Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Перспективы

Владивостокский урбанистический – школа события

Подготовка и проведение саммита АТЭС в 2008–2012 гг. изменили облик и жизнь российского Владивостока. Он приобрел уникальный опыт, требующий коллективного осмысления как с позиций экономики и управления, так и с позиции повседневных человеческих забот. Возникла необходимость в новом самоопределении с помощью знания, получаемого не только путем университетских исследований, но и посредством открытого обсуждения всем миром перспектив развития, проблем, возможностей и вызовов, актуальных для Владивостока в сравнении с другими современными городами и агломерациями.
Владивостокский урбанистический – школа события

Для этого по инициативе администрации города при поддержке ДВФУ был проведен Владивостокский урбанистический форум, пополнивший уже существующий ряд из Московского, Петербургского, Казанского и др. форумов аналогичного типа. Но уникальность нашего мероприятия несомненна. В чем же специфика этого события? В чем его урок?

Новая рамка самоопределения

Можно отметить несколько моментов. Во-первых, событие форума позволило по-новому увидеть обстоятельства существования Владивостока в единстве его прошлого, настоящего и будущего. Так, например, малопонятное для большинства название форума «Агломерации трансграничья для стабильности и соразвития» задало новую рамку для рассмотрения действий вокруг формирования Большого Владивостока, инициированных еще в начале 1990-х гг. под эгидой японских специалистов из ЮНИДО (UNIDO) и возобновленных Минрегионразвития РФ уже на другой основе почти через четверть века.

Напомним, что в конце апреля 2014 г. администрацией Приморского края была разработана дорожная карта по реализации проекта развития Владивостокской агломерации. 18 июня представители 11 муниципальных образований подписали соглашение о межмуниципальном сотрудничестве по данному проекту, а 28 октября главы Владивостокского и Артемовского городских округов, Надеждинского и Шкотовского муниципальных районов, а также губернатор Приморского края подписали соглашение о создании указанной агломерации в полицентрическом формате с еще более непривычным названием «конурбация» (от латинского con «вместе» и urbs «город»).

В результате возникло объединение контактно расположенныx населенных пунктов – без изменения их границ, но с надеждой на проведение скоординированной градостроительной политики, на развитие общими усилиями транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры. Кроме того, было заявлено о предстоящей разработке концепции социально-экономического развития вновь учрежденной Владивостокской агломерации. Появился шанс для создания более эффективной системы регионального управления.

Масштаб ТЕПР и проблемы территориального планирования

Во-вторых, урбанистический форум показал, что на этой же самой сцене южного Приморья помимо отношений региональной и муниципальных властей разворачивается не столь публичное, но не менее острое взаимодействие госкорпораций и федеральных структур, решаются фундаментальные вопросы выхода за пределы ведомственно-отраслевой сущности российской экономики.

Как и местные игроки, региональные стэйкхолдеры испытывают сложности из-за отсутствия ясного стратегического видения перспектив и из-за несовершенства механизмов территориального планирования, особенно ощутимых в условиях трансграничья. Возможно, по этой причине в состав агломерации пока не был включен Хасанский муниципальный район – ключевой для реального выполнения Большим Владивостоком функции центра международного сотрудничества.

На форуме кроме позиции заместителя министра РФ по развитию Дальнего Востока Александра Осипова, подчеркнувшего особое значение урбанистической политики для ДВ, была представлена точка зрения крупнейшего регионального игрока в лице ОАО «РЖД». 11 марта 2014 г. президент этой госкорпорации Владимир Якунин на заседании президиума РАН представил интегральный проект «Транс-Евразийский Пояс Razvitie» (ТЕПР). По мнению экспертов, докладчик дал базовые ориентиры для формирования новой практики территориального планирования.

