Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Обратная связь

Слово предоставляется…

Обзор писем наших читателей: реакция, дискуссии, юмор

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…», – прав был поэт. В редакцию «В» регулярно приходит корреспонденция. Читатели выступают с реакцией на наши материалы, делятся мыслями, предложениями, жалуются на несовершенство жизни, культуры и быта, недостатки общества и так далее.

Каждое из писем – это нерв времени, запечатленный на бумаге и запечатанный в конверт. Исторический документ, как правило, за подписью автора. И сегодня мы представляем краткий обзор некоторых посланий.

Несмешные комедии

«Прочла заметку «Не время для комедий» (речь в ней шла о неудачном ремейке «Кавказской пленницы. – Прим. авт.), – пишет Тамара Николаевна из Владивостока. – Согласна с каждой фразой. Сама часто думала: для чего и кого выпускаются эти ремейки? Неужели создатели думают, что они могут в своих комедиях приблизиться к несравненному Гайдаю? Их комедии неостроумны, много пошлости, грубости, искусственности, они несмешные».

Мы, в свою очередь, согласны с каждой вашей фразой. Действительно, наша киноиндустрия пока еще не выпустила в свет ни одной удачной комедии. Кроме того, опошлила те, которые все любят и ценят: «Служебный роман», «Джентльмены удачи», «Ирония судьбы». Теперь вот добрались до гайдаевских лент. Не дай бог начнут переснимать фильмы Тарковского, Роу, Калатозова. Уберут из них всю атмосферу, напичкают модными словечками, офисным арго, неуместными пошлыми шутками. В итоге получим развлечения уровня Средневековья, когда в цене были продукты компрачикосов – искусственно созданные уродцы вроде Гуимплена, выставляемые на потеху публики, на удовлетворение низменных инстинктов зрителя.

«Люблю страничку «Отдохни», – пишет Тамара Николаевна дальше, – я люблю посмеяться. Да и кто не любит юмор?»

Читательница поделилась с нами несколькими своими забавными наблюдениями:

«Садимся на даче в автобус. На лавочке остается красивый букет гладиолусов. Женщина в автобусе: «Недотепы, кто букет оставил? Чей букет?! Ой, это же мой букет!» Смеялся весь автобус».

А вот из рубрики «говорят дети»:

«Когда мои дочки-двойняшки были маленькими, мы гостили у родителей в Ленинграде, – рассказывает Тамара Николаевна. – Едем в трамвае с прогулки по городу. На остановке «Лесотехническая академия» в вагон входят два негра-студента. Дети никогда не видели так близко темнокожих людей, не могли отвести от них глаз. Дома перед сном отправляю их умываться, а они почему-то очень не любят эту процедуру. Прохожу мимо открытой двери ванной и слышу такой разговор. Аня: «Хорошо неграм живется, умываться не надо». Лена: «Конечно, грязи ведь не видно».

Всех чиновников – за ВКАД

Бывают письма с конкретными предложениями, как нам благоустроить не только географическое пространство, но и топонимическое. Иногда хочется вступить с читателем в полемику.

Например, Виктор Конев, подполковник в отставке, сообщил нам, что обратился с письмом к губернатору Приморского края. И вот с какой идеей.

«Милостивые судари мои! В нашей стране, окруженной морями, любой край у моря может называться Приморским, а вот Уссурийский край – на весь свет один, – отмечает автор. – Может, вернем нашему краю историческое и вполне ему соответствующее название – Уссурийский? Сразу возникает извечный русский вопрос: где взять средства для такой кампании? Ну нашли же средства для переименования Камчатки, Перми и др. А чем мы хуже?»

Однако нам хочется заметить: разве изменение топонимики субъектов, которые он привел в пример, не было вызвано объективными причинами? Камчатский край был образован в 2007 году в результате объединения Камчатской области и Корякского автономного округа. Создание Пермского края стало результатом слияния Пермской области с Коми-Пермяцким автономным округом в 2005 году. У нас же территориальная стабильность. Учитывая, сколько средств понадобится для юридического и технического сопровождения подобного проекта (при дефицитном-то бюджете), идея эта, как кажется, может подождать. А дополнительные средства лучше пустить в экономическую, социальную, культурную сферы.

