Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

И высохнут культурные реки? И станут невосполнимы утраты...

Бастуют энергетики, врачи, учителя. К их протестам добавляется слабый пока голос работников культуры - до сих пор не слишком принимаемый в расчет: культура - роскошь, без тепла и хлеба не прожить, без театра, галереи, библиотеки, симфонического оркестра - можно. Продолжение такой политики ведет к оскудению не деньгами - разумом. А это уже грозит нации деградацией. Об этом в беседе с корреспондентом "В" говорила директор краевой публичной библиотеки им. А.М. Горького Алла Привалова

Бастуют энергетики, врачи, учителя. К их протестам добавляется слабый пока голос работников культуры - до сих пор не слишком принимаемый в расчет: культура - роскошь, без тепла и хлеба не прожить, без театра, галереи, библиотеки, симфонического оркестра - можно.

Продолжение такой политики ведет к оскудению не деньгами - разумом. А это уже грозит нации деградацией. Об этом в беседе с корреспондентом "В" говорила директор краевой публичной библиотеки им. А.М. Горького Алла Привалова.

- Алла Геннадьевна, недавно я с трудом попала в вашу (или нашу?) библиотеку в субботу - многочасовая очередь в раздевалку, к кафедрам выдачи литературы, нужного мне журнала не оказалось - перестали подписывать 3 года назад. Потом - едва нашла место, где присесть. Это было бы радостно (люди вновь потянулись к чтению), если бы не было так грустно.

- Да, вопреки всему мы еще не отучились читать. К нам идут студенты, научные работники, специалисты, самые разные люди. Ежедневно - около тысячи человек. Это и объяснимо: издается масса интересной, новой литературы, люди не могут позволить себе богатую подписку газет и журналов дома - читать периодику идут к нам. А мы за 10 месяцев этого года на пополнение своих книжных фондов потратили лишь 48 млн. рублей, да и то частично за счет платных услуг, тогда как наша месячная потребность на комплектование - 60 млн. А это значит, что та литература, которая издана в России, до нашей библиотеки не дошла. Сейчас тиражи небольшие, книги не залеживаются, и если мы вовремя не оплатили тот обязательный экземпляр, который краевая библиотека получает из всероссийской книжной палаты, значит, это издание никогда уже к нам не попадет и наши читатели никогда уже не смогут взять его в руки.

А это, заметьте, тысячи книг, нередко великолепные издания, серьезные авторы или авторские коллективы (в соответствии со статусом научной библиотеки мы стараемся брать больше научной, технической, познавательной литературы), хорошая полиграфия.

В 1996 году библиотека выписывала около 700 наименований периодических изданий, то есть у нас было многое из того, что могли запросить читатели. С финансированием подписки на 1997 год вопрос до сих пор не решен.

Такой ситуации, как сейчас, краевая библиотека не переживала за все годы своей истории. Даже во время войны какие-то деньги поступали.

- Теперь, выходит, в комплектовании будет полнейший пробел? И мы все навсегда останемся без книг, издающихся в эти годы?

- Выходит. А ведь "горьковка" - крупнейшая региональная библиотека Дальнего Востока. Во Владивостоке за последние годы закрылось более 100 профсоюзных и специальных библиотек и в то же время открылось немало новых учебных заведений. И всю нагрузку по обслуживанию студентов взяла на себя наша библиотека.

- Скажите, а в каком состоянии книжные фонды - они сильно обветшали?

- Силами сотрудников могли бы быть в удовлетворительном, то, что возможно, подклеиваем, переплетаем. Но то, как читатели зачастую относятся к изданиям, можно назвать только варварством: вырезают бритвой, выдирают страницы и целые разделы, особенно первокурсники и юристы, - "после нас хоть потоп". Очевидно, это уже и есть поросль, взращенная в среде деградирующей культуры. Ловим за руку - не признаются. Библиотекари просто нервный срыв испытывают - они-то воспитаны по-другому, к книге относятся трепетно. Тут же, в читальном зале, посетители трапезничают, громко общаются, на замечания сотрудников неприкрыто хамят. Библиотекари не выдерживают, увольняются. Конечно, еще и потому, что мизерная зарплата. В ноябре нам выплатили ее за июль. Только кого нынче этим удивишь? Скажу одно: с кадрами у нас стало очень плохо, профессионалы из культуры уходят, уходят в палаточный бизнес и куда угодно.

- Помню времена, когда числа сотрудников хватало на работу в несколько смен, и окна библиотеки светились до 10 вечера...

- Теперь мы вынуждены работать до 19 часов и принять непопулярное решение - не обслуживать по выходным студентов 1-2-го курсов.

- Алла Геннадьевна, а вы пытались искать меценатов, чтобы хоть как-то пополнять книжный фонд?

- Множество раз. Только нынче никто не дает ни рубля.

- Скажите, и что коллектив намерен предпринять?

- Мы уже и в акциях протеста участвовали, и выступали, и писали обращение к губернатору. Пока все остается по-прежнему. В коллективе уже зреет мнение: кому нужно правительство, которое не может обеспечить бюджетникам зарплату и довело экономику и культуру до развала? О душе человеческой, похоже, теперь думают только церковь, библиотеки да театры.