Для нас важно, что один из главных идеологов рабочей группы ОАО «РЖД» по ТЕПР Юрий Громыко, известный методолог, автор обсуждаемой в Москве книги «Класс Razvitie», 14 ноября на двух пленарных сессиях урбанистического форума в докладах, подготовленных совместно с Михаилом Байдаковым (руководителем рабочей группы ТЕПР) и Владимиром Соколовым, показал перспективы Владивостокской агломерации с позиций указанного мегапроекта. В его построениях наш город, расположенный вблизи стран – технологических лидеров, оказался на перекрестке поисков подлинной модернизации России. Владивосток выступил в роли потенциальной «зоны будущего», где на основе международного сотрудничества могут быть созданы индустриально-промышленные системы, инфраструктурные решения, формы поселения, условия общения, отсутствующие в настоящее время и задающие следующий шаг развития возможностей цивилизации. Неслучайно другой модератор форума – популярный публицист и блогер Юрий Крупнов снова и снова побуждал не меньше чем к цивилизационному самоопределению Владивостока…

Согласно концепции ТЕПР, основой перехода к новому технопромышленному укладу и модернизации страны является интегральная инфраструктурная система (мультиинфраструктура) – гибкое единство транспортных, энергетических и телекоммуникационных инфраструктур (включая космос и спутники). Ее создание не только облегчает преодоление таможенных барьеров, задает новый уровень обеспечения безопасности, но и запускает новую масштабную индустриализацию. Дело в том, что инфраструктурный инициатор (например «РЖД»), приступая к реализации

межотраслевого и надотраслевого проекта ТЕПР, становится проводящей системой для инвестиций в комплексные проекты. Предполагается, что заказы на создание узлов мультиинфраструктуры будут поступать на энергетические, телекоммуникационные, машиностроительные и др. предприятия.

В структуру проекта ТЕПР входит раздел «Перспективные поселения и градостроительная политика», но его полноценная разработка началась лишь на площадке Владивостока. В концептуальном наборе, предложенном городскому сообществу для самоопределения, кроме «пояса развития», аналогичного своим размахом китайскому «экономическому поясу Шелковый путь», были названы «Приморско-Сахалинское мультиинфраструктурное кольцо», призванное связать континентальную и островную части Северо-Восточной Азии, а также «молодежный творческий город Razvitie», планируемый на западном берегу Амурского залива, куда уже несколько лет замышляют построить мостовой переход и где расположен трансграничный национальный парк «Земля леопарда», в будущем – с центром экологического и рекреационного туризма «Экотерра» (о чем мы узнали из доклада Александры Максимец).

Предполагается, что указанный «город», притягательный для жизни и работы в нем прежде всего творческой молодежи, будет существовать в паре с городком ДВФУ на острове Русском, дополняя его возможностями практического применения знаний, полученных в стенах университета. Он рассматривается как приграничная территория межкультурного общения и устойчивого развития человеческого капитала, как пилотный проект системы перспективных поселений ДВ. По мнению Юрия Громыко, это должен быть «умный город» с обеспеченной стратегической занятостью – с новыми типами индустрий для производства принципиально новых технологических решений (приборов, станков, агрегатов, материалов, иных типов энергии и т.п.), в создание которых будут вовлечены профессионалы и специалисты не только из России, но и стран Северо-Восточной Азии.

В качестве первого шага по определению набора подобных индустрий докладчик назвал локализацию в «молодежном городе» производств, с помощью системной инженерии обеспечивающих дополнительное развитие транспортной инфраструктуры нового поколения и энергетической инфраструктуры, а также экологических производств. В создании подобного пилота сегодня заинтересованы такие российские корпорации, как «РЖД», «РусГидро», «РосНефть» и др. В связи с чем формирование Владивостокской агломерации трансграничного типа становится вопросом меж-отраслевого и межведомственного взаимодействий (в том числе и разных уровней власти) с соответствующей системой планирования и многомерного проектирования.

Очевидно, что мегапроект ТЕПР и, в частности, его урбанистическая инициатива требуют выхода за ведомственно-отраслевой характер российской экономики. ТЕПР побуждает к переходу от моноотраслевых к межотраслевым проектам, от проектов исключительно строительства инфраструктуры к проектам ее использования.

