Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Перспективы

Вы только взгляните...

Что показать, о чем рассказать, чем удивить и, возможно, поразить гостей Владивостока?
Вы только взгляните...

Конечно, прекрасных уголков и изумительных видов в приморской столице хватает, но одними пейзажами турист сыт не будет. Да и не только турист, ведь жителям Владивостока тоже хочется знать, чем же их город знаменит, какими, простите за новомодное слово, брендами известен в мире. К примеру, в культурно-историческом смысле.

Наверное, главным брендом города по сей день остается фраза, сказанная Лениным без малого сто лет назад: «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский!». Собственно, одной этой фразы может хватить, чтобы устроить иностранцу целый экскурс в историю России, Дальнего Востока и самого Владивостока – скажем, во время прогулки по Алеутской, Светланской, в районе железнодорожного вокзала. Впрочем, прогулки по этим и многим иным местам нашего славного города сулят любопытному туристу и любознательному горожанину немало и других открытий.

В ритме вальса

К счастью или к сожалению, но самым растиражированным музыкальным отображением Владивостока является знаменитое пугачевское «Владивосток, а знаешь, я еще приеду, дай мне срок!». Впрочем, в этой немудреной песенке описано несколько действительно ярких деталей, по которым можно вспомнить наш город: бухта Золотой Рог, куда приходят большие корабли со всех концов земли, и Океанский проспект, по которому так хорошо бежать к соленой воде.

Старожилы, если их озадачить вопросом о песенном облике Владивостока, наверняка припомнят знаменитую лирическую мелодию «Уходит вдаль широкая дорога, окутал сопки утренний туман, и снова бухта Золотого Рога нас провожает в Тихий океан». Эта песня военных моряков многие десятилетия была гимном всех людей морской профессии, чьи корабли входили в бухту Золотой Рог и покидали ее. А еще эту мелодию отбивали в полдень часы на железнодорожном почтамте. Увы, сегодня они молчат…

Но истинным гимном Владивостоку является вальс «Амурские волны» Макса Кюсса. Не все знают, что на самом деле к реке Амуру эта мелодия отношения не имеет, а написана она под впечатлением романтичного шепота волн нашего Амурского залива. Что сочинил ее человек, влюбленный не только во Владивосток, но и в одну-единственную женщину. А жила она в нашем городе и навсегда стала музой военного капельмейстера Кюсса…

И, конечно, с некоторых пор Владивосток оказался неразрывно связанным с песней про Катюшу – ту самую, которая «выходила, песню заводила». Была ли нет ли Екатерина Филиппова-Алексеева, уроженка Владивостока и жена командира Красной армии, прообразом той самой песенной героини, не столь важно. Важно, что в нашем городе есть памятник Катюше и песня про эту удивительную девушку теперь наша, владивостокская.

Сказка с хорошим концом

Еще 40-50 лет назад живописный облик Владивостока редко можно было увидеть… за его пределами. Картины, на которых запечатлены пейзажи закрытого города-форпоста, не так часто вывозились из края – к примеру, на республиканские или всесоюзные выставки. И все же имена наших лучших, наших прекрасных художников – Кирилла Шебеко, Степана Арефина, Ивана Рыбачука и других – гремели на весь СССР.

А сегодня те, кто любопытны или просто хотят взглянуть на город немного другими глазами – глазами влюбленного во Владивосток художника, отправляются на выставки (или ищут в Интернете) Сергея Черкасова и Оксаны и Евгения Осиповых.

Эти живописцы работают в разной манере, но объединяет их одно – большая любовь к столице Приморья. На картинах Сергея Черкасова Владивосток предстает чуть-чуть нездешним – узнаваемым, но в то же время немного иным. В нем есть и Миллионка, и старые дома, и переулочки, ведущие к морю, и мосты.

– Знаете, в каждом городе должен оставаться кусочек первозданного облика, который не нужно трогать, – убежден Сергей Михайлович. – Ведь люди из новостроек бегут на набережную, на Светланскую, к морю, потому что выхолощенность этих новых районов давит, мучает человека.

Владивосток Евгения и Оксаны Осиповых – теплый, душевный, немного сказочный и удивительно родной. В домах на их картинах всегда горит уютный свет, в них хочется войти, завернуться в плед, устроиться на подоконнике и смотреть, смотреть в окно на красоту города у моря.

– Много лет назад мы приехали во Владивосток, – рассказывает Евгений Осипов, – встали утром, подошли к окну, а там – море в бликах, умытый дождем, сверкающий на солнце город… Это ощущение мы сохранили в душе навсегда. Таким видим, таким пишем Владивосток. Наш город – это реальная сказка. Сказка с хорошим концом.

Я, кажется, видел вас в кино

Владивосток невероятно киногеничен, он просто создан для того, чтобы в нем снимали кино. Об этом не раз и не два говорили и продолжают говорить гости кинофестиваля стран АТР «Меридианы Тихого», который не так давно в 12-й раз прошел в нашем городе и который, по сути, уже является брендом Владивостока. Но мы в ответ гостям можем небрежно заметить: да, у нас тут частенько кино снимают.

