Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Образ жизни

​Украсть и не попасться

Они считают себя борцами с нечестной торговлей, продавцы называют их просто крысами. Кто же они на самом деле?

Некоторое время назад русскоязычный Интернет взбудоражил манифест шоплифтеров. А проще говоря – магазинных воров. Они подогнали под свою преступную деятельность идеологическое обоснование.

«Вы думаете, – говорилось в манифесте, – что весь мир должен покупать продукты только потому, что у вас есть охрана? Нет. На самом деле вы слабые, вы даже не смотрите в собственные камеры. Через несколько лет у каждого из нас будут броники и глушилки. Тогда мир изменится. Вы давно отошли от заветов вашего уголовного кодекса. Вы позволяете вашим кассирам продавать просроченные товары. Вы позволяете вашим охранникам бездельничать и спать на рабочем месте. Вы устраиваете бессмысленные акции в ваших магазинах, разоряющие покупателей. Рано или поздно мы победим вас, как вы когда-то победили розничную торговлю. Бедные и голодные всегда побеждают сытых и богатых. Если у голодных есть мозг, то у охраны его нет. Мы воруем за нашу веру, а вы просиживаете вашу жизнь за мониторами камер, не обращая на нас внимания. Вы с законниками придумывали правила, думая, что мы станем вашими дойными коровами. Но мы не коровы, теперь у нас есть важные навыки. И мы готовы разорять. Мы вас победим!»

Шоплифтинг – явление для России достаточно новое, но стремительно набирающее обороты. Сотни интернет-форумов, десятки групп и сообществ, тысячи участников, ежедневно обирающих магазины и хвастающих этим в соцсетях. Как сообщается на странице самого большого шоплифт-сообщества, за полгода они нанесли ущерб более чем на 15 миллионов рублей.

В одной из соцсетей я узнал, что шоплифтинг существует и во Владивостоке. А потом на анонимном имиджборде нашел человека, который вышел на контакт с командой местных шоплифтеров и выразил готовность рассказать об этом явлении широкой публике.

Итак, рассказывает «аноним 234757».

«Тоже мне романтики»

…Встреча произошла в одном из торговых центров ближе к концу рабочего дня, когда количество посетителей максимально. Я вошел, встал у кофейной точки и начал озираться в поисках команды воров. Мне казалось, что они должны быть чем-то приметны. Но нет. Вокруг меня были обычные посетители, я не увидел ни одного, хоть чем-то напоминающего грабителя.

Потом появился лидер команды Илья – прилично одетый молодой человек с сумкой на плече. Мы познакомились и поднялись на последний этаж, где нас ждала команда. По пути Илья объяснял мне азы.

– Корни шоплифтинга – на западе, там он возник в 1940-х с появлением гипермаркетов. А в России первые команды появились в 2000-х. Сначала воровали ради выгоды, сейчас тянут все подряд, полюбили процесс, тоже мне романтики! – усмехнулся Илья.

Он показался мне умным парнем. Что, собственно, и повлекло мой вопрос:

– Зачем тебе проблемы с законом?

Илья был краток:

– Протест. Романтика. Выгода.

– А если схватят? Не страшно?

– Главное, не жадничать – и все будет путем. Как у нас говорят, дурная голова – билет в тюрьму. Мы не воруем, а освобождаем. Мы же не от голода пошли на это, у нас спортивный интерес. Ты, главное, не волнуйся. Формально закон на твоей стороне.

– Да ну! – воскликнул я.

– По закону, – продолжал вещать Илья, – если ворота не пищат и камеры не показывают, что ты стянул вещь, ты имеешь полное право не демонстрировать охране содержимое своей сумки. Есть еще закон «тысячи рублей». Это сумма, которую покупатель может «забыть оплатить».

– А как ты объяснишь, почему вещь, которую ты забыл оплатить, лежит на дне твоей сумки?

– Дело в том, что на территории торговой площади выбранный, но еще не оплаченный товар покупатель может транспортировать как угодно – хоть в сумке, хоть в руках.

– То есть вот так просто: берешь и воруешь?

Илья хитро прищурился:

– А кто тебе сказал, что просто?

Воровское шоу

За столиком в кафе на пятом этаже нас ждала компания парней и девушек. Илья представил меня команде. Они оживленно обсуждали, кто что сегодня должен украсть. Затем подошла девушка, положила на стол бумажку и удалилась.

– Заказчик, – объяснил Илья. – Их много. Заказывают в основном шмотки: платья, куртки, аксессуары. Просто платят за них полцены – это дешевле, чем покупать.