Однако межведомственная и межотраслевая координация является прерогативой Министерства РФ по развитию Дальнего Востока. В прессе сообщалось, что 10 апреля 2014 г. на ежегодном Азиатском экономическом форуме в Боао (КНР) министр РФ по развитию ДВ Александр Галушка заявил, что возрождение Шелкового пути по духу близко к исторической миссии России и это является мощным основанием для активного участия нашей страны в его воссоздании, но уже не как географической полоски древнего маршрута, а как процесса формирования между Азией и Европой комплексных транспортных коридоров. Александр Галушка предложил бизнесменам из стран АТР присоединиться к масштабной модернизации Транссиба и Байкало-Амурской магистрали, а также к строительству их дублеров и наращиванию потенциала Северного морского пути. Но готово ли указанное министерство принять рамку ТЕПР? Есть ли у него идеи, близкие по духу и уровню этому мегапроекту?

Нет сомнений в том, что Владивосток как транзитно-транспортный узел и интеллектуальный центр международного уровня призван сыграть важную роль в переводе потенциальной конкурентности китайского «экономического пояса Шелковый путь» и российских планов по модернизации Транссиба и Байкало-Амурской магистрали в русло солидарного соразвития с участием и других стран. В докладе генерального директора ОАО «ДНИИМФ» Ярослава Семенихина на урбанистическом форуме звучало, что формирование Владивостокской агломерации нельзя отрывать от вопросов международного сотрудничества – как с учетом взаимоотношений с ЮНИДО (UNIDO), так и по программе «Расширенная Туманганская Инициатива», в которой, отметим, все годы активное участие принимают эксперты ОАО «ДНИИМФ».

Очевидна связь создания агломерации на территории южного Приморья и строительства эффективной транспортной сети на основе международного грузопотока, в движении которого решающая роль принадлежит надежным логистическим цепочкам, скорости оформления грузов и оптимизации сухопутно-морских стыков. Поэтому формирование Владивостокской трансграничной агломерации должно стать как минимум национальным проектом. По словам ученого, «этот статус позволит гармонизировать отношение к проекту на международном уровне и снизить риски его реализации».

Поскольку проект «Большой Владивосток» невозможно рассматривать без связи с иными локальными и комплексными проектами и программами, то, естественно, возникает вопрос о координации. Подписанное агломерационное соглашение может стать инструментом совершенствования территориального планирования. С учетом сказанного, по мнению Ярослава Семенихина, назрела необходимость в создании Совета по размещению производительных сил. Чтобы избежать волюнтаристских ошибок, его параметры и регламент работы должны обладать волей административного уровня. На наш взгляд, это предложение – один из самых ценных итогов прошедшего события…

В международной сети городов

Третья особенность Владивостокского урбанистического форума связана с тем, что он проводился в опоре на международную сеть городов-побратимов и партнеров, а также в тесном взаимодействии с ранее упоминавшимися экспертами из центральной России. Благодаря этому в качестве ресурса развития высветилось большое пространство сообщительности. Перед взором владивостокцев предстали важнейшие участники регионального сотрудничества как в формате уже упоминавшейся Расширенной Туманганской Инициативы, так и в формате Ассоциации региональных администраций стран Северо-Восточной Азии.

С докладами выступили специалисты из Яньбянь-Корейского автономного округа, где находится самый близкий к нам город Хуньчунь; из легкодоступного благодаря авиации Пусана; из Тоттори, близкого нам благодаря парому; и, наконец, из Яньтая (бывшего Чифу), выходцы из которого составляли значительную долю китайского населения дореволюционного Владивостока. Уровень правительственных экспертов был представлен докладчиками из Токио и Сеула.

К сожалению, не приехали докладчики из Шанхая, Чанчуня, Ниигаты и Инчхона. Но и без этого картина динамичного развития наших соседей и их, как оказалось, такого актуального для нас опыта не могла не впечатлить.

