Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Экономика, финансы

Надо ли дальше “разоружать” оборонный комплекс?

Оборонная отрасль края продолжает переживать глубокий кризис: с начала 1996-го по сравнению с прошлым годом, как следует из данных краевого комитета государственной статистики, каждое 2-е предприятие приморского ВПК сократило выпуск как военной, так и гражданской продукции. И хотя в общем объеме промышленного производства доля конверсионной продукции возросла и составляет сейчас более 57 процентов, все громче раздаются голоса: а стоило ли вообще затевать “разоружение” оборонной отрасли, еще недавно обладавшей самым высоким техническим и интеллектуальным потенциалом в промышленности Приморья? (Для сравнения: в соседнем Хабаровском крае тамошний ВПК производит сейчас лишь 8,7 процента гражданской продукции от общего объема, вся остальная - военного назначения).

Оборонная отрасль края продолжает переживать глубокий кризис: с начала 1996-го по сравнению с прошлым годом, как следует из данных краевого комитета государственной статистики, каждое 2-е предприятие приморского ВПК сократило выпуск как военной, так и гражданской продукции. И хотя в общем объеме промышленного производства доля конверсионной продукции возросла и составляет сейчас более 57 процентов, все громче раздаются голоса: а стоило ли вообще затевать “разоружение” оборонной отрасли, еще недавно обладавшей самым высоким техническим и интеллектуальным потенциалом в промышленности Приморья? (Для сравнения: в соседнем Хабаровском крае тамошний ВПК производит сейчас лишь 8,7 процента гражданской продукции от общего объема, вся остальная - военного назначения).

В самом деле, та же статистика свидетельствует прежде всего о катастрофическом финансовом положении, в котором находятся конверсионные предприятия. Сумма просроченной задолженности покупателей (то есть государства) за отгруженную им продукцию превысила уже сотни миллиардов рублей. В свою очередь, сами предприятия приморского ВПК задолжали поставщикам еще больше, чем должны им (в 1,5 раза).

Заработки сейчас у оборонщиков ниже, чем в среднем по промышленности края, хотя еще 4-5 лет назад было совсем наоборот. Более того, если за 9 месяцев этого года размер заработной платы достиг в среднем по оборонной отрасли 1 млн. 308 тыс. рублей, то на конверсионных предприятиях - 848 тысяч. А если учесть многомесячные задержки с выплатой зарплаты, то ее фактический размер на предприятиях оборонки составляет немногим более полумиллиона рублей.

Уже несколько лет работники оборонных предприятий стабильно пополняют ряды безработных в крае. В этом году были высвобождены 1300 человек, многие из которых являлись высококлассными специалистами. Лишь несколько десятков из этих “лишних” были трудоустроены на других производствах своих предприятий.

По многим видам продукции гражданского назначения, выпускаемой конверсионными предприятиями (вертолетам “Ми-34”, электрооборудованию, медицинской, сельскохозяйственной технике и пр.), произошел спад производства по отношению к 1995 году. В этом году удалось увеличить только объем ремонта гражданских судов (в 1,6 раза, прежде всего на “Дальзаводе”) и впервые, как уже сообщал “В”, спустить на воду 2 малотоннажных судна для рыболовного флота (судостроители - АО “Восточная верфь” и большекаменская “Звезда”). Это, в свою очередь, дало работу приборным заводам, которые смогли резко увеличить выполнение электромонтажных работ (в 20 раз).

Как уже сказано, весьма плачевное финансовое положение оборонной отрасли края вызвано даже не “обвальным” сокращением военного госзаказа как такового, а главным образом невыполнением государством своих обязательств по уже выполненному госзаказу. Отсюда отсутствие на предприятиях оборотных средств, неуплата ими налогов в федеральный и местные бюджеты и прочие “издержки” перевода оборонки на гражданские рельсы.

Без финансовой поддержки, прежде всего со стороны центра, отрасль по сути занимается самоедством. Если за 9 месяцев на осуществление конверсии на предприятиях ВПК из федерального бюджета в виде дотации было выделено 4 млрд. 97 млн. рублей и 588 млн. из фонда конверсии, то во всем остальном финансирование программ происходило за счет собственных средств (11 млрд. рублей, или 70,1 процента всех расходов на конверсию). В этом году, как, впрочем, и в прошлом, на цели конверсии предприятиям не удалось привлечь ни рубля сторонних средств, в том числе банковских кредитов. Это и понятно: кто даст деньги полубанкроту, если даже государство не является гарантом выполнения им же объявленных конверсионных программ, программы “Возрождение российского флота” в частности?