В течение пяти минут подошло еще несколько заказчиков. Один из них, мужчина лет 35, пообещал заплатить полную стоимость похищенных товаров, если ему позволят посмотреть «шоу». Ему позволили. Из разговора с ним я узнал, что он уже не в первый раз участвует в шоплифт-акциях: ему доставляет удовольствие наблюдать за действиями воров.

Допив кофе, мы спустились в сетевой магазин одежды и встали у входа. Как оказалось, команда действует по четкому сценарию. Первым в магазин вошел самый молодой, 15-летний школьник, с большим рюкзаком за плечами. Он недолго постоял у стенда с очками, затем купил рубашку, вышел, прошел мимо нас и уплыл на эскалаторе вниз.

– Он торпеда, – пояснил Илья. – В его рюкзаке ниодимовый магнит – такой же, как на кассе, чтобы пищалки снимать. У каждого из нас такой же, надо было проверить, заорут ворота или нет.

– А если заорут? И магнит найдут в сумке? Сразу поймут, зачем он сюда пришел, – приставал я с вопросами.

Илья раскрыл свою сумку и достал маленькую коробку с надписью «Занимательная физика»:

– В любом детском магазине продаются наборы для юного физика. Вот в коробке из-под такого набора и лежит магнит. В случае если ворота запищат, показываешь эту коробку и кладешь рюкзак в камеру хранения. Подозрений не возникнет.

Мальчишка-торпеда прислал СМС: он «освободил» очки, кофту и бейсболку на общую сумму 1200 рублей и теперь ждал всех в парке неподалеку.

Следом пошли парень с девушкой в обнимку. Они прошли по отделам, купили несколько футболок и вышли на улицу. На телефон Илье пришла СМС: «Два платья, футболка, бижутерия, 6000».

Остальные шоплифтеры вдруг покинули торговый центр. Мы остались вдвоем с Ильей. На вопрос, почему они ушли, Илья пожал плечами: никто из команды объяснять свои действия не обязан.

Страшно, аж жуть

Мы с Ильей вошли в магазин. Я пересекся взглядом с заказчиком: он ходил по торговому залу и внимательно наблюдал за нами. Илья направился к отделу с джинсами, я пошел за ним.

Набрав одежды, он двинулся в примерочную. Я с перепугу схватил первый попавшийся свитер и занял соседнюю кабинку. Примерив свитер, потрогал магнит. Черный, круглый, тяжелый. Даже если снимешь, куда его прятать?

Надев куртку, я вернулся в торговый зал. Илья вышел из кабинки, повесил на место джинсы и направился к кассе.

Я снял с вешалки штаны, которые мерил Илья, и зашел в примерочную. Карманы были битком набиты магнитами! Повесив джинсы на крючок в кабинке, я снова вышел в зал. Ничего тревожного не заметил: лениво зевал у входа охранник, продавцы-консультанты были погружены в свои смартфоны.

Двинулся к выходу. Охранник даже не обратил на меня внимания. И тут рамки на выходе противно заверещали.

Я застыл. Охранник из ленивого тюленя преобразился в гончую, кинулся ко мне и опустил тяжелую, словно свинцовую, руку на мое плечо. Я остановился.

– Расстегните рюкзак, – голос был просто ледяным.

Вместо рюкзака я расстегнул куртку и, сглотнув комок, сказал:

– Извините, я, кажется, забыл оплатить покупку.

Я улыбнулся охраннику, сгорая в душе от стыда. В погоне за шоплифтерами я чуть не превратился в преступника.

Охранник жестом показал на кассу, я послушно пошел туда, на ходу сняв куртку и свитер, отстоял очередь на ватных ногах, оплатил свитер и рванул прочь.

Добравшись до парка рядом с торговым центром, нашел там всю команду. Как выяснилось, те шоплифтеры, которые ушли из магазина, «освобождали» продукты и алкоголь в соседнем супермаркете. Я рассказал им о случае со свитером. Все радостно ржали…

Испанский стыд

Мой вопрос развеселил их еще больше:

– Неужели магазины не могут обезопасить себя от шоплифтеров?

Илья был снисходителен. Он достал из сумки ниодимовый магнит и какой-то прибор, похожий на фонарик.

– Вот, смотри, чем вооружен лифтер, – Илья взял в руки фонарик. – Это джаммер. Вырубает рамки в продуктовых магазинах, иногда срабатывает на канцелярку. А тут все серьезнее, – он показал на сумку. – Радиоткань для техники, одежды – глушит сигнал. Это броник. Ну и магнит. Все это против камер, рамок, охраны.