Доклад губернатора Яньбянь-Корей-ского автономного округа г-на Ли Цзинхао сделал абстрактное понятие «трансграничность» вполне реальным. По его словам, «в настоящее время 100 компаний из округа торгуют с РФ в объеме 542 млн долларов США, 26 – инвестируют в объеме 330 млн долларов. Россия является первым направлением инвестирования, вторым внешнеторговым партнером. Сотрудничество происходит в таких сферах, как производство одежды и обуви, морепродуктов, лесоматериалов, угля, транспортных услуг, в машиностроении, металлургии, сельском хозяйстве и т.д.»

Раскрывая тему своего выступления (кстати сказать, предложенную российской стороной), губернатор отметил, что программный перспективный план развития регионального сотрудничества в районе Тумэньцзян, дополняющий Расширенную Туманганскую Инициативу с помощью пилотной зоны Чанчунь – Гирин – Тумэнь и принятый Госсоветом в 2009 г., как и идея «экономического пояса развития Шелковый путь», — часть стратегического курса «открытости», осуществляемого Китаем. В то же время он рассматривается как воплощение инновационной модели расширения этой самой «открытости».

Надо отметить, что китайские специалисты считают, что в развитии приграничных районов экономика пунктов въезда в страну имеет четкие ограничения. По их мнению, развитие указанных территорий следует связать с пространственным размещением производства в более широком охвате. Как и владивостокские эксперты, они видят необходимым комплексное научное обоснование размещения производительных сил.

По этой причине позиции приграничных городов Хуньчунь и Тумэнь были усилены потенциалом агломерации Чанчунь – Гирин, ставшей ядром единого «пояса развития» типа ТЕПР вокруг Монгольско-Китайского международного транспортного коридора, оканчивающегося в порту Зарубино и рассматриваемого в перспективе в качестве артерии, связывающей Северо-Восточный Китай и Европу в обход значительной части Транссиба.

Исходя из расположения экономического района Чанчунь – Гирин здесь в логике, аналогичной ТЕПР, осуществляется создание базовой зоны комплексного промышленного освоения и главного пункта экономической конструкции региона, в котором должны развиваться высокотехнологичное автомобилестроение, нефтехимическая промышленность, пищевая и легкая промышленность, производство фотоэлементов, металлургия, производство оборудования и т. д.

Яньбянь-Корейский же округ является авангардом проекта коммуникаций по линии Чанчунь – Гирин – Тумэнь. На ее территории развиваются обрабатывающая промышленность, высокотехнологичное производство, логистика и туризм. Определяя Хуньчунь и Тумэнь как «окна внешней открытости», их нацеливают на обработку экспортных товаров, инвестиционную открытость, производственный сервис, логистику, трансграничный туризм и т. д.

Так, по словам губернатора, в настоящее время здесь оборудовано два пограничных перехода с РФ и девять – с КНДР, введены в эксплуатацию логистические центры, а в Хуньчуне открыт еще и Центр международной логистики Северо-Восточной Азии. Построена скоростная автомобильная трасса от Чанчуня до Хуньчуня. Скоростная железная дорога Гирин – Тумэнь – Хуньчунь официально будет открыта в следующем году. Необходимы строительство скоростной автодороги, связывающей Яньбянь и Владивосток, создание дополнительных пограничных переходов (прежде всего Хуньчунь – Барабаш), обеспечение доступности заграничных поездок на частных автомобилях.

Вместе с тем данная стратегия предусматривает скоординированное развитие пилотной зоны Чанчунь – Гирин – Тумэнь и всех северо-восточных провинций КНР путем формирования интеграционной инфраструктуры (объединения коммуникационных сетей, сотрудничества приморских и речных портов, энергетической кооперации, строительства системы водоснабжения и др.), а также углубление сотрудничества между пилотной зоной и приморскими восточными провинциями, выступающими регионами экономической мобилизации всей страны.