Конечно, самым знаковым фильмом, который можно назвать гимном Владивостоку, стала знаменитая документальная лента «Полтора часа до объятий», снятая еще на Дальтелефильме режиссером Олегом Канищевым. Город моряков и рыбаков показан в нем с любовью, но все же сегодня эта лента смотрится скорее как свидетельство иных времен.

А вот Владивосток старинный лучше искать в кадрах фильма «Пароль не нужен», снимавшегося здесь в советское время. В его основе – роман Юлиана Семенова, из которого можно узнать, что именно из Владивостока начался путь в большую разведку знаменитого Всеволода Владимирова – Максима Исаева – Макса Отто фон Штирлица. Гостиница «Версаль», Миллионка, окрестности железнодорожного вокзала, Светланская и Алеутская «играли» в киноленте «Владивосток, год 1918». Кинотеатр «Океан» и городские набережные – в фильме «Внимание, цунами!», а наша уникальная Владивостокская крепость – в картине «Моонзунд».

Современный, почти сегодняшний, Владивосток можно увидеть в ленте Николая Хомерики «Сказки про темноту» и в южнокорейском блокбастере «Тайфун». Кстати, последний открывал один из «Меридианов Тихого».

Но самый кинематографический бренд Владивостока, как ни крути, – это Юл Бриннер. Оскароносец, знаменитость мирового уровня, он – наш. Здесь родился, здесь навеки застыл в камне в родовом гнезде. Потрясающе, но имя Бриннера заманило в свое время в наш город таких звезд экрана, как Лайза Миннелли и Майкл Мэдсен.

Гитара Высоцкого и палец Эдика

Что увозит турист из города, который ему понравился? Правильно, фотографии. На фоне домов, которые приглянулись, пейзажей, которые впечатлили, памятников, которые показались интересными.

Главным фотобрендом столицы Приморья долгие годы был уставший трубач (фрагмент скульптурной группы памятника борцам за власть Советов), зорко смотрящий далеко за Золотой Рог: а навсегда ли уплыли из Владивостока проклятые буржуины?

Затем фотопервенство захватили улицы Светланская и Алеутская: на фоне таких архитектурных красот, как здания ГУМа, почтамта, ФТИ, «Серой лошади», железнодорожного вокзала, стараются запечатлеться (или запечатлеть их) почти все гости города. Совсем недавно к числу фотобрендов присоединились наши легендарные мосты.

Но с некоторых пор, точнее за последние пять лет, во Владивостоке появилось немало объектов, которые могут составить конкуренцию в смысле фотопривлекательности и мостам, и трубачу, и вокзалу. Это и набережная ДВФУ, и набережная Цесаревича, и приведенный в порядок памятник Муравьеву-Амурскому.

Увозят с собой туристы и воспоминания об уникальном памятнике Владимиру Высоцкому, что стоит в Театральном сквере и целый день… поет. Ну, не сам памятник, конечно, но вот то, что здесь круглосуточно транслируются песни Владимира Семеновича, – это очень здорово. Подобного памятника народному барду больше нет нигде!

А если говорить о городской скульптуре, то удивлять туристов и радовать горожан Владивосток может всегда. Доказательство тому, например, – замечательно сияющий на солнце большой палец моряка загранплавания Эдика, что уже который год ловит машину на Океанском проспекте. Натерли палец фотографирующиеся – аж глаза слепит!

Натерты до блеска и головы тигрят, уютно лежащих на набережной Спортивной гавани. Ну, правда, в каком еще городе, гуляя вдоль моря, вы вдруг обнаружите двух славных тигрят? Разве не потянется рука их погладить? Мурлыкать в ответ, конечно, они не могут, но вот в том, что поглаживания им приятны, почему-то сомнений не возникает.

А если вы хотите увезти из Владивостока (или просто еще раз увидеть своими глазами) материальное доказательство того, как сильно можно любить наш город, то вам нужно дойти до памятника Элеоноре Прей. Женщине, которая так горячо была влюблена во Владивосток, что любовь эта пережила столетия и вернулась к нам – письмами, в которых вдруг ожила история…

Этот памятник, конечно, не такой пафосный, как уважаемый трубач-красноармеец, не такой забавный, как тигрята. Но достаточно узнать историю этой женщины, достаточно прочитать высеченную в камне фразу «иногда я просто жажду убраться отсюда и покончить со всеми неприятностями повседневной жизни… Но в глубине души я знаю, что нигде мне не будет так хорошо, как в этом неухоженном, но прекрасном месте, ибо именно здесь прошла лучшая часть моей жизни», чтобы понять: да, наверное, так любить можно только Владивосток!

Автор : ​Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Планируем город будущего
Планируем город будущего

Пути развития Владивостока обсудят на урбанистическом форуме

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 6 по 12 ноября 1944 года

Ворошиловская батарея отмечает юбилей
Ворошиловская батарея отмечает юбилей

Одному из официальных символов Владивостока и важной составной части Владивостокской крепости исполнилось 80 лет.

Царь Салтан для детей выступит бесплатно

Благотворительный спектакль для ребят из социально-реабилитационных центров, детей из неблагополучных семей пройдет в Приморском театре оперы и балета.

Не квитанции, а кладезь. Информации

Необычные квитанции за отопление и горячую воду получили жители Приморья.

Последние номера
газета
газета
газета
газета