Поймать же лифтера не так сложно. Во-первых, если из твоего магазина пропадает слишком много товаров, это сигнал, что нужно уволить тюленя, который не следит за торговым залом, и нанять более ретивого охранника.

Во-вторых, есть места, где лифтеры не могут ничего «освободить». В городе есть канцелярский магазин, где работает, на первый взгляд, обычная девочка-продавец. На самом деле она лихо присматривает за покупателями, сколько бы их в зале ни находилось. Ни разу не слышал, чтобы в ее смену что-то украли.

В-третьих, идейный лифтер не крадет в небольших магазинах.

Ну и последнее – техника. Если ты сэкономил на охранных системах, готовься, что товар из твоего магазина будет добычей шоплифтеров.

Команда тем временем подвела итоги: вынесли вещей (включая продукты из супермаркета) почти на 14 тысяч рублей. Подходили заказчики, забирали свои «покупки». Потом все разошлись, остались мы с Ильей. Он рассказывал о забавных, по его мнению, случаях из своей шоплифт-карьеры. А меня мучила совесть. Я сказал об этом Илье.

Он усмехнулся, сказав, что чувство вины за чужие поступки называется «испанским стыдом». И добавил, что шоплифтера из меня никогда не выйдет…

Да я и не собирался.

Комментарий

Екатерина Тихонова, психолог:

– Вселенная так устроена, что все, что туда от нас уходит, возвращается потом к нам. И хорошо если это что-то положительное, тогда и результат будет соответствующий. В данном же направлении деятельности я ничего положительного не вижу. Наоборот, маленькое увлечение со временем может перерасти для шоплифтеров в нечто большее. Если они сейчас не столкнутся с серьезными проблемами с законом, потом воровство войдет у них в привычку и их потянет на более крупные аферы. А закончиться все может тюрьмой.

Очевидно, что таким образом ребята пытаются самоутвердиться – за счет приобретения и оттачивания специфических навыков. Только в отличие от настоящего мастерства, которым можно гордиться, эти навыки построены на пустом месте. А стало быть, овладеть ими не так уж сложно. И понимание этого заставляет шоплифтеров особенно превозносить свое «искусство», подчеркивая мнимое превосходство над другими.

Елена Чуйкина, юрист:

– Любая кража подразумевает юридические последствия, более или менее значительные в зависимости от условий, при которых она совершена.

Если стоимость похищенного имущества менее 1000 рублей, такая кража признается мелким хищением и трактуется как административное правонарушение, за которое статьей 7.27 КоАП РФ предусмотрен штраф не менее 1000 рублей либо административный арест на срок до 15 суток.

Если стоимость украденного более 1000 рублей, наступает уголовная ответственность по части 1 или 2 (если кража совершена группой лиц по предварительному сговору) статьи 158 УК РФ. Минимальная санкция по ней – штраф в размере до 80 тысяч рублей, максимальная – лишение свободы на срок до пяти лет.

В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, которое совершило преступление небольшой и средней тяжести впервые, примирилось с потерпевшим и полностью загладило причиненный ему вред, может быть освобождено от уголовной ответственности. Кража в магазине подпадает под категорию преступления небольшой или средней тяжести, а это значит, что при отсутствии рецидива и компенсации убытков потерпевшей стороне уголовного наказания можно избежать. Следователь или суд вправе – на основании заявления потерпевшего об отсутствии претензий к виновному – вынести постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. Но подчеркну: для следственных органов прекращение уголовного дела за примирением сторон является правом, а не обязанностью, поэтому на практике добиться этого достаточно сложно.

Автор : Андрей ГОЛУБЬ

В этом номере:
Не дожидаясь штрафа
Не дожидаясь штрафа

​Управляющие компании и предприятия Владивостока, вняв рекомендациям городских властей, вышли на уборку снега с раннего утра

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 11 по 17 декабря 1944 года

Время точить коньки
Время точить коньки

Заливка катков и хоккейных коробок в приморской столице входит в завершающую стадию, сообщили в пресс-службе городской администрации.

По учительским заслугам

Финал конкурса педагогического мастерства «Сердце отдаю детям» пройдет сегодня в 15 часов в Центре детского творчества (Океанский проспект, 43), сообщает пресс-служба администрации Владивостока.

Цапли остались на зимовку

Белые цапли – уникальные и невероятно красивые птицы – улетают из Приморья на юг еще в начале октября. Но в этом году две птицы по неизвестным причинам остались зимовать на небольшой речушке в пригороде Фокино.

Последние номера
газета
газета
газета
газета