Посредством строительства подводного тоннеля Далянь – Яньтай длиной 123 км, включенного в национальную стратегию и сокращающего расстояние между двумя регионами на 997 км, а время пути – до 40 минут, Китай рассчитывает укрепить свой государственный «хребет», замкнув северо-восток старой промышленной базы на богатое восточное Приморье, уже обладающее коридорными портами мирового значения, из которых начинаются целых три «Шелковых пути». Безусловно, осуществление данного плана изменит ситуацию с транспортными коридорами, повлияв и на геоэкономическое положение российского Приморья.

Но в докладе г-на Нин Баоцяня – заместителя начальника управления планирования города Яньтай – хотя и дается самоопределение как отправной точки морского «Шелкового пути», эта перспектива не просматривается. Докладчик указывает на то, что вместе с расположенным напротив городом Далянем Яньтай образует морские ворота для выхода сухопутного Пекина к морю. Он претендует на роль еще одного важного транспортно-логистического центра Северо-Восточной Азии.

По словам г-на Нин Баоцяня, стремительное развитие морского порта позволяет расширять связи по всем направлениям. В 2014 г. запущены в эксплуатацию мощные транспортные железнодорожные артерии, соединяющие Циндао и Яньтай, а также другие города Шаньдунского полуострова. Эффективно работает железнодорожная морская переправа между Китаем и Республикой Корея. Это позволяет жителям агломерации (6,5 млн населения), граничащей с агломерацией Циндао, чувствовать себя на оживленной трансграничной площадке.

В 2012 г. СМИ сообщили о намерении министерства земли, транспорта и морской навигации Республики Корея построить подводные тоннели, ведущие в Японию (Пусан – Фукуока длиной 222,6 км) и Китай (Инчхон – Вейхавэй длиной 341 км), в 2050-м и 2030 гг. соответственно. В случае реализации этих планов региональная транспортная система может измениться еще сильнее.

Однако доклад доктора Чанг Чи Хёка, бывшего председателя Группы «Кохап», председателя Дальневосточной ассоциации «Корея – Россия», президента Корейского фонда образования и культуры, почетного гражданина города Владивостока, посвященный проекту высокоскоростной железной дороги для развития единой Евразии, свидетельствует о существовании другого стратегического видения перспектив региональных транспортных коридоров. В данных планах Владивостоку, как и Пусану, отводится ключевая роль.

Но в выступлении заместителя начальника управления по планированию размещения промышленных объектов мэрии города-метрополии Пусана г-на Ким Санг Вона «Опыт успешной модели высокотехнологичного индустриального комплекса «Сентум Сити» акцент был смещен с транспортной проблематики на вопросы организации общественного пространства. Докладчик в своей презентации наглядно продемонстрировал, как в целях глобального позиционирования и одновременно «для людей» функции крупнейшего в мире города-порта с населением 3,6 млн человек дополняются международно-коммуникативной направленностью, обусловленной проведением саммита АТЭС в 2005 г.

Изначально участок «Сентум Сити» в округе Хэундэгу принадлежал аэропорту, просуществовавшему до 1976 г. Проект строительства был начат в 2000 г. 

Сегодня это — международный деловой туристический район на берегу второй крупной реки Суёнган, протекающей через город. Здесь расположен самый большой универмаг в мире «Синсеге Сентум Сити». Помимо торговых точек, в нем находится множество развлекательных и культурных площадок, СПА-центр, каток, многозальный кинотеатр, рестораны, кафе, фут-корт. Еще одна достопримечательность — Пусанский международный выставочный конференц-центр с восемью этажами. Среди других: Пусанский художественный музей, киноцентр, Олимпийский парк и парк АТЭС «Нару», международный деловой центр, новое здание администрации округа Хэундэгу, дискаунтер «Home plus», здание телерадиокомпании «KNN» и др.

