Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Исторический клуб

Как «пьяный хлеб» чуть не уморил Приморье

Только вмешательство науки 125 лет назад помогло удержать здесь крестьян-переселенцев

Сегодня почти забытая проблема XIX века – так называемый пьяный, или дурной, хлеб – была одной из главных бед первых переселенцев в Южно-Уссурийский край. Почти ежегодно часть собранного крестьянами зерна становилась непригодной в пищу, а то и попросту ядовитой. Поев испеченного из такого зерна хлеба, люди становились как бы одурманенными или пьяными, их донимали боли в животе и тошнота. Причина такой напасти долгое время была непонятна…

Какой скандал!

Осенью 1887 года некий А. И. Розов, прибывший во Владивосток из Москвы, взялся решить вопрос «пьяного хлеба». Сам он себя называл «представителем науки» и «действительным членом и корреспондентом ученых обществ», хотя, как выяснилось позже, был лишь членом-корреспондентом «Московского общества сельского хозяйства».

Появившееся всего тремя годами раньше Общество изучения Амурского края (ОИАК) рассмотрело «заявление А. И. Розова об оказании пособия для продолжения начатых им исследований по сельскому хозяйству Южно-Уссурийского края» и выделило ему 150 рублей. Проведя «экскурсии по краю» в течение месяца, в декабре 1887-го Розов выступил во Владивостоке с докладом о «дурном хлебе». Доклад вызвал скандал.

В отчете ОИАК говорилось: «Чтение г-на Розова о вредном хлебе в Южно-Уссурийском крае представляло событие, повторение коего нежелательно. Доклад отличался полным отсутствием критического отношения к фактам и представлял собой материал без серьезной обработки, следовательно, не имел никакого научного значения… Единственная заслуга г-на Розова – что он обратил внимание на изучение злокачественного хлеба в крае, последствием чего и было назначение от правительства специального исследования, порученного Н. А. Пальчевскому».

Действительно, лекция Розова изобиловала страшными «фактами», почерпнутыми в основном из общения с местными крестьянами. Сам Розов был по профессии статистиком и привык доверять так называемым расспросным сведениям, что в биологии недопустимо…

В 1888 году об итоге изысканий Розова писала «Сибирская газета», издававшаяся в Томске: «Самым неблагоприятным условием для сельского хозяйства Сибири является повсеместное распространение паразитного грибка Puccinia graminis. Он-то и вызывает в Сибири все бедствия: чуму, сибирскую язву, тошноту и головокружение у людей, поевших зараженного хлеба; он же причиняет вред носильному платью и товарам в лавках (в Уссурийском крае то и дело трясут одежды и обметают товары); он портит лес на корню, полы и косяки в домах, где иногда достигает даже чудовищных размеров, забывая свое существенное свойство – показываться только под микроскопом. Мало того, грибок встречается на лысинах старцев в виде «рачьих глаз»…»

Факты без доказательств

Дело в том, что на обратном пути из Владивостока в Москву Розов выступал с лекциями в Хабаровке, Благовещенске, Чите, Иркутске, Томске, Красноярске и других городах, рассказывая все те же страшилки. Позже он издал книгу под названием «Кругосветным путем из Москвы на Амур и по Сибири», в которую включил главу с теми же «сибирскими кошмарами», вызвавшую у читателей, особенно столичных, ажиотаж. В местной печати было немало написано и о Розове, и о его скоропалительном изучении вопроса, и о довольно странных выводах…

Но проблема «пьяного хлеба» действительно существовала, требовала изучения и какого-то решения. Газета «Владивосток» в сентябре 1888 года писала:

«Жители Владивостока, без сомнения, помнят еще г-на Розова, наделавшего столько шума своим сообщением о дурном, вредном, ядовитом хлебе… В свое время мы дали надлежащий отзыв об этом, указав, что если за г-ном Розовым и остается заслуга как за лицом, обратившим общественное внимание на известный, но игнорировавшийся до сих пор факт, то, с другой стороны, в научном отношении, в смысле правильной оценки факта и отведения ему должного места в ряду других явлений, доклад его стоит ниже всякой критики как по своим очевидным преувеличениям, так и по безусловному отсутствию в его основных положениях и выводах бесспорных, научных приемов, которые позволили бы видеть в этом докладе нечто большее, чем одно только голое указание на сам факт существования ядовитого хлеба в Южно-Уссурийском крае».

Итогом обсуждения «исследования» Розова стало то, что Федор Буссе, заведующий переселенческим управлением во Владивостоке и председатель ОИАК, решил окончательно закрыть эту тему. Он обратился к Николаю Пальчевскому, как наиболее близкому к вопросам сельского хозяйства, с просьбой разобраться с проблемой «пьяного хлеба», приносящей столько вреда крестьянам. Пальчевский был в то время заведующим казачьим поселением Полтавского станичного округа. Он окончил военное училище и с 1884 года служил в Уссурийском пешем казачьем полубатальоне в звании сотника. Не имея другого образования, он, однако, всегда интересовался естествознанием, в том числе флорой Дальнего Востока.

Наука на пустом месте

С апреля по декабрь 1888 года Пальчевский был командирован «для научных исследований причин заболевания зерновых». Розов оказался, по сути, прав: это была грибковая болезнь, но ее происхождение и развитие оставалось неясным, как и способы борьбы с ней.