Но на этом идеи автора не заканчиваются.

«Владивосток надо разгружать от обилия учреждений и их порождений – автомобильного скопища, – замечает Виктор Конев и тут же предлагает, как решить эту задачу. – Со временем центр края надо переместить в Уссурийск со всеми вытекающими. Почему Уссурийск? Равнинное положение города дает разного рода перспективы: и дорожные, и уличные, и жилищные, и учрежденческие».

Вопрос о финансировании сего проекта автор решает в свойственном ему ключе:

«Опять вопрос: где деньги? Ужель Россия беднее Казахстана, сумевшего переместить столицу целого государства, а не всего лишь края?»

Вопрос этот – повод для всестороннего обсуждения. В условиях нехватки средств все действия должны быть все-таки заточены на то, как развить территорию, а не как бы что переименовать или куда бы что перенести. Но сама по себе идея, конечно, интересная. Правда в том, что ко всему этому можно детально обратиться во времена благоденствия, когда все серьезные проблемы в крае будут решены и появится время заняться мечтами.

О Сталине, Хрущеве и эпохе

Сколько писем поступило в качестве реакции на статью «Монумент раздора» (ставить или не ставить памятник Сталину во Владивостоке) – трудно сосчитать. Каждый день в редакцию приносили пачку ваших посланий, содержащих то резкую, иногда гневную критику идеи, то, наоборот, восхищение ею. Мы не ожидали такого резонанса, честно. С одной стороны, приятно, что нашими материалами интересуются, с нами полемизируют. С другой, иногда это принимало форму озлобленных обвинений. Противники памятника называли нас «приспешниками Сатаны». Защитники – «адептами Чубайса». Даже не знаешь, что тут страшнее.

Сразу оговоримся, что корреспонденты вне зависимости от человеческих качеств и политических убеждений всегда остаются бесстрастными к информации. И комментарии, которые были даны в статье, взяты без указки вышеназванных персон и какой-либо задней мысли. Мы лишь заявили, что есть такая идея, и спросили мнение экспертов. Нам показалось это интересным. Как минимум – стоящим внимания. В результате получился чуть ли не самый громкий материал года. Значит, не зря старались.

Вот два письма, которые бы хотелось упомянуть, с полярными точками зрения, но их авторы понимают, что значит газета. Они никого не обвиняют, они делятся своим мнением.

«В газете «Владивосток» идет полемика, поставить памятник Сталину или нет, – пишет нам Владимир Проконич из Владивостока. – Разные мнения. Те люди, которые прожили со Сталиным, зачастую говорят: поставить. А против в основном молодежь. Что она знает о Сталине? То, что о нем написали в книгах и мемуарах, что во всем виноват Сталин?

Я прожил со Сталиным 20 лет. Мне 81 год. И я за то, чтобы поставить ему памятник».

Приводит он слова и самого генералиссимуса: «Я знаю, что, когда меня не станет, на мою голову выльют не один ушат грязи, на мою могилу нанесут кучу мусора. Но я уверен, что ветер истории все это развеет».

Также автор утверждает, что «непозволительно пытаться взвалить всю вину за внезапность нападения фашистской Германии только на Сталина. В бесконечном сетовании наших военачальников на «внезапность» просматривается попытка снять с себя всю ответственность за промахи в боевой подготовке войск, в управлении ими в первый период войны».

«Один из наиболее объективных ученых-историков, профессор, доктор исторических наук Юрий Жуков документально установил, что именно Хрущев письменно проявил особую кровожадность, настаивал на расстреле и выселении бывших кулаков и уголовников, – пишет Владимир Проконич. – В это время он возглавлял парторганизацию Украины. Это именно ему, Хрущеву, Сталин послал записку сверхсекретного содержания: «Уймись, дурак»…»

«Установку памятника Сталину считаю в данный момент просто неразумной, – озвучивает другую точку зрения наш читатель Леонид Проневич, судовой электромеханик. – В наше время это приведет только к усилению разброда в обществе. События сегодняшнего дня не находят единой оценки, что уж говорить о такой сложной эпохе и не менее сложной личности».