Благодаря сообщению японского профессора Университета окружающей среды Тоттори доктора Чонг Хон Сяна, владивостокцы смогли познакомиться из первых уст с термином «матидзукури», переводимом то как «развитие сообщества», то «развитие городской инфраструктуры и создание города для людей», а наиболее точно – как «налаживание социально-инфраструктурного благополучия». В это понятие входит не только планировка улиц, транспортных систем или создание парков, но и дружба с соседями, уборка мусора и выращивание цветов перед собственным домом. Ему противопоставляется «тосикэйкаку» – централизованное городское планирование.

Как отмечают исследователи, во многом философия «матидзукури» основывается на ключевом японском понятии «ва» — «гармония». Именно всеобщая гармоничность жизни в городе или районе и есть конечный результат политики «матидзукури», и масштаб ее применения может быть любым.

Вместе с тем японский профессор напомнил нам о поклоннике русского анархизма, шотландском биологе, социологе и градостроителе Патрике Геддесе (1984-1932). Этот автор ранее упоминавшегося нами термина «конурбация» (полицентрическая агломерация) сформулировал тезис, который стал главным в современной урбанистике: городское планирование – это не планирование пространства, это работа, прежде всего – с городским сообществом. Показательно, что он оказался весьма органичным для традиционных восточноазиатских культур – с их характерным разрывом между законом, предписанным западными образцами, и неформально-сетевыми связями и нормами, ориентированными на поддержку родственных уз и взаимности.

На фоне калейдоскопа градостроительного опыта зарубежных побратимов попытки санкт-петербургских урбанистов представить концепцию нового Генерального плана Владивостока выглядели, к сожалению, неубедительно. Специалисты, слабо знакомые с региональной спецификой, в своих построениях лишали город его реальной многомерности и разномасштабности существования.

Приходится констатировать, что в изменившихся условиях у градостроителей, увы, не хватает компетенций. Пора отказаться от устаревших стереотипов, идти вовне и реально расширять базу для разработки решений. Очевидно, что несовершенство конкурсов рождает ситуации, когда местные проектировщики лишаются возможности на градостроительном языке рассказывать увлекательные истории о сокровенном.

К этому добавим, что с учетом сказанного для развития своего межкультурного воображения город должен иметь площадки, позволяющие наращивать ценные побратимские связи – например, с помощью арт-резиденций.

Поколение Y за организацию общественных пространств

Четвертая особенность прошедшего урбанистического форума вытекает из предыдущей. Она заключается в том, что Владивосток снова открыл для себя значимость организации общественных пространств. Уже неоднократно отмечался факт спонтанного возникновения во Владивостоке (накануне саммита АТЭС) нового места народных гуляний – на только что построенном Золотом мосту. Очевидно, что площадка прошедших и будущих мегасобытий не перестанет служить домом для населения, с его естественным стремлением к уюту.

Вместе с тем возникает вопрос: как понимать городской уют или комфорт? Как гармонично сочетать мега- и микромасштабы в развитии города?

В описаниях информационного общества используется понятие «интерактивный город». За ним стоит понимание города как феномена, выходящего за пределы своих физических границ в область медиа- и онлайн-коммуникаций, а также установка на позитивные изменения городского пространства, производимые коллективным действием самоорганизующихся сообществ в формате общественных инициатив. Благодаря «сетеизации» индивидуальные и коллективные фантазии о городе способны быстро и неподконтрольно материализовываться, нередко создавая проблемы для власти. В свою очередь, исследователи отмечают, что в визуализации компьютерного мира часто используются метафоры городского пространства и транспортных развязок.

В этой связи вызывает большой интерес прозвучавший на форуме доклад молодого архитектора Кирилла Солгалова «Городской активизм, или Что хотят представители поколения Y от городской среды?»В своем выступлении он заявил, что представители поколения Y, родившиеся после 1990 года, несмотря на свою молодость, сумели побывать в тех странах, которые их родители, возможно, никогда и не думали посетить (Соединенные Штаты Америки, страны Западной Европы, развитые страны Азии и другие). Знакомство с другими культурами градостроительства (или планирования) позволило им сформировать свое представление о том уровне комфорта внешней среды, к которому надо стремиться.