Особенно печален контраст между нашим уровнем библиотечного дела и тем, что делается в мире. Мне посчастливилось недавно побывать на конференции Американской библиотечной ассоциации в Нью-Йорке: великолепные бесплатные публичные библиотеки, богатейшие фонды, все, что издается в мире, - в электронной памяти компьютерных сетей. Они там обсуждали проблемы, о которых нам и говорить-то как-то неловко: например об организации виртуальных библиотек в воинских частях или о библиотечном обслуживании сексуальных меньшинств.

Кстати, иностранцы больше всего нам и помогают: американское консульство передало в дар нам богатую (1500 экз.) библиотеку книг на английском языке. Германия прислала 3500 экз. книг и аудиоматериалов, что позволило создать немецкий читальный зал, оснастив его техническими средствами. Библиотека ведет международный книгообмен с японскими префектурами Тоттори и Тояма.

Увы, нам приходят совсем уж грустные мысли в голову: в статье члена-корреспондента Российской академии образования Александра Абрамова, опубликованной в "Учительской газете", задается вопрос, просуществует ли культура в России до 2005 года. Автор предвидит возможный сценарий развития событий: "Великие культуры не исчезают бесследно, а следовательно, оазисы русской культуры будут сохраняться и в будущем. ...Русская культура будет сохраняться в иных формах - в "музеях под открытым небом", в виде немногочисленных "обществ любителей русской старины" или кружков по изучению русского языка, функционирующих в странах проживания русской диаспоры..."

Кажется, такой сценарий действительно возможен.

Но хотелось бы верить, что культура не погибнет. Состоит это слово из двух частей: "культ" - почитание и "ур" - свет. Это значит, что культура есть почитание света, утверждение светоносного начала в душах людей. На вопрос: "В какой стране предпочитаете жить?" - великий русский художник и мыслитель Н. К. Рерих отвечал: "Конечно, в стране культуры".

От редакции. Так что останется в библиотеке от наших времен? Неужто сплошные пробелы в каталогах? Где будут учиться и постигать интеллектуальные глубины наши дети - школьники, студенты и мы - специалисты, молодые и не очень. Десятки, сотни отказов на библиотечные заявки - чем обернутся они уже совсем скоро?

Так, может, помочь нашей краевой библиотеке кто чем может? Оптовики-книжники, фирмы, которые могут позволить себе быть меценатом и дарить книги, просто люди, имеющие возможность купить не один, а два экземпляра книги и один принести в дар библиотеке? Конечно, ценность имеют новые издания, не отслужившие свой срок, не устаревшие морально - особенно это касается деловой, специальной, научной литературы.

Надоело. Надоело печалиться и просить - просить то, что государство должно и так отдавать. Но раз выхода другого нет - пожалуйста, подарите будущему Книгу.

Автор : Марина ИВЛЕВА, "Владивосток"

В этом номере:
Долги бюджетникам по зарплате обещают погасить в этом году

В крае сложилась напряженная обстановка с выплатой зарплаты работникам бюджетной сферы, особенно учителям и медикам. Сумма этой задолженности составила на 21 ноября 409,4 млрд. рублей. О том, что привело к накоплению такого большого долга и что предпринято для устранения ситуации, по просьбе пресс-департамента информирует начальник финансового управления администрации края Надежда Австерова:

Договор цессии дороже денег?

Пенсионерка Маргарита Иншина, вкладывая свои сбережения в "Российско-Тихоокеанский банк", не могла предполагать, что его дела пойдут из рук вон плохо и "РТБ" не сможет вернуть ей деньги. Но когда она в очередной раз пришла в банк, чтобы поинтересоваться судьбой своего вклада, ее встретил 31-летний предприниматель Павел Маракулин и предложил заключить договор цессии (так по-другому называется переуступка прав требования долга), вступив в возглавляемую им общественную организацию "Комитет защиты вкладчиков".

До открытия филиалов в Корее приморским банкам надо дорасти

Открытие филиалов крупнейших банков Приморья в Южной Корее, о котором было заявлено губернатором Евгением Наздратенко во время презентации Приморского края в Сеуле, сдерживается особенностями корейского банковского законодательства. По законам этой страны филиалы в ней могут открывать только банки, входящие в список 500 крупнейших кредитно-финансовых учреждений мира.

Фонд поддержки малого бизнеса ищет партнеров в Приморье

5 приморских кредитно-финансовых учреждений рассматриваются Европейским банком реконструкции и развития в качестве наиболее вероятных участников программы кредитования предприятий малого и среднего бизнеса, финансируемой ЕБРР. Об этом сообщил корреспонденту "В" представитель Российского фонда поддержки малого бизнеса, учрежденного ЕБРР, Андреас Франке (Andreas Francke).

Евгений Наздратенко готов отвечать за свои слова

Лидер партии "Демократический выбор России" Егор Гайдар не явился 10 декабря в Пресненский народный суд г. Москвы на заседание по иску к губернатору Приморского края Евгению Наздратенко о защите своих чести и достоинства.

Последние номера