Пальчевский сделал центром работы село Григорьевка (современный Михайловский район), где установил палатку прямо на краю поля и наблюдал за посевами, изучая на месте все стадии болезни. Пробы для анализов он отправил в Петербург, известному ботанику, академику Михаил Воронину. Зимой Пальчевский обрабатывал полученные сведения, а весной, получив первые результаты, продолжил исследования.

Нужно сказать, что ученый провел огромную по объемам работу, не имея достаточных средств, приборов и реактивов. Сам он говорил об этом так: «Наш юный край слишком далек от ученых центров и больших городов, поэтому всякая работа на месте чисто от внешних обстоятельств весьма трудна, если не сказать невозможна: во Владивостоке нет в продаже положительно никаких инструментов для научных работ; единственная в городе частная аптека отвечает лишь узкой медицинской цели. Выписывая же все необходимое даже наложенным платежом, приходится ждать минимум два месяца, рискуя получить все побитым и поломанным; в городе две библиотеки – одна специально морская, а другая принадлежит зарождающемуся Обществу изучения Амурского края…»

Тем не менее Пальчевский успешно справился с очень сложной задачей. Результатом стали устные сообщения в

ОИАК в ноябре 1888-го «О болезнях местных культурных злаков», напечатанные затем в газете «Владивосток». Его исследования паразитных ржавчинных грибов, которые, развиваясь на деревьях и кустарниках, затем повреждают хлебные злаки, признали нужными, и по распоряжению генерал-губернатора Приамурского края в 1891 году в Петербурге была напечатана книга Николая Пальчевского «Болезни культурных злаков Южно-Уссурийского края». Собранные образцы ученый передал в музей ОИАК. В 1899-м Амурско-Приморская сельскохозяйственная и промышленная выставка наградила его за эту коллекцию и научную разработку вопроса о болезнях злаков Большой серебряной медалью…

Грибок – спутник бедности

Впрочем, успехи исследования носили скорее теоретический характер: население края продолжало страдать от порчи зерна, поскольку о выполнении крестьянами агротехнических требований, в том числе рекомендованных Пальчевским, речи не шло. Спустя еще десяток лет, 21 февраля 1899 года, газета «Дальний Восток» опубликовала статью под уже привычным названием «Пьяный хлеб»:

«Из разных мест Южно-Уссурийского края ежегодно слышатся жалобы крестьян на «пьяный» хлеб. Под хлебом подразумевается не одна только пшеница, но также овес и ячмень, на которые хотя и не так часто, но тоже жалуются, что и они родятся «пьяными», как и пшеница, и не могут быть употребляемы в пищу скоту. Семена местной конопли для выделки из нее масла оказываются также непригодными, т. к. вызывают у человека те же болезненные симптомы, как и при употреблении «пьяного» хлеба, т. е. головную боль, тошноту и даже рвоту.

Кроме того, обращено внимание, что в том месте, где появился «пьяный» хлеб, он большей частью родится из года в год, доводя местных крестьян до отчаяния, и нередко служит причиной того, что часть, а иногда и вся деревня переселяется в другие места. Причем случается, что переселяющиеся крестьяне, приписывающие болезнь хлебов влиянию на них туманов, во избежание дорогой покупки семян на новом месте поселений везут с собою уже зараженные семена и таким образом служат сами распространителями болезни хлебных злаков.

По настоящее время активной борьбы с болезнями местных хлебов не предпринималось, т. к. предписания о сожжении половы (мякины), оставшейся от «пьяного» хлеба и служащей зимним кормом скоту, конечно, почти никем не исполняются, потому что если сжечь один корм, то нужно вместо него найти другой, а покупка корма служит для крестьянина положительным разорением и доступна лишь наиболее зажиточным из них… Из этого следует, что действительную борьбу с «пьяным» хлебом нужно начать».

В итоге в борьбу включились селекционеры. Впоследствии были выведены сорта зерновых, не боящиеся грибка Puccinia graminis. Проблема «пьяного хлеба» была забыта крестьянами навсегда.

Досье «В»

Николай Александрович Пальчевский – исследователь, ботаник, ученый-лесничий, этнограф. Работал войсковым лесничим Южно-Уссурийского края. По предложению известного русского ботаника Максимовича начал собирать все виды лесных растений в долине реки Раздольной, в окрестностях озера Ханка, Никольска-Уссурийского и Владивостока и пересылать гербарии в Ботанический музей Санкт-Петербургской академии наук. Благодаря его заботам многие виды дальневосточных растений успешно прижились в садах и дендрариях Европы. Именем Пальчевского названа смородина, растущая в Хабаровском крае, Амурской области, на Сахалине и в Приморье.

По материалам архива ОИАК


Автор : ​Иван ЕГОРЧЕВ, действительный член Русского географического общества

comments powered by Disqus
В этом номере:
​Кто последний на капремонт?
​Кто последний на капремонт?

Муниципальная школа «Управдом» разъясняет горожанам, как добиться ремонтных работ в домах

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 20 по 26 ноября 1944 года

Салютуем Новому году со всех сторон
Салютуем Новому году со всех сторон

Новогодним фейерверком жители Владивостока теперь смогут любоваться сразу в трех точках города.

Белочехи, жертвы эпохи

Выставка «Первая забытая», что проходит в музее имени Арсеньева (на Светланской, 20), стала площадкой для лекций, творческих встреч и презентаций новых книг на исторические темы.

Ждем читателей в гости
Ждем читателей в гости

Продолжается подписка на газету «Владивосток» и журнал «Сады и огороды Приморья» на первое полугодие 2015 года.

Последние номера
газета
газета
газета
газета