С их точки зрения, главная цель города, лежащая в основе принципов как землепользования, так и организации среды, — это создание «города, комфортного для жизни». И, хотя каждый понимает по-своему термин «город, комфортный для жизни», в данном случае речь идет о конкретных характеристиках, лежащих в области создания и реконструкции самой ткани города. Задачей в этом случае должна быть организация информационной, социальной, экономической и застроенной среды таким образом, чтобы стимулировалась творческая и предпринимательская активность населения и в первую очередь поколения Y – как своеобразной лакмусовой бумаги для города.

В качестве особенности нового поколения Кирилл Солгалов называет его жизнь сразу в двух измерениях – в реальном и виртуальном мире. Очевидно, что для него характерно наличие значительного круга общения и желание участвовать в социальной и политической жизни. Причем именно среди представителей этого поколения зачастую появляются задатки к участию в местном самоуправлении и к осознанию себя в структуре территориального сообщества.

По утверждению докладчика, важнейшим для поколения Y является проблема повышения своего социального вовлечения в управление городской территорией и в создание социальных институтов гражданского общества в городе. Она особенно важна при подготовке документации по планировке территории, когда местное население остается «за бортом» процессов планирования и ставится перед фактическим проектом только на публичных слушаниях, что порождает социальные проблемы и недовольство жителей.

Таким образом, организация общественных пространств становится ключевым положением европейской урбанистики. Причем под ними подразумевают не столько кафе-музеи-галереи, сколько открытые территории для отдыха и досуга горожан – места тяготения населения. Транснациональное движение «placemaking» превращается в модный тренд, чреватый повышением уличной активности. Обстоятельства современной частной жизни и мирополитики побуждают концентрировать внимание на способности той или иной социальной системы к поддержанию и наращиванию взаимосвязей, генерированию социальных сетей и обеспечению их достаточным количеством жизнестратегической энергии сплоченности. Саммит АТЭС и урбанистический форум обнаружили наше присутствие в пространстве социальной сообщительности.

Как научиться учиться сообща?

Наконец, есть еще один, пятый, момент, который тоже можно назвать уроком. Однако его извлечение требует дополнительных усилий и новых компетенций. Хоть форум и рассматривался многими как PR-событие, но на нем наблюдалось решение проблем, характерных для не освоенной большинством владивостокцев области – области управления знаниями. Несмотря на творческую атмосферу, созданную живой мыслью модераторов и докладчиков, на форуме время от времени давала себя знать особая настроенность по отношению к распространению знаний, которую в той или иной степени можно назвать враждебной. Она мало осмыслена, но известна каждому из нас и выражается, во-первых, в парадоксальном уклонении даже профессионалов от научения; во-вторых, в отношении к непониманию и ошибкам как угрозе собственной ценности и силы; в-третьих, в стремлении защитить свои конкурентные преимущества, а также в нежелании тратить время на распространение знаний, помогать так называемым интеллектуальным паразитам; в-четвертых, причинами отторжения можно назвать и предпочтение развития собственных проектов, идей, знаний, слишком сильную эмоциональную связь со своей группой и местом, а также влияние культурных стереотипов.

Как всегда, этот набор затруднял полноценный обмен мнениями. В многоуровневой сценографии форума местные профессионалы-градостроители старшего поколения так и не рискнули выступать с докладами, уступив место молодежи. А когда в формате свободной дискуссии стали обсуждаться вопросы городского развития, чрезмерный полемический задор участников свидетельствовал о трудностях различения ими своего формализованного знания и знания личного, не явного. Очевидно, что взаимодействие таковых создавало для выступавших не– решаемые внутренние проблемы.