Тот минимальный успех, которого достигла наша оборонка в этом году в виде сдачи крупных полнокомплектных изделий гражданского назначения (как уже сказано, постройки двух рыбацких судов, что произошло впервые), никого не обольщает, прежде всего самих оборонщиков. Выполнение этих заказов далось большой кровью и не вызвало особой радости в коллективах. Когда в октябре на той же “Восточной верфи” состоялась передача рыболовно-креветочного сейнера колхозу “Тихий океан”, последняя выплата зарплаты судостроителям была еще в феврале. К тому же перспектива получения новых заказов от рыбаков просматривается с трудом.

Сейчас понятно даже неспециалистам, что конверсия военных производств как составная часть структурной перестройки всей промышленности края попросту не идет, буксует. Не получая поддержки сверху, равно как и на местном уровне (вновь созданная в администрации края структура, куратором которой назначен первый вице-губернатор К. Толстошеин, видимо, призвана восполнить этот вакуум), оборонная отрасль Приморья давно уже попала в глубокий цейтнот, еще год такой “конверсии” - и от предприятий ничего не останется...

С другой стороны, трезвый взгляд на конверсию убеждает, что она необходима. Стране, и в частности Тихоокеанскому флоту, количество боевых единиц которого сократилось к настоящему времени более чем наполовину, уже не нужно столько вооружений. Выход в этой ситуации известен: за счет экспорта конкурентоспособной на мировом рынке вооружений продукции, а таковая имеется в “запасниках” приморского ВПК (боевой вертолет “Ка-50” - знаменитую “Черную акулу” арсеньевского “Прогресса” посчитала бы за благо иметь в составе своих ВВС армия любой страны мира), прямо финансировать создание новых, наиболее перспективных гражданских производств.

Словом, экспорт в большей степени, чем все остальное, должен спасти приморскую оборонку. В этом плане есть обнадеживающие известия. Авиакомпания “Прогресс” сумела-таки буквально выбить лицензию на право экспорта своей продукции. В начале 1997 года открывает свое представительство в Приморье государственная компания “Росвооружение”. В это же время открывает филиал во Владивостоке один из крупнейших национальных банков -”Авиабанк”, который намерен заняться расчетно-кассовым обслуживанием преимущественно предприятий ВПК региона. Многого стоят также последние заявления руководства ГК “Росвооружение” о том, что через 4-5 лет по экспорту вооружений Россия догонит и перегонит Соединенные Штаты (к хрущевским “кукурузным” амбициям эти заявления, видимо, отношения не имеют...). У приморской оборонки здесь есть тот шанс, что даже чисто географически мы наиболее близки к весьма перспективному рынку вооружений Юго-Восточной Азии.

Поэтому не пора ли от гибельного “разоружения” оборонного комплекса края переходить к его перевооружению в буквальном смысле слова?..

Автор : Виктор МИХАЙЛОВ, “Владивосток”

В этом номере:
Надо ли дальше “разоружать” оборонный комплекс?

Оборонная отрасль края продолжает переживать глубокий кризис: с начала 1996-го по сравнению с прошлым годом, как следует из данных краевого комитета государственной статистики, каждое 2-е предприятие приморского ВПК сократило выпуск как военной, так и гражданской продукции. И хотя в общем объеме промышленного производства доля конверсионной продукции возросла и составляет сейчас более 57 процентов, все громче раздаются голоса: а стоило ли вообще затевать “разоружение” оборонной отрасли, еще недавно обладавшей самым высоким техническим и интеллектуальным потенциалом в промышленности Приморья? (Для сравнения: в соседнем Хабаровском крае тамошний ВПК производит сейчас лишь 8,7 процента гражданской продукции от общего объема, вся остальная - военного назначения).

Победителям тендера в СЭЗ “Находка” вручены сертификаты

Первый вице-губернатор края Константин Толстошеин вручил сертификаты на строительство электростанции в свободной экономической зоне “Находка” представителям немецкой фирмы “Еврокапитал групп” Михаэлю Фенскэ и японской компании “Сумитомо корпорейшн” Тоидзи Моэда.

Госпакеты акций предприятий Приморья пока остаются в Москве

Передача Приморскому краю находящихся в федеральной собственности госпакетов акций местных предприятий вновь откладывается. На этот раз - на неопределенный срок.

Прекращена добыча угля на “Приморской”

Решением руководства АО “Приморскуголь” прекращена добыча угля на шахте “Приморская” в городе Артеме. Данная мера вызвана многомиллиардными убытками, которые терпит предприятие в связи с крайне низкой рентабельностью добычи угля на этой шахте, основные запасы на которой уже выработаны.

Давайте скинемся на дорогу...

На Луговой начались работы по расширению дороги. Напомним, АО “Строитель” намерено увеличить проезжую часть от кольца на Луговой до поворота на Чуркин в 2 раза. Тогда на основной городской магистрали добавится еще 4 полосы движения и Луговая перестанет быть местом постоянных пробок.

Последние номера