности “с молотка” очень важно иметь в Находке человека, который даже в своей предвыборной программе выразил надежду на пополнение казны через приватизационные аукционы. Для этого Чубайсу нужен мэр по имени Крецу. Ведь в колоде российских городов Находку можно сравнить по меньшей мере с козырной десяткой.

Предвыборная кампания Крецу своей массированной пропагандой напоминает президентскую, да и методы ее проведения свидетельствуют о присутствии столичных специалистов. Расходуются огромные человеческие и материальные ресурсы. Кандидат агрессивно и напористо рвется к власти. Он весь на нервах - ставки очень серьезные. Крецу, похоже, чувствует себя в казино Судьбы, поставил на кон сумму, данную в долг. Проиграет и не вернет, могут и...

У Партии Приморья есть будущее

Хочется закончить оптимистично. Для Дальнего Востока еще далеко не все потеряно. Впереди выборы в Находке. Наконец, если раньше атаки на Приморье носили отработанный и слаженный характер, то теперь и в московских кругах наметился известный раскол. Размежевание по принципу финансисты (Чубайс) - отраслевики (Черномырдин) позволяет рассчитывать, что у Наздратенко сформируется своя опора в верхах. Недавние визиты во Владивосток двух первых вице-премьеров как бы подтверждают этот факт. Недаром Большаков признал, что губернатор не несет ответственности за плачевное состояние экономики в крае, забыв, правда, уточнить, кто эту ответственность в таком случае несет. Наконец, губернатор, обладающий поддержкой 70 процентов населения края, имеет определенный иммунитет во взаимоотношениях с Москвой. Дальневосточники умеют себя отстоять.

Автор : Юрий БАЛУШКИН, г. Находка

comments powered by Disqus
В этом номере:
У банка “Приморье” появятся новые акционеры

Банк “Приморье” зарегистрировал в Главном управлении Центрального банка России по Приморскому краю проспект четвертой эмиссии собственных акций, в результате размещения которой банк планирует увеличить свой уставный капитал с 9 до 19 миллиардов рублей. Об этом корреспонденту “В” сообщил пресс-секретарь банка Валерий Харитонов.

Зарплату бюджетникам планируется выдать за счет кредитов

Для финансирования защищенных статей бюджета, дефицит которого составляет почти 60 процентов, губернатор края обязал своим распоряжением финуправление администрации оформить кредиты на общую сумму 112 миллиардов рублей в коммерческих банках “Приморье” и “Альфа-банк”.

“Аскольд” сократил производство на треть

По итогам 1996 года объемы производства в АО “Аскольд” упадут как минимум на треть. Такой неутешительный вывод основан на том, что уже в течение нескольких месяцев здесь неуклонно происходит сокращение выпуска продукции.

Участникам бартерных операций велели паспорт показать

С прошлого месяца вступил в действие указ президента РФ “О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок”. Данный документ стал логичным продолжением целого комплекса мер по контролю за экспортно-импортными операциями.

Нить Александры

100 мальчишек и девчонок, учащихся художественной школы, поздравили свою добрую “бабушку-наставницу” Александру Балюцкую с 75-летием. Вообще-то школа учит в первую очередь рисовать, а вот Александра Александровна показывает ребятам секреты удивительно яркого, полного жизни украинского орнамента, создаваемого на полотне иглой и нитью.

Последние номера