Вывод один: Владивостокский урбанистический форум, продолжая путь события, которое, как подчеркнул в своем докладе глава города Игорь Пушкарев, в русском языке понимается не только в смысле «значительное явление», но и как «совместное бытие», «сосуществование всем миром», несомненно, должен учить «многоокости» – способности видеть происходящее и за себя, и за других. Без этого невозможна гармоничная сообщительность, а в ней – наша сила!

В 2014 году на русском языке вышла книга Лорена Грэхэма «Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России». Автор пишет, что русские – люди необычайно творческие. Почти триста лет Россия рождает блестящие технические решения. И фактически не получает от них выгоды. По мнению Грэхэма, это связано с тем, что успех конкретной технологии обеспечивается за стенами исследовательских лабораторий – в социальной и экономической общественной среде. Имея опыт многолетнего проживания в России, посещения десятков российских университетов, научно-исследовательских институтов, промышленных предприятий, а также опыт общения с тысячами российских ученых и технических специалистов, автор приходит к выводу, что русские нередко пасуют перед организацией своей повседневности.

Очевидно, это в некоторой степени определяется общим состоянием сообщительности, закрепленным в публичных пространствах. Похоже, что, обустраивая их общими усилиями, мы включаемся не только в дизайнерскую или градостроительную деятельность, но и в процесс управления знаниями. Необходимо осознание погруженности познания в повседневность, в традицию и – одновременно – понимание того, что переживание (повторное осмысленное чувствование) неотделимо от знания…

По словам главы города, Владивосток всегда вызывал сильные переживания. Он был основан и заселялся людьми, которые домашнему уюту предпочли путь в неведомое. Владивосток и сейчас является генератором особой творческой энергии, которая вызывается встречами с другими культурами и образами жизни, необходимостью быть открытым, не изменяя себе в переменах, умением удерживать желание и вдохновение, сохраняя при этом трезвость ума. Эти состояния – наш эксклюзивный продукт в условиях возрастания манипулятивных воздействий со стороны массмедиа и Интернета, а также массового мифотворчества под прессом геополитических рисков.

На наш взгляд, преодоление враждебности к распространению знаний возможно путем неформального объединения людей с общим профессиональным опытом в ответ на происходящие изменения в городе и мире, а также ради позитивных перемен. В этом должна состоять суть «нового краеведения». Именно эти сообщества практиков становятся основой трансляции драгоценного местного опыта, неявного знания на стыке цивилизаций, призванного служить всей России.

А для выращивания сообществ практиков и предъявления местных ценностей нужна организация общественных пространств. Пора спокойно выходить из университетов и музеев – на мосты и улицы с тем, чтобы сделать среду нашей жизнедеятельности более насыщенной смыслами и образами, восстанавливая братское всеединство и родственное внимание друг к другу.

«Прежде казавшееся грозным имя «Влади-Восток», – утвержал в своем выступлении мэр, – наполнилось новым смыслом. Оно заявляет не о намерении расширяться на востоке территориально, а о желании укреплять мудрость совместного бытия, привлекать сердца своих соседей новыми возможностями, идеями, практиками, решениями». Таков итог нашей школы события…

Автор : Андрей ПЕТРОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
​Кто последний на капремонт?
​Кто последний на капремонт?

Муниципальная школа «Управдом» разъясняет горожанам, как добиться ремонтных работ в домах

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 20 по 26 ноября 1944 года

Салютуем Новому году со всех сторон
Салютуем Новому году со всех сторон

Новогодним фейерверком жители Владивостока теперь смогут любоваться сразу в трех точках города.

Белочехи, жертвы эпохи

Выставка «Первая забытая», что проходит в музее имени Арсеньева (на Светланской, 20), стала площадкой для лекций, творческих встреч и презентаций новых книг на исторические темы.

Ждем читателей в гости
Ждем читателей в гости

Продолжается подписка на газету «Владивосток» и журнал «Сады и огороды Приморья» на первое полугодие 2015 года.

Последние номера
газета
газета
газета
газета