Дом, определивший судьбу

Акции «В», как уже не раз доказывала жизнь, имеют долгое эхо. Казалось бы, уже и публикации все вышли, и время прошло – и вдруг приходит письмо, начинающееся словами: «Случайно прочитал в одном из номеров «В» этот текст и не могу не написать вам…».

Вот и снова прилетело в редакцию письмо от Сании Кудрявцевой из поселка Приморского Хасанского района. Перебирая подшивки «В», нашла она одно письмо, что было опубликовано в рамках акции «Мой личный Владивосток». И многое вспомнила…

«Улица 1 Мая – ныне улица Петра Великого, – пишет Сания Ибрагимовна, – это же мое детство, мои отрочество и юность!

Наша семья – мама, отец и трое детей – жила на улице 1 Мая, прямо в кинотеатре «Арс» (потом он назывался «Приморье», а ныне там расположен театр кукол). Причем каморка наша была прямо за экраном. Если мы выходили в сад у кинотеатра, то видели угол дома, где когда-то жил Владимир Арсеньев. Рядом стоял дом, в котором располагался и располагается президиум ДВО РАН (в то время – Сибирского филиала академии наук). Там же были квартиры для ученых и их семей. Помню, мы дразнили их «академиками».

После войны наша семья выехала из каморки за экраном и поселилась в полуподвальном помещении в доме № 4 на той же улице – это был дом Приморского отделения Русского географического общества. Его строили пленные японцы.

Мы были «детьми подземелья». Под полом нашей комнаты находился глубокий колодец. Летом, во время ливней, он переполнялся и мы частенько ходили по квартире по колено в воде. Но в детстве такие тяготы быта переносятся как-то легче. У нас были свои мелкие радости. Если дети-«академики» стояли в очередях за билетами в кино в «Приморье» и «Комсомолец», то мы могли смотреть фильмы бесплатно хоть каждый день – ведь моя мама работала дворником в этих кинотеатрах. Дом Русского географического общества сыграл огромную роль в нашей судьбе. На первом этаже там располагалась огромная научная библиотека, в зале проходили симпозиумы, конференции, выставки. Помню, периодически проходили выставки цветов, и я была от них в восторге. Когда выставка заканчивалась, мы с подружками пробирались в зал, набирали охапки цветов и на улице раздавали их прохожим. Радость была взаимной и огромной.

В будние дни по вечерам в зале крутили научно-популярные фильмы. А как было приятно встречаться в коридорах здания с видными учеными, капитанами дальнего плавания – членами Русского географического общества. Чего только стоило знакомство с Анной Щетининой! Помню, вернувшись как-то из поездки в Японию, Анна Ивановна всем, кто жил и работал в этом здании, подарила сувениры. Моей маме достались теплые японские варежки.

Эта среда обитания, уверена, и оказала влияние на то, какие профессии мы выбрали в жизни. Мой брат работал лаборантом на знаменитом «Алеуте», сестра стала геологом, я также выбрала делом жизни геологоразведку…»

Пишите нам, уважаемые читатели. Пишите больше, чаще. Мы на связи, ждем предложений, тем, критики и, быть может, немного теплых слов.

Автор : Сергей ПЕТРАЧКОВ, Любовь БЕРЧАНСКАЯ​

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ура, у нас каникулы!
Ура, у нас каникулы!

​Новогодние и рождественские гулянья во Владивостоке продолжаются

Блудных тигров тянет на родину
Блудных тигров тянет на родину

Таежные кошки ходят, куда хотят, и предпочитают козье мясо, невзирая на то, что символ года может и обидеться

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 1 по 9 января 1945 года

Подводный щит хранит Россию уже 110 лет

​Моряки-тихоокеанцы и ветераны-подводники отметили уникальный юбилей – 110-ю годовщину образования подводных сил Тихоокеанского флота, первых в России.

В Приморье появится комплекс космической обороны

Новый радиотехнический комплекс контроля космического пространства будет построен и запущен в эксплуатацию в Приморском крае в этом году. Он станет передовым рубежом обороны и защиты от возможной угрозы с околоземной орбиты на востоке России.

Последние номера
газета
газета
газета
газета